Барк Peking прибудет в Гамбург и займет почетное место в Музее порта

Made in Hamburg


Текст: Андрей Нелидов
Фото: Интернет

К родным берегам
Наш город постепенно обустраивает Музей порта, главным экспонатом и символом которого должен стать четырехмачтовый барк Peking, построенный в Гамбурге более ста лет назад. В июне парусник прибудет из Нью-Йорка на берега Эльбы.
С началом весны многие жители нашего города на выходные частенько выбираются поближе к морю. А ближе всего к нам Балтийское побережье – до Травемюнде от силы час езды на машине, да и поездом не намного дольше. Тут и свежий морской воздух, и широкий променад для неспешных прогулок, и летнее раздолье песчаного пляжа, чего нам в городе особенно не хватает. Но есть еще один предмет белой зависти — там, в устье реки Траве, стоит на приколе красавец-парусник, который отлично смотрелся бы у нас на Эльбе. И самое обидное, что этот четырехмачтовый барк Passat является частью именно гамбургской истории, поскольку построен был на гамбургской верфи для гамбургской судовладельческой компании.
Однако заявлять свои права на него мы не можем: в 1959 году у города была возможность оставить Passat себе, когда его списали и готовили к утилизации. Тогда любекские власти проявили больше здравомыслия и выкупили судно за 315 000 марок, чтобы отремонтировать и сделать из него плавучий музей. Теперь парусник по праву является символом Травемюнде. Так что все по-честному — гамбуржцы не могут винить в случившемся никого, кроме самих себя.
Но мысль о том, чтобы пополнить наш Музей порта достойным экспонатом в виде крупного парусного судна с интересной биографией, не давала покоя многим местным энтузиастам. В 2003 году во время очередного выхода в море под парусом гамбургский яхтсмен Хеннинг Шварцкопф (Henning Schwarzkopf) познакомился с американским коллегой по хобби. По счастливой случайности тот оказался членом общественного совета нью-йоркского музея South Street Seaport, экспозиция которого развернута на южной оконечности Манхэттена, рядом с Бруклинским мостом. Именно этому музею с 1974 года принадлежал четырехмачтовый барк Peking – судно, которое гамбуржцы с давних пор держали в поле зрения.
За долгие десятилетия парусник, пришвартованный у пирса № 16 на Ист-Ривер, стал неотъемлемой частью нью-йоркского городского ландшафта. Но для немцев он дорог по-особенному: во-первых, на его корме белым по черному обозначен прежний порт приписки – Hamburg; во-вторых, Peking – это близнец любекского барка Passat. Оба они были построены в 1911 году по одним и тем же чертежам гамбургской верфью Blohm & Voss. Хеннинг Шварцкопф и его единомышленники стали активно прощупывать почву для возвращения парусника на родину.

Летучие гамбуржцы
А теперь обратимся еще дальше в прошлое, чтобы рассказать о старой гамбургской судовладельческой компании F. Laeisz (FL), созданной в 1824 году. Ее основателем и первым владельцем стал 23-летний предприниматель Фердинанд Лайс. Впоследствии он передал процветающую фирму в руки своего сына Карла (Carl Laeisz), который смог приумножить состояние отца. Но даже в начале ХХ века, когда возможности торгового флота полностью определялись паровыми двигателями, компания наряду с пароходами активно использовала на трансатлантических рейсах крупные парусники, сделав ставку на их высокую скорость и надежность. До конца 20-х годов FL занималась доставкой в Европу чилийской селитры, и ее надежные суда успешно огибали на пути опасный для мореплавателей мыс Горн. Из-за фирменной аббревиатуры британские моряки дали быстроходным лайнерам негласное обозначение «FLying P-Liner», то есть «летучие, летящие».
А центральное «Р» здесь напоминает о введенной Карлом Лайсом традиции называть построенные по его заказу корабли именами или словами, начинающимися на букву «П». Из общей численности корпоративного флота (86 судов) таковых оказалось 66. Началось все в 1857 году с деревянного барка Pudel – так К. Лайс в шутку называл свою кудрявую жену Софи (похоже, с чувством юмора у супругов все было в порядке). Но самый известный нам Flying P-Liner – последний, построенный по заказу FL в 1926 году как Padua. И мы все хорошо его знаем – это базирующийся в Калининграде российский учебный парусник «Крузенштерн», единственное судно той гамбургской флотилии, до сих пор бороздящее просторы мирового океана.
Говорят, когда немцы после войны по репарациям передавали Советскому Союзу будущие учебные суда «Крузенштерн» и «Седов», представитель Германии в отчаянии воскликнул: «Господи, что же вы с ними делать-то будете?». Он знал, что в мире к тому времени осталось довольно мало специалистов по работе с парусами на больших судах, и тем более не предполагал, что они найдутся в СССР. Но по иронии судьбы российские «Крузенштерн» и «Седов» до сих пор находятся в строю действующих.

Восемь сестер
Компания FL много экспериментировала с составом грузовых парусников. Одно время руководство делало ставку на огромные пятимачтовые суда, но те в конечном счете не оправдали себя экономически, хотя могли перевозить до 8 000 тонн груза. К тому же на их счету есть рекорд скорости – в 1904 году барк Potosi затратил на путь из Чили в Англию 57 дней, что тогда считалось большим достижением. Более выгодными для перевозки селитры оказались четырехмачтовые барки, хотя они принимали на борт примерно вдвое меньше груза. Именно такие суда с длиной корпуса около 100 метров компания заказывала в последние годы. Всего их было восемь.
Корабли одного проекта моряки обычно называют систершипами, то есть «кораблями-сестрами» (от английского «sister ship»; то же и в немецком языке – Schwesterschiff). Почему не «братьями»? Потому, что в английском и немецком языках судно по традиции женского рода – но не видовое понятие (das Schiff), а конкретный экземпляр. Поэтому судно по-немецки die Passat, хотя сам ветер, как и модель машины марки Volkswagen – der Passat.
«Великолепную восьмерку» компании FL тоже принято называть «сестрами», но формально они систершипами не являются. Шесть судов из восьми сошли со стапелей гамбургской верфи Blohm & Voss, тогда как Pangani и Padua строились в Геестемюнде (Бремерхафен), причем с разницей в 23 года – Pangani в 1903-м, а Padua в 1926-м. За такой большой срок необходимых изменений в проекте не избежать. Это справедливо и в отношении разделенных временем гамбургских барков – например, Petschili (1903) и Priwall (1917). Настоящими систершипами можно считать лишь две пары близнецов – построенные в 1911 году Passat и Peking, а также барк Pola (1916) и его «погодок» Priwall.
Членом «восьмерки» был еще Pamir (1905), но он в 1957 году затонул во время жестокого урагана. К настоящему моменту из парусной флотилии FL уцелели в борьбе со временем только три судна, причем в Германии находится лишь одно из них – Passat. С учетом этого интерес гамбуржцев к барку Peking вполне объясним.

Возвращение на родину
Осенью 2012 года над восточным побережьем США пронесся ураган «Сэнди», который среди прочего нанес большой ущерб экспозиции нью-йоркского музея South Street Seaport. Пострадал в том числе и Peking, на ремонт которого у руководства уже не хватало средств. Поэтому оно сообщило, что готово передать судно заинтересованным организациям Гамбурга на безвозмездной основе. Правда, на условиях самовывоза. Без дополнительного укрепления корпуса барк, находящийся не в лучшем состоянии, вряд ли выдержит долгий морской путь из Америки к берегам Эльбы. Подготовка судна к перевозке через океан и сама транспортировка стоят больших денег, поэтому фонд Stiftung Hamburg Maritim начал искать возможности для финансирования проекта.
Коренной перелом произошел в 2015 году, когда гамбургские депутаты Бундестага сумели убедить своих берлинских коллег выделить на развитие Музея порта 120 млн евро, из которых 26 млн предназначались для доставки в Германию и ремонта барка Peking. Тем самым проект обрел конкретные очертания. В сентябре прошлого года судно отбуксировали с Ист-Ривер на соседний остров Стэйтен-Айленд, где на верфи Caddell специалисты занялись укреплением его корпуса.
Из-за того, что в Атлантике нередки зимние штормы, транспортировку барка перенесли на конец мая. Пересекать океан самостоятельно Peking не может, поэтому перевозить его будет один из кораблей-доков бременской компании Combi Lift. Целых пять фирм заявили о своем желании заняться восстановлением будущего судна-музея. Кому именно достанется этот почетный заказ, станет известно позднее. О том, как в Гамбурге готовятся к приему парусника, мы расскажем в последующих номерах журнала.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!