Гамбург глазами русских — XVIII-XIX вв.


Что знают о нашем городе русские? Вероятно, то же, что и остальной мир. Однако есть и наше, неведомое немцам, знание о мегаполисе на Эльбе. Например, что «луну делают в Гамбурге», и что выражение «гамбургский счет» означает беспристрастную оценку чего-либо без скидок и уступок, с предельной требовательностью.

Это знаем мы, люди, обладающие несомненным преимуществом перед коренным населением – умением читать по-русски. Как в русской литературе, советском кино отражен Гамбург, и что писали о нем русские путешественники? Попробуем в этом разобраться.

Начнем с Александра Сергеевича Пушкина, который в нашем городе не бывал, но кое-что о нем знал. В неоконченной повести «Арап Петра Великого» есть такая сцена. Петр Первый встречает своего крестника Ибрагима. «В углу человек высокого росту, в зеленом кафтане, с глиняною трубкою во рту, облокотясь на стол, читал гамбургские газеты». Деталь не случайная. В начале 18 века Петр вел активную переписку с гамбургским Сенатом. В 1701 году, в самом начале войны, он посылает ноту, выражая  недовольство гамбургской прессой, позволявшей «неподобающие» высказывания в адрес России и печатающей неверную информацию о ней. Гамбургский Сенат отвечает без особого пиетета, обращая внимание царя на то, что если все сведения из дальних стран будут перепроверяться, то печатание газет придется приостановить.

Очевидно, этот ответ чрезвычайно раздражил российского самодержца. В 1705 году он требует от Сената, чтобы в будущем тех, кто печатает недостоверную и оскорбительную информацию о России, лишали чести, подвергали телесному наказанию, изгоняли из города. Сенат возмущен требованиями Петра, но, тем не менее, в письме от 10 апреля 1705 года обещает виновных наказывать и одновременно просит «императора» не ограничивать торговую деятельность гамбургских купцов. Само обращение к Петру как императору уже указывает на определенные изменения в позиции Сената.

В августе 1713 года, после многочисленных жалоб с российской стороны, объявляется решение Сената: издателям газет впредь предписывается вместо слов «московиты» и «Московия» печатать «русские» и «Россия». Несмотря на заинтересованность в торговых отношениях с Россией гамбургских купцов наш город в начале 18 века был если не враждебной, то, по крайней мере, отнюдь не дружественной землей. Победа над шведами, превратившая Россия в мощную европейскую державу, заставила городские власти пересмотреть отношение к своим торговым партнерам. Переписка с русским государем, зафиксированная в гамбургских хрониках, наглядно отражает эти изменения. Итак, Гамбург не остался незамеченным в далекой «Московии», впоследствии превратившейся в Российскую Империю. Что и нашло отражение в повести Пушкина.

В 1834 году другой наш великий соотечественник Николай Васильевич Гоголь создает произведение, впоследствии вошедшее в хрестоматии, — «Записки сумасшедшего», где в видениях безумного Поприщина Гамбургу тоже находится место. «Признаюсь, я ощутил сердечное беспокойство, когда вообразил себе необыкновенную нежность и непрочность луны. Луна ведь обыкновенно делается в Гамбурге; и прескверно делается. Я удивляюсь, как не обратит на это внимание Англия. Делает ее хромой бочар, и видно, что, дурак, никакого понятия не имеет о луне. Он положил смоляной канат и часть деревянного масла; и оттого по всей земле вонь страшная, так что нужно затыкать нос».

А в 1836 году писатель посетил наш город, и он ему чрезвычайно понравился. Вот что писал Гоголь своим младшим сестрам, девочкам  13 и 15 лет: «Гамбург прекрасный город, и жить в нем очень весело. Там есть одна набережная, которая называется Jungfernstieg, на которой такая гибель гуляющих, что упасть некуда, по ней везде павильоны, в которых беспрестанно играет музыка; за городом тоже много мест, где собираются гуляющие слушать музыку и обедать. …Я был в театре, который дается в саду на открытом воздухе. Вы бы, верно, смеялись, если бы посидели там. Немцев чрезвычайное множество приходит смотреть, а немки приходят сюда со всем хозяйством, ставят перед собою рабочий столик тут же в креслах и ложах, и все, сколько ни есть, вяжут чулок во все продолжение представления. Я был и на бале. Дам немного, но мужчин чрезвычайное множество и с усами и без усов».

В том же письме он продолжает: «Ах, я расскажу вам один пресмешной бал, на который попал я случаем! Гуляя за городом, я увидел один дом, довольно большой и великолепно освещенный. Музыка и толпа народа заставили и меня войти. Зал огромный, люстры и освещения много, но меня удивило, что танцующие одеты как сапожники, в чем ни попало. Вы бы умерли со смеху. Танцевали вальс. Такого вальса вы еще в жизни не видывали: один ворочает даму свою в одну сторону, другой в другую. Иные просто взявшись за руки, даже не кружатся, но, уставив один другому глаза, как козлы, прыгают по комнате, не разбирая, в такт ли это или нет. После я узнал, что это был знаменитый матросский бал». Кажется, что писатель, обладающий столь необыкновенным зрением, и в Гамбург заехал, чтобы увидеть подтверждение прозрениям своего героя. Действительно, в этом веселом и странном городе возможно все.

Патриотически настроенные жители города были бы вполне довольны мнением о нем другого знаменитого русского путешественника — Петра Ильича Чайковского. Еще в первое свое посещение в 1861 году выпускник Училища правоведения и будущий великий русский композитор в письме своему отцу писал: ««Гамбург несравненно лучше Берлина,  …увеселений множество. Каждый вечер мы проводили очень приятно: то какое-нибудь гулянье, то бал с женщинами двусмысленного поведения, которыми этот город изобилует, то посещение мест, где веселится низшая часть населения. Это чрезвычайно весело и разнообразно. Например, балаган какой-нибудь: вы входите и вам предлагают прокатиться на лошади верхом. Вы садитесь на деревянную лошадь, какой-то немец трубит в трубу, и вас вертят до одурения; или большой балаган, где за 10 копеек вам и поют и гимнастические штуки делают и играют на фортепьяно  – и все это к величайшему восторгу зрителей.  …Едят ужасно много и хорошо: обед за table d’hot’ом длится 2 часа, и это стоит 80 коп. Кроме того, там существуют погребки, в которых завтракать и ужинать можно и дешево и хорошо. Вообще оттуда я уезжал с грустью».  В нашем музыкальном городе  Чайковский побывал много раз.

Итак,  в представлении русских туристов 19 века Гамбург – это, прежде всего, город увеселительных балов, торговых улиц, по которым бродят толпы праздных  людей, живописных предместий, где можно с приятностью провести время, наблюдая за развлечениями простого люда.

О том, что писали о нашем мегаполисе и какое о нем делали кино русские в 20 веке, читайте здесь.

Текст: Рахиль Доктор


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!