Памятники в Гамбурге — Памяти жертв Холокоста


Текст + фото: Андрей Нелидов

Вокзалы спасенных детей

Обо всем на свете знать невозможно, поэтому люди обычно спокойно относятся к собственной неинформированности. И все же есть вещи, не знать  которые стыдно. Я лично почувствовал свою моральную ущербность после неожиданной встречи на главном железнодорожном вокзале Гданьска.

Мы наткнулись на них случайно, выходя в город с перрона пригородного сообщения после поездки в Сопот. Пятеро детей разных возрастов – три девчонки, два пацана – коротали возникшую паузу перед главным входом вокзала. Одеты они были слишком по-летнему для холодной середины марта. Впрочем, их не смутил бы даже снегопад, ведь бронзе не только дождь – и мороз не страшен. Скульптурная группа стояла на небольшом возвышении – подобии перрона с фрагментом железнодорожного пути. Памятник пассажирам? Но почему здесь только дети?

Ответ нашелся быстро. На тыльной стороне памятника мы обнаружили две  таблички, одна из которых – на немецком языке: «Еврейским детям, которые в 1939 году без родителей выехали из вольного города Данцига в Великобританию и тем самым были спасены от преследований немецких национал-социалистов». Так я узнал о существовании британской программы «Refugee Children Movement», в Германии более известной под названием «Kindertransport». Благодаря ее инициаторам избежало Холокоста более 10 000 еврейских детей из Германии, Австрии, Польши и Чехословакии. Кому-то из читателей  наверняка уже известна эта страница нашей общей истории, но я расскажу о ней тем, кто пребывал в неведении, как и я.

…После ноябрьских погромов 1938 года у мировой общественности не осталось сомнений, что в Третьем рейхе у евреев нет будущего. Пять лет их изоляции и унижений сменились массовыми депортациями в концлагеря и гетто, а политика выдавливания из страны – угрозой физического уничтожения. С 1933 по 1937 год из Германии эмигрировало 130 тысяч евреев. Однако возможность уехать имели не все: с каждым годом это стоило все больших денег, и выезд сопровождался буквальным ограблением эмигрантов.

Еще одна проблема была в том, куда ехать: многие европейские страны фактически закрыли для евреев свои границы. США и Австралия тоже заявили, что не могут увеличить квоты для еврейских беженцев. Будущий первый президент Израиля Хаим Вейцман тогда сказал, что мир разделился на два лагеря – страны, не желающие иметь у себя евреев, и страны, не желающие впускать их к себе. Думающие люди уже понимали, что  смертельный нацистский капкан вот-вот захлопнется, и действовать надо без промедления.

В ноябре 1938 года, сразу после печально известной «Хрустальной ночи»,  Великобритания, которая поначалу была против приема еврейских беженцев, откорректировала свою позицию и разрешила въезд в страну десяти тысячам детей – но без родителей. Это и была программа «Kindertransport», поддержанная британским правительством. Готовилась она заранее, но официальным ее началом  можно считать 15 ноября, когда премьер-министр Невилл Чемберлен принял депутацию влиятельных граждан еврейского происхождения и обсудил с ними основные условия приема.

Договорились, что в Великобритании найдут убежище дети и подростки не старше 17 лет. Поездами они должны были добираться до Бельгии, Нидерландов и Франции, откуда их морем переправляли в британские порты. Еврейская община гарантировала средства на переезд и обустройство детей из расчета 50 английских фунтов на ребенка (по нынешним ценам – около 1 500 евро), а также обязалась определить всех прибывающих на жительство и обеспечить им образование.

Предполагалось, что позже дети воссоединятся со своими близкими и вместе найдут новую родину в Палестине. Однако большинству родителей, оставшихся в Германии, не суждено было вновь увидеться с дочерьми и сыновьями, уехавшими на берега туманного Альбиона. Многие спасенные дети стали единственными представителями своих семей, выжившими в Холокосте. Официально программа «Kindertransport» была свернута после нападения вермахта на Польшу 1 сентября 1939 года, но последнее судно с 80 юными еврейскими беженцами пришло в Ливерпуль только 14 мая 1940 года.

Наряду с Великобританией детей приняло несколько других стран  Европы, но в гораздо меньшем количестве. Нидерланды приютили полторы тысячи, Бельгия – тысячу, Франция – 600, Швеция – 450, Швейцария – 300. К сожалению, в ходе Второй мировой войны Нидерланды, Бельгия и Франция были оккупированы вермахтом, и часть нашедших там убежище детей вновь оказалась в лапах нацистов.

А теперь вернемся в Гданьск. Скульптурная группа в память об уехавших в Великобританию детях установлена здесь в 2009 году, а создали ее два известных израильских скульптора – Франк Майслер и Арье Овадия. Франк родился в Данциге и сам был участником программы«Kindertransport». Он уезжал в Англию десятилетним.

Нацисты позволяли каждому ребенку иметь при себе один чемодан, одну сумку и десять рейхсмарок. Игрушки и книги брать с собой запрещалось, можно было взять одну семейную фотографию. Через три дня после отъезда Франка его мать и отца депортировали в варшавское гетто, позже они погибли в концлагере Аушвиц-Биркенау. Такая или похожая участь ждала родителей большинства юных пассажиров.

Вырос Франк Майслер в Лондоне. После окончания школы встал вопрос, где продолжить образование. Юноша тяготел к изобразительному искусству, но у него была одна проблема. «Академии искусств не давали высшего образования, – вспоминает Франк. – А я твердо был намерен выполнить обещание, данное отцу, ведь он хотел, чтобы его сын окончил университет. Поэтому я учился в Манчестере, где получил степень по архитектуре».

В 1960 году Майслер переехал в Израиль и от архитектуры понемногу перешел к ваянию, которое нравилось ему больше всего. Сегодня это признанный во всем мире скульптор крупных и малых форм, и тема Холокоста постоянна в его творчестве. Он автор монумента в поселке Янтарный Калининградской области — бывший восточно-прусский Пальмникен стал местом массового расстрела евреев в январе 1945 года.

Вместе с Арье Овадия Франк Майслер работал над несколькими детскими скульптурными группами, установленными на вокзалах европейских городов. Они напоминают нам о программе «Kindertransport» – и не только о юных пассажирах, но и о тех людях, которые готовили ее и тем самым спасли от гибели тысячи детей. Памятник у берлинского вокзала на Friedrichstraße Франк Майслер посвятил своим погибшим родителям.

Кроме Гданьска и Берлина, «вокзальные» работы израильских скульпторов установлены в Роттердаме и Лондоне, причем в столице Великобритании это было сделано по инициативе принца Чарльза. Пунктами «исхода» еврейских беженцев стали в общей сложности 16 крупных, по преимуществу немецких, европейских городов. Среди них Бремен, Вена, Ганновер, Дюссельдорф, Кельн, Нюрнберг, Прага, Франкфурт-на-Майне, Штутгарт…

Есть в этом списке и наш город, откуда уехало в неизвестность около тысячи детей. Но на вокзале Гамбург-Альтона пока нет памятника участникам и организаторам уникальной спасательной операции. И долг всех жителей города состоит в том, чтобы такой монумент там однажды был воздвигнут.

Я верю, что рано или поздно так и произойдет, ведь новое поколение гамбуржцев знает об этой истории. Недавно учащиеся Heinrich-Heine-Gymnasium в Поппенбюттеле отметили 75-летие программы «Kindertransport» встречей с двумя ее участниками. Приехавшие из Англии гости по-прежнему прекрасно говорят по-немецки. 88-летний биолог профессор Лесли Брент родился в Кезлине (Западная Померания) – нынешнем польском Кошалине, а 89-летний физик Ханно Фрай – в гамбургском Айльбеке.

Подводя итоги встречи с молодежью, гости сказали: «Для нас программа «Kindertransport» была спасением. И все же она оставалась частью Холокоста». Два пожилых человека не могли забыть о «другой стороне медали»: родители и сестры Лесли были депортированы под Ригу и там погибли. Спасенный до конца своей жизни будет задавать себе мучительные вопросы: «Почему они? Почему не я?». И никогда не сможет ответить на них.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!