Будем знакомы, господин мэр!

Гамбург официально выбрал нового мэра


Текст: Максим Науменко
Фото: Интернет

Уважаемый читатель! В прошлом номере мы уже писали, что Олаф Шольц перебирается поближе к действующей власти в Берлин. Он войдет в уже сформированный четвертый по счету кабинет министров Ангелы Меркель, которая с трудом, но обеспечила себе кресло канцлера еще на один срок. Теперь об этом можно говорить не в будущем, а в настоящем времени.
Олаф Шольц уже привыкает к своим новым рабочим обязанностям, занимает место правой руки госпожи канцлера и, по слухам, даже в зарплате после повышения по службе потерял. Мы же проводили бывшего первого бургомистра Гамбурга заслуженными овациями, и вот теперь пришла пора познакомить вас с новым шефом гамбургского Сената.

Интрига с прееемником Шольца на посту мэра длилась недолго. После объявления о создании новой Большой коалиции многие были абсолютно уверены, что вакантный пост займет заместитель бургомистра и его однопартиец Андреас Дрессель. Но первые сомнения появились уже после выступления Шольца в качестве временного главы социал-демократической партии, когда он обронил фразу: «Андреас должен по-настоящему хотеть стать главой Сената».
И вот в начале марта Дрессель заявил, что пока не готов занять такую ответственную должность. С одной стороны, — честно и смело, а с другой — такого продвижения по карьерной лестнице могут ведь больше и не предложить. Впрочем, это уже не наши проблемы.
Итак, 28 марта Гамбург официально выбрал нового мэра. Им стал занимавший прежде пост финансового сенатора кабинета Шольца, дипломированный микробиолог и химик Петер Чентчер (Peter Tschentscher). Кто же он такой? Чем отличается от предшественника? Чего от него ждать? Ответами на эти вопросы мы и постараемся «просветить» нашего читателя.
Начнем с небольшой биографической справки.

IMG_0285Петер Чентчер родился в 1966 году в Бремене. Получил среднее образование и «абитур» в Ольденбурге в 1985 году. Затем недолгое время проходил «гражданскую практику» в Хузуме. Закончил медицинский факультет Гамбургского университета по специальности «внутренние болезни и молекулярная биология», получив высший балл на государственном экзамене. С 1995 года работал ассистентом врача в области трансфузиальной медицины и медицинской микробиологии. В 2003 году стал специалистом высшей категории в области лабораторной медицины, в 2008-м получил ученую степень приват-доцента. Читая эту заслуживающую восхищения биографию, вы, наверное, спросите, а как человек, в общем-то глубоко и прочно связанный с медициной вообще попал в политику, стал министром финансов и в конце концов — мэром города? Когда найдете ответ, подскажите вашему покорному слуге 🙂
Ну, а если без шуток, то отметим, что с 1989 года Чентчер состоит в партии социал-демократов и в 1994-м стал главой районной фракции в Hamburg-Nord. По свидетельству друзей и коллег, политикой интересовался всегда, но не считал, что в этой сфере можно сделать хорошую карьеру и зарабатывать приличные деньги. Тем не менее, пройдя все руководящие партийные посты гамбургского отделения СПД, он в 2011 году стал министром финансов в первом кабинете мэра Олафа Шольца.

Бывшего и нынешнего мэров Гамбурга часто называют политическими «близнецами». Мол, и однопартийцы, и схожие политические взгляды, и пути в большую политику примерно одинаковые (юрист Шольц и микробиолог Чентчер). Так ли это?
Скорее, нет. И в этом мнении сходятся виднейшие политологи нашего города.
Безусловно, сходство есть — тут дело и в личных отношениях, которые можно даже назвать дружбой, и в отношении к работе. Оба — трудоголики, очень требовательные к себе и к другим. И все же, различия есть. Главное, чем привлекает к себе внимание новый мэр, это — стремление избегать громких слов и обещаний, а также очень серьезный подход к вопросам экономики и финансов.

В этом плане, по мнению гамбургского политолога Андреаса Дея (Andreas Day), показательна небольшая стычка бывшего и будущего мэров в феврале 2012 года, когда решалась судьба крупнейшего гамбургского транспортно-логистического концерна Hapag Lloyd. На заседании, напряженном и долгом, когда о возможных потерях и будущих дивидендах докладывал как раз сенатор по финансам Чентчер, шеф Сената неожиданно наклонился к микрофону и четко произнес: «I want my money back!».
То, что именно Олаф Шольц, левый социал-демократ, процитировал ультраконсервативную экс-премьера Британии Маргарет Тэтчер, изрядно повеселило участников заседания. Но Петер Чентчер ни разу не улыбнулся. Шутить во время обсуждения такой серьезной темы, как финансы? Такое даже не могло прийти ему в голову. Утверждать план, реализацию которого он не сможет гарантировать? Никогда.
Этот пример очень показателен, новый бургомистер — суперответственный человек и утверждения многих, что он будет копией Шольца и последует его курсом, мягко говоря, немного преждевременны. Можно привести и второй случай, когда главным действующим лицам предыдущего эпизода вновь пришлось вместе решать крупную проблему.
Снова февраль, снова холодно, и снова речь идет об огромном предприятии, страшный провал которого Сенат попросту прошляпил. В этот раз театральной сценой был выбран Киль, и на заседании во вопросу продажи злосчастного банка HSH, кроме Шольца и Чентчера, присутствовали премьер-министр Шлезвиг- Гольштейна Даниэль Гюнтер (Daniel Günter) и министр финансов той же земли Моника Хайнхольд ( Monika Heinhold). Главным был вопрос, какие ошибки были допущены? И Олаф Шольц уверенно заявил: «Мы не совершили ни одной», — точка. Остальные трое ошарашенно молчали, но на лице гамбургского министра финансов было написано, что он не стал бы так категорично это утверждать…

Возможно, это и есть самое значимое отличие нового мэра от его предшественника. Ведь несмотря на свою политическую трезвость и сдержанность, Олаф Шольц всегда был приверженцем громких и сильных слов. Склонность к безапелляционным утверждениям проявлялась во все годы его карьеры в Гамбурге. Начиная с 2009-го, когда он вернулся из Берлина со словами: «Кто заказывает настоящее руководство, тот его получает», продолжая предвыборными заявлениями: «Что я обещаю, то я делаю», и заканчивая жестким ответом о банкротстве HSH.
Олаф Шольц в своем политическом курсе всегда балансировал на грани между уверенностью в себе и некоторой самонадеянностью. И ему удавалось долго удерживаться на этой позиции, укрепляя свой авторитет и увеличивая политический вес социал-демократической партии. Вплоть до прошлогоднего саммита «Большой двадцатки», когда стало понятно, что обещание гарантированной безопасности сдержать не удалось.

При Чентчере такого не будет. Любимое слово нового мэра — «Plausibilität», что в переводе на русский язык означает «убедительность». И это, по словам близкого ему круга людей, точное определение его как личности. То, что он говорит или делает, должно звучать убедительно и при этом быть убедительным на деле. Жесткие и в известной степени самонадеянные речи явно не входят в его репертуар — как и расплывчатые формулировки.
Олаф Шольц не показывает эмоций лишь на публике, при большом скоплении народа, а при выключенных камерах и микрофонах он может быть интересным собеседником, шутником и душой компании. А Петер Чентчер в таком «модусе» (то есть без внешнего проявления эмоций) находится практически всегда. Даже самые «приближенные к телу» подтверждают, что редко видят его улыбающимся, и практически никогда — расслабленным и несосредоточенным. «Он будет следовать только тем курсом, который продуман до самых мелочей», — характеристика из того же источника.

Пути к вершине гамбургской политики у двоих однопартийцев тоже различались. Если Шольц довольно быстро начал занимать высокие посты в различных сферах, то Чентчер прошел путь от главы районной фракции до поста мэра, «поварившись» еще в паре десятков должностей в земельной политике. У нас о таком говорят: «Прошел огонь, воду и медные трубы».
И это обстоятельство дает господину новому мэру высокие «дивиденды» и уважение со стороны коллег по партии. А вот Олаф Шольц, по последним сведениям, такой полноты внутрипартийной любви явно не имел. Некоторые члены СПД на полном серьезе считали его «выскочкой». Звучит странно, но это уже не тайна.
И еще одно важное отличие — если Олаф находил время, чтобы совмещать пост мэра с должностью сначала вице-председателя партии, затем ее координатора, а также посла ФРГ во Франции, то Петер от связанных непосредственно с основной работой дел отходил крайне редко. Но если уж делал это, то очень успешно — к примеру, во время конференции министров финансов федеральных земель был ее председателем.
Теперь с финансовыми занятиями покончено — и новый первый бургомистр Гамбурга Петер Чентчер сможет полностью сконцентрироваться на нашем прекрасном мегаполисе. Поможет ли ему это стать лучшим мэром, чем был Олаф Шольц? Посмотрим.
А пока — добро пожаловать, господин бургомистр!


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!