Гамбургская «матрешка»

Юбилей Альтоны


Текст: Константин Раздорский

Фото: Ю. Бутерус

В конце августа Альтона отметила юбилей – 350 лет со дня получения городского статуса. Ее история неразрывно связана с Гамбургом, частью которого она официально стала только в 1938 году.

Любопытно, что у меня слово «Альтона» было на слуху гораздо раньше, чем я узнал о гамбургском округе с таким названием. Есть у Витторио де Сика черно-белый фильм, снятый по пьесе Жана-Поля Сартра «Затворники Альтоны». С участием Софи Лорен и Максимилиана Шелла. О нем говорили, но «в те героические годы я был крайне мал» и видеть фильма никак не мог. Даже не совсем уверен, что его показывали в СССР.

Но то ли сама пьеса время от времени шла в театрах, то ли по какой-то еще причине это загадочное название осталось у меня в памяти. Я совершенно не знал, что такое Альтона, и лишь годы спустя, ознакомившись с творчеством Сартра, выяснил, что автор назвал так… родовое поместье героев своей пьесы. Поэтому неудивительно, что уже после приезда в Германию мне пришлось узнавать Альтону заново – и не только как административный округ Гамбурга, но и как самостоятельный город, которым она когда-то была.

А началось все в первой половине XVI века, когда на берегу Эльбы, на землях графа Шауэнбургского, появилась рыбацкая деревушка. Легенда гласит, что тем ядром, вокруг которого и возникло поселение, была некая корчма, где рыбакам и ремесленникам подавали пиво необычного красноватого оттенка. Заведение сие располагалось довольно близко к границе Гамбурга, а по мнению ревнивых городских властей – даже слишком близко (all to nah или, говоря современным немецким языком, allzu nah). Так и возникло название «Альтона». Верно это или нет, нам сегодня судить трудно, так что будем доверять историкам, которые считают эту версию одной из наиболее правдоподобных.

Историю взаимоотношений Альтоны и Гамбурга не назовешь по-настоящему добрососедской. Виной тому – их постоянное соперничество, и прежде всего –   экономическое. Несколько столетий оно сопровождалось взаимными претензиями и спорами по самым разным вопросам – от чеканки монет до прав на пользование водами Эльбы. В 1591 году даже разразилась война – не слишком кровопролитная, но долгая – по поводу границы между Альтоной и Гамбургом. Она официально завершилась мировым соглашением только полтора столетия спустя.

Следует отметить, что в некоторых вопросах Альтона была прогрессивней своего большого соседа. Например, в религиозной толерантности, которую по мере сил поддерживал протестантский сюзерен графства Эрнст фон Шауэнбург. Уже в первый год его правления получили право свободно исповедовать свою религию бежавшие из Нидерландов кальвинисты и меннониты, позже эта привилегия распространилась и на католическую общину. Здесь нашли себе прибежище потомки евреев, когда-то изгнанных с Пиренейского полуострова, а также представители многочисленных религиозных сект. Это благоприятное сочетание веротерпимости и экономической свободы способствовало быстрому росту Альтоны, изначально заявившей о себе как об «открытом городе».

В годы Тридцатилетней войны она стала жертвой кровавых разборок между Гамбургом и Данией. К тому же в 1628 году в поселении разразилась чума, от которой каждую неделю умирало порядка 140 человек. На фоне многих бед этого времени слабым утешением выглядят такие мелкие позитивные факты, как, например, закладка в 1638 году аллеи Palmaille. Но вот поди ж ты – многое за минувшие века сгинуло и забылось, а аллея и улица с тем же названием существуют до сих пор.

В 1640 году умер последний граф Шауэнбургский, его династия прервалась, и территория бывшего графства вместе с Альтоной становится частью герцогства Гольштейн, входящего в состав Датского королевства. 350 лет назад, 23 августа 1664 года король Дании и герцог Гольштейнский Фридрих III даровал растущему поселению права города. Попутно отметим, что всегда ревниво относившийся к соседям Гамбург признал этот факт почти 30 лет спустя.

Важной вехой в истории Альтоны стал 1683 год, когда была открыта городская школа с преподаванием предметов на латыни. 55 лет спустя она превратится в классическую гимназию Christianeum, которая успешно продолжает свое дело и сегодня. Кстати, с середины XVIII века в нее принимали и детей из еврейских семей.

Во время Северной войны шведские войска практически сожгли Альтону, уничтожив в январе 1713 года почти две трети ее построек. Как это в истории нередко бывает, процесс восстановления после пожара стал мощным толчком к процветанию города. Последующее столетие считается его «золотым веком», конец которому положило только введение Наполеоном континентальной блокады. Отметим, что со времени получения городских прав Альтона имела и статус первого в Европе вольного порта. К началу XIX века она насчитывала 24 000 жителей и была после Копенгагена вторым по численности населения городом Датского королевства и одним из важных просветительских центров Северной Германии.

Вхождение в 1815 году герцогства Гольштейн в Германский союз мало что изменило в политической жизни Альтоны: ею по-прежнему управлял датский король. Но со временем немецкие жители города стали сторонниками прусской политики объединения германских земель. Стараниями Отто фон Бисмарка в результате нескольких войн в 1867 году образовалась прусская провинция Шлезвиг-Гольштейн, которая чуть позже стала частью Германской империи.

В 1914 году Альтона отмечала 250-летие своего городского статуса и почти одновременно с этим проводила Всегерманскую садовую выставку. Это событие было омрачено разразившейся Первой мировой войной. В послевоенные годы город вместе со всей страной переживал нелегкие времена. Заметным шагом вперед стал принятый прусскими властями так называемый «закон о большой Альтоне» (Groß-Altona-Gesetz), позволивший административными методами в четыре раза увеличить территорию города. С 1 июля 1927 года в него вошел целый десяток общин соседнего округа Пиннеберг – от Осдорфа и Бланкенезе до Лурупа и Штеллингена-Лангенфельде.

Делалось это все, чтобы успешно конкурировать с Гамбургом. Но через десять лет уже сама Альтона-на-Эльбе (таким стало ее официальное название) потеряла свой статус самостоятельного города. Вместе с Вандсбеком и Харбургом-Вильгельмсбургом она пала жертвой принятого нацистской верхушкой «закона о большом Гамбурге». 1 апреля 1938 года Альтона была поглощена соседом, с которым так долго конкурировала, и официально стала его частью. Интересно, что после Второй мировой войны это административное деление осталось без изменений. Так образовалась гамбургская «матрешка» – город, в котором «спрятано» еще несколько городов.

С тех пор прошло немало лет, но жители Альтоны по-прежнему предпочитают отмечать свои городские юбилеи. С явным намеком на то, что они в общем-то не совсем гамбуржцы. К чему сам Гамбург относится снисходительно и в чем-то даже великодушно. В конце концов, именно в Альтоне живет его первый бургомистр Олаф Шольц, выступивший на юбилейном торжестве. Кстати, представители датского посольства там тоже присутствовали.

Начиналась обширная программа празднования 350-летнего юбилея с  экуменического богослужения в церкви св. Троицы (St. Trinitatis), во время которого прозвучала праздничная оратория с посвящением городу Альтона. Написанная в 1760 году Георгом Филиппом Телеманном, она с тех пор  исполнялась лишь однажды. Во время Второй мировой войны ее партитура оказалась в Дрездене и позже вместе с другими предметами «трофейного искусства» попала в СССР. В конце 90-х ноты вернулись в Гамбург благодаря Академии наук Армении. Исполнение оратории в St. Trinitatis стало одним из самых ценных подарков к юбилею Альтоны. Другими можно считать открытие торгового комплекса IKEA и решение городских властей, что на месте вокзала для поездов дальнего следования будет построен жилой микрорайон на 3 600 квартир.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!