Имена на карте в Гамбурге

Трагедия «малой Москвы»


При всем сложном отношении немцев к коммунистам Германия (причем не только восточная) чтит память многих членов КПГ. В Гамбурге, например, в честь них были названы в свое время улицы, парки и даже школы. 

В истории почти каждой страны есть свое «кровавое воскресенье». Есть оно и у Германии: 80 лет назад в результате провокации национал-социалистов в Альтоне погибли 18 человек и сотни были ранены. Эта трагедия имела, на первый взгляд, региональное значение, но ее последствия приобрели всегерманский характер и фактически привели к падению Веймарской республики.

В то время прусская Альтона еще не входила в состав нашего города – она была его так называемым «красным» предместьем, где жили, в основном, социал-демократически настроенные рабочие. Мировой кризис оставил многих из них без работы, а то и без крыши над головой. Все были недовольны слабым и неэффективным берлинским правительством, все чаще раздавались голоса о необходимости «жесткой руки», которая навела бы, наконец, порядок в этом политическом и экономическом хаосе. Не случайно в 1930 году на выборах в рейхстаг уже каждый пятый житель рабочего Гамбурга голосовал за партию Гитлера. Альтона же, которую политические оппоненты часто называли «малой Москвой», симпатизировала в первую очередь социал-демократам, а также коммунистам во главе с Эрнстом Тельманом (Ernst Thälmann).

При этом следует иметь в виду, что отношения между СДПГ и КПГ были тогда откровенно враждебными – в первую очередь из-за официальной позиции СССР, имевшего сильное влияние на немецких коммунистов. Советское руководство называло мировую социал-демократию «левым крылом фашизма» и считало «социал-фашистов» (определение, изобретенное еще председателем Коминтерна Григорием Зиновьевым) своими непримиримыми врагами. Тем самым Сталин фактически лил воду на мельницу национал-социалистов, внося раскол в левое движение — единственное способное тогда противостоять «коричневым», с каждым годом набиравшим все большую силу.

С апреля 1932 года они регулярно организовывали в 300-тысячной Альтоне пропагандистские марши по улицам «красных» районов, которые все чаще сопровождались яростными стычками с рабочими. Так как большинство местных жителей было сторонниками СДПГ либо КПГ, в действиях «коричневых» просматривалось явное желание спровоцировать столкновения. Поскольку в послевоенное время достать огнестрельное оружие было делом нетрудным, такие стычки порой заканчивались кровопролитием.

Развитие общей ситуации постепенно вело к гражданской войне.

Надо отметить, что все противоборствующие стороны (национал-социалисты, коммунисты, социал-демократы) имели боевые группы для защиты собственных интересов в условиях, когда убийство политических оппонентов становилось уже нормой. Масла в огонь подливало недальновидное правительство: в июне 1932 года рейхсканцлер Франц фон Папен (Franz von Papen) отменил запрет на деятельность национал-социалистических боевых отрядов СА (Sturmabteilung) и СС (Schutzstaffel), что было воспринято «коричневыми» как сигнал к действию.

Они совершили, среди прочего, нападение на Дом профсоюзов в Экернферде, а коммунисты оставаться в долгу не желали. Спираль взаимного насилия стала раскручиваться с пугающей быстротой. Если в первой половине июня в ходе политических столкновений в той же Пруссии, например, погибло три человека, то уже в июле число жертв подскочило до 86. Тон задавали наиболее непримиримые противники – национал-социалисты и коммунисты.

К середине июля они уже трижды выясняли между собой отношения в Альтоне. Несмотря на это, местная полиция по непонятным причинам все же разрешила 17 июля очередной марш НДСАП. Коммунисты не без основания восприняли ее как вызов, их делегация пыталась уговорить руководство полиции отменить марш. Листовки, выпущенные ими накануне, были противоречивы: в одних рабочих просили не поддаваться на провокацию, «сохранять осторожность и благоразумие, показать свое презрение, уйти с улиц, закрыть окна, соблюдать дисциплину». В других от рабочих требовали выйти на улицы, чтобы «предотвратить марш гитлеровских банд». Боевые группы коммунистов готовились к возможной схватке.

В воскресенье около 7 000 национал-социалистов из Гамбурга и Гольштейна маршировало по центральным улицам «красной» Альтоны. Процессию охраняли вооруженные штурмовики СА и полиция. В этой напряженной атмосфере для взрыва насилия достаточно было одной искры. Ею стали внезапные выстрелы, которыми были убиты двое «коричневых». Кто именно это сделал, выяснить  так и не удалось, при обысках близлежащих домов ни у кого оружия не нашли.

Полицейские, тоже попавшие под обстрел, вели беспорядочный ответный огонь из револьверов и карабинов по крышам, балконам и открытым окнам домов. 18 человек убитых и 285 раненых – результат этого июльского марша. Больше всего среди убитых оказалось случайных людей, попавших под шальные пули.

«Кровавое воскресенье» стало апогеем силового противостояния политических сил в Германии и фактически знаменовало собой закат Веймарской республики. 20 июля канцлер фон Папен использовал эту трагедию как повод для роспуска правительства Пруссии, которым руководил тогда социал-демократ Отто Браун (Otto Braun). Фон Папен объявил себя имперским комиссаром по делам Пруссии. Это был так называемый «прусский удар» по левым силам Германии.

Позже на показательном судебном процессе национал-социалисты объявили зачинщиками «кровавого воскресенья» коммунистов и социал-демократов, хотя последние были вообще ни при чем – они заранее отказались от каких-либо партийных акций в Альтоне в тот день. Суд приговорил к различным срокам тюремного заключения 16 человек, а четверо членов КПГ были осуждены на смерть, хотя их вина и не была доказана (здесь напрашиваются параллели со знаменитым процессом о поджоге Рейхстага, который стал для нацистов поводом для поголовного преследования всех левых). 1 августа 1933 года осужденные были казнены во дворе альтонской тюрьмы. В 1985 году на здании местного суда в честь них была открыта памятная доска, и лишь в 1994-м казненные были реабилитированы.

В результате кровавых событий был смещен со своего поста начальник полиции Альтоны, социал-демократ Отто Эггерштедт (Otto Eggerstedt). Он оказался заложником ситуации, которую его же ведомство и создало: так как марш национал-социалистов был официально разрешен, порядок в это время должен был обеспечить начальник полиции. После прихода к власти нацистов Эггерштедта бросили в концлагерь и 12 октября 1933 года уничтожили. Сейчас в Альтоне есть улица его имени. Увековечена в Гамбурге и память четырех казненных членов КПГ: именем Карла Вольфа (Karl Wolff) тоже названа улица, в честь Вальтера Меллера и Аугуста Лютгенса (Walter Möller, August Lütgens) – парки, а имя Бруно Теша (Bruno Tesch) носит одна из школ.

 

Текст: Андрей Нелидов


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!