Ни шагу назад – за нами Гамбург!


Столкновение датчан и немцев при Борнхёведе

стоит в ряду таких судьбоносных сражений, как Ледовое

побоище, Грюнвальдская и Полтавская битвы.

Первые 400 лет своего существования Гамбург был не просто миссионерским центром. Уже Ансгар прибыл на границу христианской Каролингской империи, мнившей себя наследницей великого Рима, чтобы превратить город  в «Северный Константинополь». Вслед за Ансгаром этой идеей руководствовались и другие епископы: архиепископ Адальдаг для этого даже привез сюда разжалованного папу Бенедикта V Грамматикуса. В следующем веке при архиепископе Адальберте наш город был совсем близок к тому, чтобы стать столицей независимого патриаршества Севера. Но великая идея так и не была реализована. Однако она где-то брезжила и стала как бы мистической основой стремления Гамбурга к  независимости и величию.

В конце XII века завершилась миссионерская и началась купеческая история города. Рядом с епископским Старым городом граф Адольф Шауенбург III основал Новый торговый. Объединение этих частей Гамбурга стало актуальной задачей.

Датчане в городе

Датчане использовали внутренние раздоры между немецкими князьями для своей экспансии на юг. В 1201 граф Адольф III после военного поражения был изгнан из Шлезвига и Гольштейна и вскоре скончался. В 1215  году датчане осадили наш город, взяли его и принудили (как и Любек) признать свое право «защищать» его, что фактически означало господство (по такому же принципу ныне мафия «крышует» подопечные фирмы). Король Вальдемар II, как водится, поставил шефом («смотрящим») над новой завоеванной провинцией Шлезвиг своего племянника Альбрехта II Орламюнде. Этот датский ставленник тут же подтвердил привилегии Гамбурга, конечно, чтобы закрепить свою шаткую позицию. Для этой же цели он в 1216 году объединил под своим началом обе части города. Возникли единый Совет и единый суд, а оба прежних рынка были оставлены. Так что, с одной стороны, от датского господства Гамбург, несомненно, выиграл. Но с другой стороны, видимо, датская «крыша» была не таким уж благом. Поэтому гамбуржцы впустили к себе Адольфа IV, признав его своим графом, а в 1227 году вышли под его главенством на  битву против датчан.  

Сражение при Борнхёведе

Датчане рассчитывали создать на Севере Европы Великую Данию. В нее должны были входить, помимо скандинавских стран, также Шлезвиг, Гольштейн и прибалтийские славянские земли. Заметим, тот же состав предполагался в XI веке для патриаршества епископа Адальберта с центром в Гамбурге (смотри УНВГ № 147). Все шло по плану, но случилось непредвиденное. Во время охоты на острове Лио, в самом центре Дании, оставшийся без охраны король Дании Вальдемар II вместе с сыном-наследником был захвачен шверинским графом Генрихом I. Через два года заточения пленников отпустили. Они обязались возвратить Гольштейн, Мекленбург и Померанию, гарантировать свободу торговли, ну и отдать большую сумму денег серебром. Однако, выйдя на свободу, король Вальдемар вознамерился вернуть утерянное. Решающая битва между датчанами и коалицией немецких княжеств и городов произошла 22 июля 1227 года при Борнхёведе (Bornhöved), в 80 км к северу от нашего города. Немецкие силы включали отряд графа Адольфа IV, куда входили гамбуржцы, войска из Саксонии и Шверина, ополчение из Любека и Бремена, а также вендский (славянский) отряд.

Поначалу удача была на стороне датчан. Июльское солнце било в глаза воинам коалиции, ослепляло их. Люди набожные и суеверные, они посчитали, что Святая Мария Магдалина не хочет их победы. Ведь день битвы был как раз праздником этой святой. В критический момент граф Адольф, встав на колени,  начал молить Марию Магдалину о помощи. В случае победы он пообещал построить ей новый монастырь в Гамбурге и уйти туда монахом. С такими же просьбами и обетами  обратились к Святой члены любекского Совета, в полном составе преклонившие колени на поле брани. Магдалина не устояла (женщина она была, как известно, легкомысленная – ведь датчане тоже были христианами) – и свершилось чудо! Лик Марии Магдалины возник в небе и заслонил солнце. Было ли это на самом деле – сказать трудно, но отряд из Дитмаршена, стоявший в резерве у короля Вальдемара, вдруг ударил по своему союзнику с тыла. Началось побоище. Датчане были почти полностью истреблены. Хронист пишет: «Рыцарь мог омочить свой щит в потоке крови, не слезая с лошади».

Победа при Борнхёведе имела огромное значение для последующей истории Северной Европы. Планы создания Великой Дании рухнули. Север Германии смог свободно развивать торговлю и создать Ганзу. Швеция и Норвегия получили автономию и начали свой путь к полной самостоятельности. Немецкому Гольштейну перестала угрожать агрессия с Севера. Более того, он сам стал оказывать давление на датский Шлезвиг и в итоге присоединил к себе его южную половину. Гамбург избежал судьбы заштатного городишки на окраине датского государства, он смог свободно развиваться и стать «воротами в мир» для обширного германского пространства.

Единый и неделимый

После битвы граф Адольф стал жутко религиозным. Он построил обещанный монастырь Св. Магдалины (на месте нынешней биржи),  стал одним из инициаторов нового крестового похода. Но пошел не в Иерусалим, а в Прибалтику – наставлять на путь истинный язычников пруссов – конечно же, огнем и мечом. После этого он передал церковь Св.Николая – главную  в купеческой части города – из своего ведения в епископское.

Однако причина этой религиозной деятельности графа была не только духовной. Она имела вполне материальную политическую подоплеку. Дело в том, что фактического объединения Гамбурга было недостаточно без юридического признания этого факта епископом Бремена – не только религиозного, но и светского властителя Старого города. И вот, получив в свое ведение монастырь и церковь, епископ передает графу (который к тому же был ему свояком) формальное право на владение всем городом. С этим не могли смириться преемники епископа, которые обращались даже к папе, чтобы вернуть Старый город, но тщетно.

Первый подъем

Гамбург стал единым, а его самостоятельность еще более укрепилась после того, как Адольф, как и обещал Св. Магдалине, ушел монахом в созданный им монастырь. Правда, жители Киля уверяют, что монашествовал и умер он в кильском монастыре, и даже демонстрируют доказательство – надгробный камень. После пострижения и отречения Адольфа IV в 1247 году графская власть над Гамбургом стала почти формальной.

Город стал самостоятельным, с собственным самоуправлением. Именно в это время начался первый расцвет купеческого Гамбурга. Развивались торговля и ремесла. Появились первые торговые гильдии, основывались дома торговли с другими странами. В 1240 году возведены солидные укрепления со стенами, рвами и воротами. Названия некоторых из них сохранились и живут в именах улиц до сих пор – Lange Mühren, Kurze Mühren, Steintor, Alstertor и другие.

Появилось несколько монастырей и больниц.  В 1266 году  построен мост через Альстер (сейчас Nikolaifleet), знаменитый Trostbrücke, который стал центром образовавшегося единого города. Рядом – гавань с главными ее устройствами – краном и весами. Уже тогда на этом мосту обменивали деньги и совершали торговые сделки. Поначалу он так и назывался – pons campsorum (лат. мост меняльный) а нынешнее название получил от имени владельца участка Троста.

Еще при датчанах, в 1220 году, была построена первая общая ратуша (на углу нынешних Kl. Johannisstraße и Dornbusch) – простое длинное кирпичное здание, в котором заседал Совет из 30 членов с двумя бургомистрами,  ежегодно сменявшимися у кормила власти.

В это время началась эпопея Гамбурга как «пивного дома Ганзы». Специализация на варке пива возникла после того, как город стал главным  портом для земли Бранденбург. Были снижены таможенные пошлины, и местные купцы повезли по Эльбе разные товары, включая  сырье для пивоварения – дешевое зерно. Для его помола  в 1245 году на новой дамбе «Oberdamm» построили мельницу . Вот тогда и возникло озеро Außenalster, и город приобрел прекрасный, сохранившийся до наших дней вид.  В дальнейшем все больше земель и стран по течению Эльбы (Чехия, Венгрия) последовало примеру Бранденбурга, что и стало основой процветания Гамбурга.

В XIII веке сложились гамбургские традиции, многие из которых дошли до наших дней. Об этом мы поговорим в следующем номере.

Битва под Борнхёведе

22 июля 1227 года

Исход битвы

Полное поражение датчан

Сражающиеся стороны

Датчане   ¦     Северонемецкая коалиция

Предводители

Король Вальдемар II    ¦     Граф Адольф IV

Численность войска

14.000     ¦      10.000-11.000  +           1.000 перебежчиков из Дитмаршена

Потери

6.000-8.000      ¦       3.000-4.000

Текст: Одессер Юрий


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Bisher keine Kommentare...sei der Erste!