ВЕРНОСТЬ ПРИЗВАНИЮ

Сергей Лейферкус снова в Гамбурге


Текст: Профессор Михаил Бялик

В марте наших меломанов ждет знаменательное событие: в Штаатсопер будет поставлен «Вильгельм Телль» Россини. Всем знакома великолепная увертюра к этой опере, сама же она идет редко – куда реже, чем «Севильский цирюльник», «Золушка», «Итальянка в Алжире». Между тем, по всем параметрам «Телль» – вершинное творение композитора. «Европы баловень, Орфей», как назвал Россини его современник Пушкин, «божественный маэстро», как величал его Гейне, создал это произведение в
1829 году, в возрасте 37 лет, будучи уже автором около сорока опер и находясь на вершине славы.
После этого он прожил еще почти сорок лет, но больше ни одной оперы не сочинил. Последние годы жизни он провел на своей вилле в пригороде Парижа Пасси, где устраивал пышные приемы и потчевал гостей изысканными блюдами, изготовленными по собственным кулинарным рецептам, ставшим, как и его арии, легендарными.
По характеру сюжета и музыки «Телль» сильно отличается от упомянутых выше комедийных шедевров Россини, сверкающих остроумием и весельем. Рожденная во Франции в канун революции 1830 года героико-романтическая опера, действие которой происходит за 500 лет до этого в Швейцарии, воспевает свободолюбие народа, восставшего против гнета австрийских захватчиков. В центре сюжета – столкновение отважного стрелка Вильгельма Телля, возглавившего восстание, с наместником Габсбургов, жестоким Геслером, запечатленное в музыке огромной драматической силы.
Оценивая ключевую сцену оперы, где Телль по требованию тирана стреляет из лука в яблоко, положенное на голову сына, Вагнер, вообще-то не жаловавший своих коллег, сказал Россини: «Вы, маэстро, создали там музыку всех времен, и это – наилучшая!». В партитуре поэтично воссозданы картины альпийской природы и народных обычаев, а лирические сцены богаты мелодиями редкостной красоты.
Одна из причин, по которой название «Вильгельм Телль» не часто появляется на афише – исключительная сложность вокальных партий. Исполнители тут должны обладать яркими голосами, виртуозным певческим мастерством и еще мощным актерским темпераментом. Примечательно, что две ведущих мужских роли в готовящейся постановке поручены певцам из России. В партии Геслера выступит молодой бас Владимир Байков, многообещающее приобретение Гамбургской оперы (обстоятельная беседа с ним Е. Строяковской опубликована в февральском номере журнала), в заглавной же роли – знаменитый баритон Сергей Лейферкус.

imageСпустя месяц после премьеры музыкальный мир отпразднует 70-летие выдающегося артиста. Оба этих события – повод к тому, чтобы хотя бы кратко обозреть пройденный им к настоящему моменту творческий путь.
Сделать это мне не трудно, ибо весь означенный путь – перед моим взором, у меня на слуху. Долгие годы я преподавал в Ленинградской-Петербургской консерватории, где учился Сергей и, еще будучи студентом, стал лауреатом престижного конкурса вокалистов имени Глинки. Я помню первые его шаги на сцене оперной студии. Потом – роли, исполненные в Театре музыкальной комедии, где он обрел актерскую уверенность и легкость. Далее – важный этап его художественной эволюции – работу в Михайловском (тогда Малом оперном) театре, где он овладел главными партиями баритонового репертуара. В 1978 Сергей Петрович стал ведущим солистом прославленного Мариинского театра.
Вспоминаю, как лет сорок назад в Крыму, в Актерском санатории, мы с Сергеем, устроившись на пляже, обсуждали оперные дела. Он рассказал мне о своих первых зарубежных гастролях – в Швеции – где был замечен критиками, и те предрекли ему большую международную карьеру. Поделился своими намерениями постепенно освоить разные национальные композиторские стили в жанрах оперы, кантаты, романса. Все предсказания, все планы сбылись сполна!
Наряду с Мариинским еще одним главным в его жизни театром стал лондонский Ковент Гарден. Но для него открыты подмостки всех знаменитых оперных театров мира. В списке исполненных им ролей более полусотни имен! Тут и герои безупречно благородные, как Андрей Болконский из «Войны и мира» Прокофьева или Родриго из «Дон Карлоса» Верди, и безжалостные злодеи, вроде Яго из вердиевского же «Отелло», Тельрамунд из вагнеровского «Лоэнгрина» (я восхищался этой его ролью не так давно в Лейпциге), Скарпиа из «Тоски» Пуччини (эту роль он исполнял и в Гамбурге).

image
Чичиков – «Мертвые души», Щедрин

image

Томский – «Пиковая дама», Чайковский

image

Валентин Фауст , Гуно

Но чаще – персонажи, о которых так просто не скажешь, хорошие они или плохие: светлое и мрачное причудливо сплетается в противоречивой натуре каждого. Таковы, к примеру, Онегин и Мазепа в операх Чайковского, рахманиновский Алеко, моцартовский Дон Жуан, Амонасро из «Аиды» Верди. Таковы и Лесничий в поэтичной опере Яначека «Лисичка-плутовка» (с участием Лейферкуса она прошла в Гамбурге минувшей осенью), и с утонченной иронией представленный Профессор Преображенский в новой опере Раскатова «Собачье сердце» (я был на ее премьере в Амстердаме, позднее артист пел эту партию также в миланской Ла Скала).
Лейферкус блистательно поет романсы. В свое время сенсацией стало исполнение им всех вокальных сочинений Мусоргского, осуществленное в крупнейших музыкальных центрах мира, включая Гамбург, и зафиксированное на четырех дисках.

Когда-то мне казалось, что вокальное мастерство у Сергея превалирует над актерским. Но вот в Мариинке поставили уморительно смешную одноактную оперу Доницетти «Колокольчик», где герой Лейферкуса Энрике выступал в облике то назойливой вдовы, то капризного певца, то хамоватого подвыпившего военного – какое блистательное искусство сценического преображения явил тогда талантливый мастер!
Для меня Лейферкус олицетворяет – и в искусстве, и в жизни – серьезность, надежность, стабильность. Я не помню случая, когда он отменил бы свое выступление или вышел на сцену не в наилучшей «вокальной форме». Помню, в Laeiszhalle исполнялась кантата Рахманинова «Весна». Сначала пели солисты тенор и сопрано, их голоса пробивались сквозь толщу оркестрового звучания, однако же, не без потерь: поэтического текста было не разобрать. Потом вступил Лейферкус, и его волшебный голос воспарил над оркестром, а каждое слово, пропетое отчетливо, осмысленно, прочувствованно, легко долетало до слушателей. Все это – показатели редкостного профессионального мастерства, результат упорных каждодневных усилий.
Приехав однажды в Англию, я навестил Сергея Петровича – он жил тогда в Оксфорде. Вера Евгеньевна, его жена, муза, мудрая помощница во всех делах, пожаловалась мне: «С трудом уговорила Сережу поехать к морю отдохнуть. На третий день он стал паковать чемодан: домой, домой – учить новые партии и концертные программы!». К слову, в мае неистовый Лейферкус снова приедет в Гамбург – чтобы провести мастер-класс для молодых певцов. А в начале следующего сезона Staatsoper он примет участие в мировой премьере оперы «Senza sangue» («Без крови») известного композитора Петера Этвеша.
Нынче же – отправимся слушать «Вильгельма Телля». Надеюсь, не разочаруемся!
Профессор Михаил Бялик

Премьера спектакля «Guillaume Tell» в театре Hamburgische Staatsoper (Große Theaterstraße 25) состоится 6 марта, начало в 18 часов. Следующие спектакли — 9, 12 ,16, 19, 22 и 26 марта, начало всех в 19 часов.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!