Зрелища в Старом Гамбурге


В последних статьях о Старом Гамбурге мы узнали, как отдыхали горожане, как они развлекались. В этом номере мы познакомимся со зрелищами, которые пользовались у горожан большей популярностью, чем любые другие. Приходили на них купцы и поденщики, сенаторы и моряки, мужчины и женщины с детьми всех возрастов. Однако, скажем прямо, и зрелища эти, и рассказ о них – не для слабонервных. Речь пойдет о показательных казнях.

Эти варварские представления устраивались в городах Европы в Средневековье и в начале Нового времени (известны прискорбные рецедивы даже в ХХ веке). Считавшихся виновными в каких-либо злодеяниях лишали жизни при большом скоплении народа. Зачем? Конечно, это была демонстрация силы власть имущих, их мести врагам. Помимо этого, считалось, что ужас и страх от увиденного могут послужить профилактикой против новых преступлений. Поэтому придумывали самые мучительные наказания: приговоренных вешали и сжигали, четвертовали и колесовали. Самым быстрым (почти «гуманным») было обезглавливание.

Гамбург не был исключением, и в нем тоже проводились показательные казни, как правило, методом обезглавливания. Возможно, потому, что тон в городе задавали купцы, которые были людьми умеренными. Они не любили крайностей и предпочитали решать дела мирными средствами. Однако, если появлялись нарушители общественного спокойствия, то предпринимались жесткие меры. Был у купцов противник, от которого они страдали постоянно и с которым они боролись беспощадно. Пираты! Одним из средств борьбы с ними и были казни. Прежде, чем «идти на дело», пираты должны были знать, чем они рискуют: их приключения на морской «большой дороге» рано или поздно закончатся на эшафоте. Есть интересная статистика. На время наибольшей активности пиратов – с 1390 до 1600 года – приходится пик казней в Гамбурге. В этот период они были проведены 581 раз. Из них 428 раз казнили пиратов (74%) (в том числе знаменитый Штертебекер со товарищи). В остальных случаях это были злостные преступники, в основном убийцы. Правда, был один случай казни врача-самозванца. Не миновала Гамбург и «охота на ведьм» (Hexes- Zauberprozesse). В период с 1444 до 1581 года было сожжено 40 женщин. Показательные казни в Гамбурге были прекращены к началу XIX века. А последняя казнь была проведена в 1949  году.

 

В старину народ приходил смотреть казни в больших количествах. Как при любых регулярных зрелищах, среди зрителей возникали группы «фанов», которые считали себя знатоками действа. При нарушении правил они, как и полагается, выражали свое возмущение. О буйстве современных футбольных болельщиков мы слышим постоянно. В старом Гамбурге также происходили эксцессы фанов, однако страсти разгорались отнюдь не вокруг невинного футбола.

Один из таких эксцессов произошел в 1536 году. Некий горожанин, заколовший в пылу ссоры другого горожанина, был приговорен судом к смертной казни. Обезглавливанием. Аппеляция не предусматривалась, и страшное представление должно было разыграться за городскими воротами (Berliner Tor) через три дня после оглашения приговора.

Приговоренный, который должен был перейти вскоре в мир иной, не вызывал у собравшихся большого интереса. Это был преступник, который получал по заслугам. Главным объектом внимания был палач. В Гамбурге на должность палачей брали людей со стороны (а чужаков в городе вообще не уважали, презрительно называя их Quiddjes). Они относились к самой низкой – «бесчестной» (unehrenhaft), позорной категории горожан. Но на помосте палач был главным персонажем. В описываемый день все шло по известному, установленному распорядку. Однако, в момент апофеоза всего действа случился казус: меч палача прошел несколько выше, чем надо и отсек только часть головы. Как указано в официальном протоколе, вся шея и нижняя челюсть оказались нетронутыми. Для тех, кто в этот момент закрыл от страха глаза – это, конечно, прошло незамеченным. Однако, знатоки тонкостей ритуала казни все заметили и были возмущены беспредельно. Еще бы. Спектакль был испорчен вчистую. Раздались крики возмущения. Палач понимал, чем грозит ему «справедливый народный гнев» — он мог запросто разделить судьбу своих клиентов – перспектива суда Линча была вполне реальной. Недолго думая, он пустился в бега – через Borgfelde в направлении Hamm‘a. Ага, один бежит – значит другие догоняют! Разъяренная толпа бросилась за беглецом, догоняя его криками и градом камней.

Члены городского Совета всполошились, справедливо опасаясь, что беспорядки могут стать совсем неуправляемыми (такое уже бывало). Они послали своих служащих (Reitendienst – мы о них уже писали), чтобы те преградили дорогу толпе. Это позволило палачу оторваться от преследователей и заскочить в один дом на Hammerbaum. Здесь размещалась таможенная служба. Дом был прочный, подойти к нему можно было только через подъемный мост. Этакая миниатюрная крепость. Наступавшие обложили крепость со всех сторон, а «гарнизон» (в количестве одного человека) поднял мост и приготовился к обороне. Из толпы выделилась группа «горячих гамбургских парней». Они обрезали веревки на мосту, и мост опустился вниз. Потом было найдено большое бревно, которым как тараном стали крушить двери дома. Однако осажденный гарнизон тоже не дремал. Палач залез на крышу. Свое  орудие труда – секиру – он с собой легкомысленно не захватил, и кипящей смолы тоже под руками не оказалось. Но палач нашелся. Он стал выламывать тяжелую черепицу из крыши и метать ее во врагов. Здесь ему повезло больше, чем на эшафоте. Метким попаданием в голову он убил одного из нападавших («ein Mann todgeblieben» — стоит в официальном Акте). Потеря соратника привела осаждавших в неописуемое возбуждение. Народ ревел и жаждал крови осажденного.

Срочно созванный Совет города был очень обеспокоен развитием событий. Для подавления беспорядков были призваны все служащие, имевшие оружие. Акция сил порядка имела успех. Осада таможни была снята. Палач под усиленной охраной был препровожден в город.

Расследование было проведено быстро, и решение оглашено. Палач – инициатор беспорядков – был отпущен без наказания. Ведь он был какой-никакой, а городской служащий. А поднимать руку на администрацию нельзя – авторитет власти должен быть незыблемым!

Совершенно неожиданным образом в числе пострадавших оказался казненный преступник. Ведь он был наказан гораздо больше, чем требовал Закон. Соответственно, ему полагалось возмещение. Обычно после такой казни отрубленную голову насаживали на огромный гвоздь и выставляли для устрашения (как было со Штертебекером), а тело прикрепляли к колесу и на высоком шесте устанавливали рядом. Через несколько дней ужасной «выставки» останки закапывались. По представлению адвокатов, всего этого для «потерпевшего» казненного решено было не делать, а похороны провести на обычном кладбище.

Виновными произошедшего были названы взбунтовавшиеся фаны. Им присудили крупные денежные штрафы и тюремные сроки. Примерное наказание … особенно если бы удалось их найти и арестовать.

 

В завершение нашего повествования заметим, что эпопея казней в Старом Гамбурге оставила свои следы, дошедшие до наших дней. Как мы уже упоминали, палач пользовался у населения дурной славой. Горожане не желали даже находиться рядом с ним и при случае выражали свое презрение. Но работа палача была необходима. Поэтому важный чиновник, член городского Совета, занимая специальную должность претора, курировал палача в течение года. Он защищал его от толпы, начислял за работу деньги, обеспечивал его с семьей жильем , а также находил место в церкви и на кладбище. Этот порядок был введен еще в 1270 году. В свою очередь палачи, начиная с 1540 года, при уходе очередного претора с должности презентовали ему специально изготовленную серебряную медаль, которая называлась Scharfrichterpfennig («пфениг палача»). Сейчас известны больше сотни таких медалей, которые имеют немалую нумизматическую ценность. Многие из них хранятся в Историческом музее Гамбурга (Museum für Hamburgische Geschichte). Эта медаль характерна только для Гамбурга – настоящая гамбургензия.

И еще о следах казней. В 1602 году некий Simon Werpur поставил на границе между Eppendorf  и  Lokstedt виселицу. Остряки из народа это место назвали «hoge lucht» (Plattdeutsch), «Hohe Luft» (Deutsch), «Высокий воздух» (русский). Сначала это название относилось к небольшому селению Isebek, а сейчас так называется обширный район города.

Рассказ получился страшноватый. Но мы постарались его смягчить, сдобрив небольшой дозой юмора. Для следующего номера выберем тему поспокойнее. Мы расскажем о том, как Гамбург стал столицей китобойного промысла.

 

Текст: Юрий Одессер


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!