90 лет со дня рождения Рудольфа Аугштайна

Личность Гамбурга


Зеркальных дел мастер

5 ноября исполняется 90 лет со дня рождения почетного гражданина Гамбурга, издателя и публициста Рудольфа Аугштайна (Rudolf Augstein). В  60-х годах прошлого века он и его журнал «Der Spiegel» стали символами свободы немецкой прессы.

Осенью 1962 года разразился один из крупнейших политических скандалов в истории послевоенной Германии. И поводом для него послужила критическая статья в «Шпигеле», издателем которого был Аугштайн. Текст под заголовком «К обороне условно готовы» базировался на документах бундесвера и результатах недавно прошедших учений НАТО «Fallex 62». Авторами опубликованного 10 октября материала стали заместитель Аугштайна Конрад Алерс и журналист Ханс Шмельц. Проанализировав исходные данные, они поставили под сомнение оборонную концепцию ФРГ, утверждая, что с его нынешним вооружением бундесвер не способен противостоять войскам Варшавского договора без применения ядерного оружия НАТО.

Представители прокуратуры усмотрели в статье признаки преступления против Германии – разглашение государственной тайны квалифицируется как измена родине. Через несколько дней в служебных помещениях «Шпигеля» в Гамбурге и Бонне прошли обыски. Полиция арестовала почти все руководство журнала — двух ответственных редакторов Клауса Якоби и Йоханнеса Энгеля, директора издательства Ханса Детлефа Беккера и, конечно, авторов. Ханса Шмельца срочно вернули из Будапешта, где он был в командировке, Конрада Алерса выдернули из Испании, где он с женой проводил отпуск. Взаимодействие правоохранительных органов Германии с полицией диктатора Франко особенно возмутило немецкие оппозиционные круги.

Узнав об арестах, Рудольф Аугштайн пришел в полицию по собственной воле и тоже был заключен под стражу. Шесть дней провел под арестом представлявший интересы «Шпигеля» адвокат Йозеф Аугштайн, старший брат издателя. Кроме того, за решеткой оказались также информант авторов публикации, полковник генерального штаба бундесвера Альфред Мартин и сотрудник разведки BND, полковник Адольф Вихт. Именно с ним контактировала редакция «Шпигеля», чтобы еще до публикации статьи проверить, содержатся ли в ней действительно секретные сведения. Для этого журналисты попросили Вихта передать в штаб-квартиру BND в Пуллахе 13 вопросов и получить на них ответы. Позже офицер сообщил, что все в порядке.

Однако совсем другим было мнение прокуратуры и особенно министерства обороны, которое в то время возглавлял Франц Йозеф Штраус. Он сумел убедить в виновности журналистов и федерального канцлера Конрада Аденауэра, который, выступая позже в бундестаге, говорил о «бездне предательства в стране».

Но расследование скандального дела еще только набирало обороты, когда в Германии начались акции протеста и солидарности с арестованными. Их коллеги из других изданий рассматривали действия прокуратуры как самое серьезное за послевоенное время покушение на свободу слова и прессы. Многие проводили параллели с делом лауреата Нобелевской премии мира Карла фон Осецки, который в 1929 году опубликовал в своем журнале «Die Weltbühne» статью о тайном вооружении рейхсвера и сел в тюрьму за шпионаж.

Так как руководство журнала и его заблокированные полицией помещения были выключены из рабочего процесса, соседи «Шпигеля» по гамбургскому «Дому прессы» (газеты «Hamburger Morgenpost», «Die Zeit», издания Шпрингера и даже прямой конкурент Аугштайна «Stern») предоставили в распоряжение опальной редакции свои офисы и оборудование, чтобы еженедельный журнал продолжал выходить. Пресса боролась за общее дело: если сегодня заткнут рот «Шпигелю», завтра настанет черед остальных.

Волна протестов ширилась: к гневным редакционным передовицам добавились обличающие резолюции общественных организаций, студенческие демонстрации и акции протеста у гамбургской следственной тюрьмы. Росли подозрения, что Франц Йозеф Штраус оказывает давление на следствие, не информируя о своих действиях министра юстиции – представителя FDP. Это обернулось кризисом правительства Аденауэра, образованного коалицией «черных» и «желтых». В конечном счете все пять министров-«либералов» в знак протеста вышли из состава кабинета. В следующем правительстве места для Штрауса уже не нашлось, да и сам Аденауэр с трудом удержался на своем посту.

Тем временем арестованные один за другим выходили на свободу: у следствия не находилось убедительных доказательств для их привлечения к суду. Дольше всех просидел за решеткой сам Аугштайн – 103 дня. Позже, когда благодаря этой скандальной истории значительно повысился тираж его журнала, издатель мрачно шутил: «Нечасто удается так удачно использовать тюремное заключение».

Однако в итоге выиграл не только «Шпигель», но и вся немецкая журналистика.  Рудольф Аугштайн и его коллеги стали коллективным символом независимости прессы, а их издание заслужило уважение читателей как гарант гражданских прав и свобод. Именно этим объясняется солидное увеличение его тиража в середине 60-х. И все же главная заслуга в успехах журнала принадлежит, конечно, его основателю, который был одной из самых неординарных личностей в западном газетном мире.

Он родился 5 ноября 1923 года в Ганновере и был младшим из семерых детей. Его отец Фридрих Аугштайн был владельцем предприятия по производству фотоаппаратов, мать Гертруда Мария занималась воспитанием детей в традициях католической добропорядочности. Рудольфу было 9 лет, когда к власти пришли нацисты. О том, как его родители относились к ним, говорит один маленький факт: летом 1933 года они определили сына в школу на другом конце города, в рабочем районе. Это было неудобно, зато влияние национал-социалистической пропаганды там чувствовалось меньше всего.

Но в дальнейшем Рудольфу пришлось разделить судьбу всех жителей третьего рейха. Школу он окончил в зловещем 1941 году и до того, как попал на фронт, успел год поработать волонтером в местной газете «Hannoverscher Anzeiger». В вермахте сначала служил радистом, потом корректировщиком артиллерийского огня. Награжден «Железным крестом», а также серебряным знаком за ранение – это означает, что ранен был не менее трех раз.

После войны Аугштайн вернулся к журналистике и работал в родном Ганновере под эгидой британских оккупационных властей, редактируя еженедельник «Diese Woche». Когда пришло время передать его в немецкие руки, Рудольф получил лицензию на издание и в январе 1947 года выпустил первый номер журнала под новым именем – «Der Spiegel». Он хотел видеть в нем отражение немецкого общества и показывать его читателям. Но, чтобы верно отражать ситуацию в стране, «зеркало» должно быть чистым. Поэтому в 1949 году в устав редакции было вписано требование: все новости и факты в «Шпигеле» должны обязательно соответствовать действительности, каждую новость и каждый факт нужно педантично проверять.

В дальнейшем редакция переехала в Гамбург. В 1974 году, чтобы дать другим ее сотрудникам возможность влиять на политику издания, Аугштайн передал им 50% своих акций. Сегодня это самый крупный еженедельный журнал Европы   (по данным за третий квартал нынешнего года, продажа каждого его выпуска в среднем составляла 896 298 экземпляров).

В 1993 году в знак признания заслуг Рудольфа Аугштайна перед отечественной журналистикой и перед Гамбургом наш парламент присвоил ему высокое звание почетного гражданина. Он также был почетным сенатором Гамбургского университета и почетным доктором Московского государственного института международных отношений. Основатель «Шпигеля» ушел из жизни в ноябре 2002 года, но в его «зеркало» продолжают смотреть миллионы читателей.

Текст: Андрей Нелидов

Фото: Der Spiegel


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “90 лет со дня рождения Рудольфа Аугштайна”

  1. Этот замечательный человек умер в 2002 г. Судьба его удивительна. Вы должны о нём знать!