Германия отмечает 100-летие со дня рождения Гельмута Шмидта

Немецкий Черчилль


Текст: Андрей Нелидов
Фото: Юра Бутерус

Юбилей
IMG_1629В декабре не только Гамбург, но и вся страна отметят 100-летие со дня рождения бывшего канцлера Германии, почетного гражданина нашего города Гельмута Шмидта (Helmut Schmidt).
Говорят, что эта «кузнечная» фамилия и ее аналоги в других языках и странах (Смит, Коваль и пр.) – самая распространенная на нашей планете. В таком утверждении есть доля истины, поскольку даже у нас в СССР, где естественным образом преобладали Кузнецовы и Ковалевы, мы знали немало Шмидтов – от революционного лейтенанта Петра Петровича до героического полярника Отто Юльевича. А в Германии Шмидтов пруд пруди – как-никак вторая по распространенности фамилия в стране. При этом я не рискую ошибиться, заявляя, что самый известный среди них – это все же наш гамбургский Гельмут.

Скелет в шкафу
Гельмута Шмидта и президента Франции Валери Жискар д’Эстена (Valéry Giscard d’Éstaing) связывали многолетние дружеские отношения. Настолько дружеские, что впоследствии именно ему экс-канцлер рассказал о том «скелете в семейном шкафу», который в годы нацизма мог стоить самому Шмидту как минимум карьеры. Дело в том, что его дед был евреем. Отца Гельмута Густава (Gustav Schmidt), рожденного вне брака сына банкира Людвига Гумпеля (Ludwig Gumpel), в свое время усыновила семья Шмидтов. Он получил образование, позволившее ему стать преподавателем.
Его старший сын, будущий федеральный канцлер, родился 23 декабря 1918 года. В гамбургской Lichtwarkschule Гельмут учился в одном классе с Локи Глазер (Hannelore Glaser), которая частенько делала за него домашние задания по математике и позднее стала его супругой. Поженились они в 1942 году. Во время Второй мировой войны офицер вермахта Гельмут Шмидт служил в зенитной артиллерии и был награжден Железным крестом 2 класса. В 1941 году он провел несколько месяцев на Восточном фронте под Ленинградом. Потом его откомандировали в распоряжение имперского министерства авиации, а заканчивал войну он уже на Западном фронте, где в итоге попал в британский лагерь для военнопленных.

Глава правительства
Уже в мирное время Гельмут Шмидт поступил на экономический факультет Гамбургского университета, где и начал свою политическую карьеру в Социал-демократической партии Германии. После окончания учебы работал в городском ведомстве экономики и транспорта. Дважды избирался в Бундестаг и занимал пост гамбургского сенатора по внутренним делам. Позднее Шмидт возглавлял федеральные министерства обороны и финансов, а в 1974 году после вынужденной отставки Вилли Брандта (Willy Brandt) был избран канцлером и руководил правительством Германии восемь лет.
На его канцлерскую долю выпали годы борьбы с леворадикальными террористами RAF (Rote Armee Fraktion), энергетический кризис, вызванный нефтяным эмбарго со стороны арабских стран, а также холодная война. Шмидт выступал за стратегическое равновесие между НАТО и странами Варшавского договора в Европе, продолжал начатую Вилли Брандтом «новую восточную политику». Он сыграл важную роль в разработке Хельсинкских соглашений 1975 года, по которым этническим немцам, живущим в СССР, была предоставлена возможность вернуться на историческую родину.
В то же время он неоднократно обращался к Леониду Брежневу с требованием вывести войска из Афганистана. Несмотря на идеологические расхождения, канцлера и генсека связывали весьма доверительные отношения. Оба они прошли войну и хорошо знали цену мира. Во время одного из визитов в ФРГ советский лидер побывал в гостях у Шмидта в его гамбургском доме в Лангенхорне. Интересно, что умерли они в один и тот же день – 10 ноября, но с разницей в 33 года.

Монетизация Шмидта
Для социал-демократа его взгляды были довольно консервативными. К примеру, концепцию общества «мультикульти» он называл «иллюзией интеллектуалов», а во внешней политике больше всего ценил принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств. Шмидт считал, что расширение ЕС было слишком поспешным, называл ошибкой действия Запада и НАТО на Балканах, а все разговоры о глобальном потеплении именовал не иначе, как «чистой воды истерией». Эксперты поговаривают, что наряду с Хансом-Дитрихом Геншером (Hans-Dietrich Genscher) экс-канцлер сыграл важную роль в освобождении Михаила Ходорковского. Больше четверти века Гельмут Шмидт был соиздателем газеты Die Zeit, успешно выступал в роли публициста и написал несколько книг.
Его называли «немецким Черчиллем» – и не столько из-за политического масштаба обеих личностей, сколько из-за их пристрастия к табаку. И это как раз тот случай, когда медикам оставалось только разводить руками – любивший выпить сэр Уинстон, которого трудно было представить без обязательной сигары, при всех своих пагубных привычках дотянул до 91 года, а Гельмут Шмидт, дымивший не хуже паровоза, полтора месяца не дожил до 97-летия. Даже когда повсеместная борьба с курением достигла апогея, только ему разрешалось курить на телевидении во время съемки передач, на которые его приглашали. И это при том, что более тридцати последних лет бывший канцлер жил с электростимулятором сердца.
В честь 100-летия Гельмута Шмидта выпустили юбилейную монету в 2 евро с его портретом, однако новинка вызвала неоднозначную реакцию. Художник Бодо Брошат (Bodo Broschat) хотел изобразить его с привычной сигаретой, поэтому на аверсе монеты голову политика дополнила кисть правой руки. Но фишка в том, что никакой сигареты между пальцами нет, и это делает появление руки на портрете излишним и абсолютно бессмысленным. Похоже, что сигарета исчезла на последней стадии работы – портрет «отредактировали» ответственные лица из ЕС в связи с продолжающейся борьбой с курением. Такая цензура не может вызвать ничего, кроме сожаления.

Человек действия
IMG_1628Известный своими лаконичными и остроумными высказываниями, Гельмут Шмидт и после ухода из активной политики оставался одной из самых популярных личностей в Германии, патриотом своего города, его выдающимся сыном. Поэтому неудивительно, что имя экс-канцлера присвоено гамбургскому аэропорту, причем всего лишь через год после его кончины, что само по себе редкость. Но были уже и гораздо более весомые прецеденты.
Законы федеральной земли Гамбург обычно не позволяют увековечивать имя человека при его жизни. Исключений было всего два и оба они связаны с бывшим канцлером, что может быть объяснено лишь авторитетом, которым он пользовался даже среди политических противников. С 2003 года его имя носит в нашем городе Университет Бундесвера, а позднее на карте Гамбурга появилась Helmut-Schmidt-Gymnasium. Она находится в том районе, который больше всего пострадал от катастрофического наводнения 1962 года.
Гельмут Шмидт, бывший в то время гамбургским сенатором по внутренним делам, проявил себя талантливым кризисным менеджером. Возглавив спасательные работы, он сумел договориться с военными, чтобы задействовать солдат и армейские транспортные средства для помощи населению города. В те годы подобная деятельность не входила в официальные задачи Бундесвера, и Шмидт фактически пошел против правил. Но этот нестандартный шаг сенатора полностью оправдал себя. Именно тогда его и стали называть Macher («человек действия»).

«Мы потеряли гиганта»
В церемонии похорон бывшего канцлера в ноябре 2015 года приняло участие все политическое руководство страны. Один из траурных венков прислало командование элитного антитеррористического подразделения GSG-9. Оно было создано в 1972 году буквально через две недели после неудачной попытки немецкой полиции освободить израильских заложников на Олимпиаде в Мюнхене. Свое первое серьезное задание бойцы GSG-9 блестяще выполнили через пять лет в Сомали, когда палестинские террористы захватили в аэропорту Магадишо самолет авиакомпании Lufthansa.
Силовой вариант освобождения пассажиров был самым трудным из возможных сценариев, который, однако, полностью удался – ни один из заложников не погиб. Приказ о штурме самолета отдал канцлер Гельмут Шмидт. Это было рискованное решение, и на случай неудачного исхода операции или большого числа жертв он заранее написал заявление о своей отставке. Но бойцы GSG-9 не подвели главу правительства и по-прежнему благодарны ему за то, что он поверил в них.
Несмотря на преклонный возраст на похороны приехали и зарубежные друзья Гельмута Шмидта – Валери Жискар д’Эстен и бывший госсекретарь США Генри Киссинджер (Henry Kissinger). В соответствии с последней волей покойного речей было мало, и все они были краткими. «Мы потеряли гиганта», – так подытожил свое выступление тогдашний первый бургомистр Гамбурга Олаф Шольц (Olaf Scholz). Генри Киссинджер говорил о покойном друге по-немецки, что было нетрудно для уроженца баварского Фюрта: «Гельмут был для меня своего рода мировой совестью, а дружба с ним стала опорой моей жизни». Канцлер Ангела Меркель закончила речь словами: «Я склоняюсь в глубоком уважении перед этим великим государственным деятелем, великим немцем и европейцем».
Похоронен Гельмут Шмидт на кладбище в Ольсдорфе – рядом со своей женой Локи, умершей в 2010 году.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 Antwort zu “Германия отмечает 100-летие со дня рождения Гельмута Шмидта”

  1. Внимательный читатель 27. Feb, 2019 bei 16:12

    „Законы федеральной земли Гамбург обычно не позволяют увековечивать имя человека при его жизни. Исключений было всего два и оба они связаны с бывшим канцлером.“ А как же Uwe-Seeler-Halle, он и поныне здравствует.