Александр Городницкий – наши в Гамбурге

Kultur in Hamburg


Конечно, Александра Городницкого назвать гостем Гамбурга можно лишь с большой натяжкой — бывает он здесь довольно часто. Но все же на берега Эльбы пока еще не переселился, к сожалению…

Александр Моисеевич, в марте 2008 года в России широко отмечали ваш 75-летний юбилей. А чем вы сами отметили его в творческом плане?
Для меня главное – возможность писать. Вышла «Коломна» — книга стихов, написанных в 2006-7 годах. Мне особенно приятно, что стихи пишутся независимо от возраста. И это мой подарок себе к юбилею.

Вы много работаете в документальном кино. А сейчас — над чем именно?
Заканчиваем фильм «Кадиш по идишу», сценарий которого написали мы с Наташей Касперович, режиссер — Юрий Хащеватский, оператор — Семен Фридлянд. Это — лента о трагической судьбе языка идиш, который фактически погиб вместе с шестью миллионами жертв Холокоста. Фильм снимался в Белоруссии и Израиле. Я смог побывать в тех местах, откуда все мои родственники. Но в Могилеве сейчас практически нет евреев, все кладбища и синагоги разрушены.

Моя книга «След в океане» легла в основу одноименного фильма, 20 серий которого уже вышли, а еще пять покажут позже на канале «Культура». Там же мной подготовлено 34 научно-популярных фильма, которые время от времени повторяют.

Вопрос не к поэту и барду, а к академику Городницкому — так ли уж трагично глобальное потепление климата?
Вообще-то я занимаюсь магнитной оболочкой Земли. Это мне напоминает чеховского городового, к которому встревоженные обыватели прибежали с вопросами по поводу солнечного затмения. Он ответил, что солнце не на его участке. Я в Америке посмотрел фильм бывшего вице-президента США Альберта Гора о глобальном потеплении, который вызвал в Америке настоящий экологический психоз, а сам Гор получил за него Нобелевскую премию. Главный «научный» вывод из этого фильма таков: если бы президентом выбрали Гора, а не Буша, то никакого глобального потепления не было бы. Все это — миф и спекуляция.

Вообще-то наша планета вращается не только вокруг Солнца, но и (вместе с ним) вокруг центра нашей галактики. Поэтому циклически изменяется расстояние между Солнцем и Землей, результатом чего является и глобальное потепление. Сейчас мы просто ближе всего к Солнцу, но через пару десятков лет снова начнется «ледниковый период». Парниковый эффект мало связан с антропогенным влиянием — мировой океан выделяет углекислого газа в десятки раз больше, чем все человечество. Озоновые дыры обусловлены действием вулканов — они выбрасывают в стратосферу огромное количество фреона. По сравнению с ним объем этого газа, который «производится» промышленностью, большой роли не играет.

Вы — частый и желанный гость в Гамбурге, у Вас здесь много поклонников и друзей. Вы нашли много общего между Гамбургом и Санкт-Петербургом, отразив это в стихах и песнях. Как Вам дышится на берегах Эльбы?
Объездив весь «шарик», могу сказать, что не видел другого города на земле, столь похожего на Питер. Я в душе провинциал и не люблю столиц: мне не нравится Москва, Берлин или Париж, куда хорошо приехать туристом, но жить там невозможно. Гамбург и Санкт-Петербург — не столицы, но современные города с высоким уровнем культуры, с интереснейшим населением, там нет огромного чиновничьего аппарата и столичного политического накала. Я — не южный человек, привык к дождям, туманам, к северному сдержанному общению. Так что чувствую себя в Гамбурге спокойно, защищенно.

Какие творческие планы Вы связываете с нашим городом, с Германией?
Кое-что в планах есть, но я суеверный и не хотел бы говорить заранее, а то не сбудется. Там, наверху, всё слышат, я в этом уверен. В отличие от одного звукорежиссера из анекдота. Он молится богу и все повторяет: «Господи, помоги мне… Помоги мне, господи… Господи, да слышишь ли ты меня?! Раз-раз-раз…»


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!