От сенатора… до сенатора. Андреас Дрессель

Интервью номера


Чуть больше месяца назад в преемники Олафа Шольца прочили Андреаса Дресселя (Andreas Dressel). Но судьба и он сам решили иначе — в итоге новым градоначальником стал сенатор по финансам Петер Чентчер, а свой кабинет оставил Дресселю — 43-летнему члену партии социал-демократов, бывшему председателю ее гамбургской фракции. В общем, совсем недавно господин Дрессель выступал в Сенате с гражданскими инициативами, а сегодня в интервью гамбургским СМИ (куда ж без нас!) расскажет, каково это — быть распорядителем городской казны.

IMG_0557Господин Дрессель, а как у вас вообще с математикой? С цифрами на «ты»?
− Скорее да, чем нет. Все годы учебы, сначала в школе, затем в университете, были твердые оценки в районе «2».
То есть вы, как и ваш предшественник, не боитесь запутаться в вычислениях?
− Знаете, нам, юристам, приписывают выражение «Richter rechnet nicht» (судья не ведет подсчетов). Но лично у меня никогда не было страха перед цифрами, хоть даже и в такой важнейшей области, как финансы целого мегаполиса. Да и работа по большей части идет не с цифрами, а — как и на прежнем посту — с людьми.
Насколько нам известно, с самим зданием министерства финансов у вас связаны обычные человеческие воспоминания…
− Да, совершенно верно. Еще ребенком я частенько бывал здесь — мой отец был начальником одного из отделов. Теперь здесь работаю я, а на церемонии передачи обязанностей присутствовала бывший сенатор по финансам госпожа Элизабет Киауш — именно она провожала на пенсию моего папу. Так для меня замкнулся круг.
И теперь снова сможете ездить на лифте без дверей! (Paternoster — лифт, основанный на системе противовесов, без дверей и электричества).
− О да! Ребенком делал это очень охотно. Хотя, пожалуй, быстрее все-таки по лестнице (смеется).
IMG_0558В Интернете уже есть ваши новые фото в лифте министерства. Это какой-то символ, которому вы придаете значение?
− Да. Поездка на лифте для меня — только вверх! Как и по жизни, только вперед и вверх. В детстве часто поднимался на лифте на пару этажей, а затем стремглав бежал вниз по лестнице. И во взрослой жизни порой так получалось — только уже в делах, никак не связанных с удобствами вроде лифтов (улыбается).
Ну а вашим собственным детям уже разрешили продолжить семейную традицию?
− Пока нет, но скоро они обязательно побывают в моем новом кабинете — возможно, даже помогут распаковать коробки с документами.
Отличная идея, ведь семья для вас — главное. Именно по этой причине вы отказались возглавить гамбургский Сенат и занять пост мэра, так?
− Мы принимали решение коллегиально. С одной стороны, «семья» профессионалов — мои коллеги по партии, просто друзья и близкие люди, а с другой — я принимал решение лично для себя, посоветовавшись с женой. Если у вас трое маленьких детей, которые нуждаются в вашей любви и заботе, нужно определить, какую рабочую нагрузку вы можете взять на себя. Если какой-то вид деятельности нанесет вред моей семье — он явно не для меня. Я посчитал правильным отказаться от поста мэра, чтобы быть для своих детей отцом, который всегда рядом. Так что итоговое решение оптимально для всех заинтересованных сторон.
То есть, должность министра финансов предполагает более гибкий график занятости?
− В любом случае, с точки зрения безопасности и количества служебных поездок она не мешает семейной жизни. У меня могут быть свободные выходные – и тогда, к примеру, я могу пойти на футбольные и баскетбольные матчи, в которых участвуют мои дети. Многие могут меня не понять, но ведь я несу ответственность не только перед городом, но и перед своей семьей.
Новый мэр, ваш предшественник в министерстве финансов, находится на своем месте?
− Безусловно. Петер — крайне ответственный и прагматично мыслящий человек. Уверен, он сможет придать Гамбургу новые импульсы развития, сохранит и приумножит то, чего добилась администрация Олафа Шольца. Вскоре все убедятся, что лучшей кандидатуры на пост мэра было не найти.
Почти сразу после вступления в должность вы анонсировали больше миллиарда евро дополнительных расходов из бюджета. Это не повредит упрочению экономического положения города и его дальнейшему поступательному развитию?
− Конечно, нет. При составлении плана расходов из государственной казны на 2019/2020 гг. мы учли все нюансы. Мы разработали финансовую концепцию, четкое соблюдение которой гарантирует успех. Риск есть, но он минимален. Поймите, все эти цифры отнюдь не взяты с потолка. Мы обязаны реагировать на любое структурное изменение финансовой ситуации – ведь растет налогообложение, и снижения его в ближайшее время не ожидается ввиду роста населения.
Из-за этого государственные детские сады и школы получают финансирование по сокращенной программе – это может привести в какой-то момент к их закрытию. Естественно, приходится брать больше средств из городской казны. Помочь нужно и полиции – ведь безопасность горожан совсем не последняя по серьезности тема.
Отдельным пунктом в городском бюджете на следующий год значатся пенсии и льготы…
− Именно так. Вопрос повышения минимального размера пенсии/пособия был тоже очень тщательно проработан. 300 миллионов евро должны решить проблему. Вообще, увидев официальный релиз нашего бюджета на будущий год, все сегодняшние критики смогут убедиться в ошибочности своего мнения.
Из этой огромной суммы — миллиард евро — половина предназначена на нужды университета?
− Вы правы, около пятисот миллионов будет потрачено на модернизацию имеющихся и возведение новых корпусов, обустройство территории, поддержку студенческих программ и организаций. Мы собираемся делать эту работу поступательно, шаг за шагом – в буквальном смысле. Учитывая плачевный опыт бывшей ГДР, грандиозные строения возводить не будем.
Что вы имеете в виду?
− Когда строится огромное здание, излишне помпезное для обычного университета и нуждающееся в ежегодном ремонте, а денег на это не остается. Спустя десять лет фасад такого здания выглядит, мягко говоря, не очень. Наша стратегия довольно гибкая, и таких ошибок наша команда не совершит.
Сколько же уйдет времени на реставрацию зданий университета при таком подходе?
− Столько, сколько понадобится (улыбается). За семь лет, прошедшие с официального начала этой «перестройки», город сделал немало, качественно и в хорошие сроки. Мы продолжим в том же духе.
И все-таки, откуда взять столько средств? Путем сокращения финансирования других проектов?
− Нет, что вы. К таким методам руководство города не прибегало в прошлом, и мы не будем. В модернизации инфраструктуры, в ремонте школ и детских садов мы достигли очень хороших результатов, каждый может убедиться в этом лично. В дальнейшем ни один утвержденный план не будет меняться. Главное средство «отбить» потраченные деньги – не создавать городу новых государственных долгов. За счет этого мы можем позволить себе в следующем году ассигновать на развитие Гамбурга девятизначную сумму.
Вы затронули неприятную для населения тему. При Петере Чентчере не создавалось новых долгов в отдельно взятых областях городской экономики. Но в целом – учитывая глобальные проекты вроде строительства «Эльфи» или печальную историю с банком HSH, — очень даже. И ситуация не улучшается, а скорее ухудшается. Как вы собираетесь взять ее под контроль?
− Начнем с того, что она уже давно под контролем. А временное, я подчеркиваю это слово, временное ухудшение естественно. Перед администрацией города стояла задача устранить факторы, разрушившие банк и приведшие его к банкротству – с этим справились. На очереди остаток внешнего долга — три миллиарда евро, которые мы выплатим поэтапно – и остаются еще кредиты на выкуп энергетический сети. Этот вопрос решали сами гамбуржцы – и придется какое-то время ожидать результата.
Продолжая историю HSH — господин Чентчер был скорее финансовым сенатором этого банка, ни на что другое времени не хватало. При вас будет иначе?
− Вы правы, тогда по-другому практически не получалось, но ведь именно банкротство HSH так сильно обвалило курс внешнего долга Гамбурга. Петер вынужден был заниматься в основном этой проблемой, но сейчас ситуация улучшилась, поэтому мы будем уделять внимание всем проблемам без исключения. Поскольку я еще и депутат от района, буду принимать самое непосредственное участие и в решении вопросов округов.
Какое намечено ближайшее мероприятие?
− Прямо сейчас начнет действовать так называемый «11-балльный план», который я продвигал, будучи главой гамбургской фракции СПД. Его цель — улучшить работу Kundenzentren, обеспечить больше доступного сервиса, больше персонала, меньше бюрократии.
Мы желаем вам удачи на новом посту!
− Спасибо за поддержку, буду очень стараться оправдать оказанное мне доверие.

Беседовали Майк Шлинк и Максим Науменко


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!