Война с памятниками


Текст: Андрей Нелидов

Другой взгляд
В Гамбурге продолжаются жаркие дискуссии о переосмыслении роли Отто фон Бисмарка (Otto von Bismarck) в истории Германии. На этот раз его обвиняют уже не в милитаризме, а в колониализме – и на этом основании требуют остановить реставрацию памятника создателю второго рейха, чтобы радикально пересмотреть концепцию объекта.
Известно, что на Бисмарка при его жизни было совершено два покушения – в 1866 году в Берлине и в 1874 году в Бад-Киссингене. В обоих случаях он отделался легкими огнестрельными ранениями. В наше время нападению подвергаются его скульптурные изображения. И наш город тут не исключение – в минувшем году неизвестные дважды облили красной краской памятник «железному канцлеру» в Альтоне, намекая на его кровавые колониальные дела.
Но до стоящего на высоком постаменте гигантского Бисмарка в Старом парке добраться было уже труднее, так что здесь пострадала от граффити цокольная часть монумента. Однако на этом сторонники «деколонизации» Гамбурга останавливаться не собираются – они требуют поставить реставрацию памятника на паузу до тех пор, пока его концепция не будет пересмотрена.
Истоки протеста находятся, судя по всему, за океаном. Это отголосок «войны с памятниками», разразившейся в США на почве общественной борьбы с расизмом. Критические стрелы движения Black Lives Matter полетели не только в настоящее, но и в прошлое, в результате чего были повреждены или уничтожены многие скульптурные изображения политических деятелей времен Гражданской войны.
По преимуществу это были южане-конфедераты, но между делом досталось и Джорджу Вашингтону, и даже Христофору Колумбу. Воинствующих борцов с расизмом не останавливали аргументы, что многие политики-северяне, в том числе и некоторые президенты США, тоже были рабовладельцами, и что памятники – это неотъемлемая часть истории страны.
Волна протестов, хотя и в ослабленном виде, перекинулась через Атлантику, и уже немцы стали предъявлять счет своим политическим деятелям, потворствовавшим колониализму, фундаментом которого было угнетение коренного населения Африки и других народов.
«Под раздачу» попал и Отто фон Бисмарк. Представители протестных организаций Intervention Bismarck-Denkmal Hamburg и Decolonize Bismarck, провели в городе несколько демонстраций, не отличавшихся, впрочем, особой массовостью. В чем же суть основных претензий к «железному» (в данном случае – каменному) канцлеру?

Бисмарк и колонии
Протестующие считают, что монумент в Старом парке – это памятник противнику демократии и покровителю немецкого колониализма, созданный в начале ХХ века на средства гамбургских предпринимателей, получавших основную прибыль от грабежа колоний. Это была их благодарность канцлеру, выделившему средства на развитие местного порта и позволившему их компаниям иметь доходы за счет порабощенных жителей Камеруна, Нигерии, Того и некоторых других стран Африки и Азии. Так что сейчас не следует тратить миллионы евро на то, чтобы привести в порядок монумент сомнительной значимости.
Что ж, с обвинениями в адрес Германской империи по поводу ее прошлого не поспоришь — это была третья в мире колониальная держава. Многочисленные суда, груженые сырьем для производства каучука, какао и кофе, тропических масел и жиров, регулярно приходили в наш порт. И выгоду за счет рабского труда африканского населения получали не только сами предприниматели, но и городской бюджет. Многие жители Гамбурга, да и всей Германии – из тех, кому это было по средствам – активно пользовались продуктами переработки тропического сырья.
Что же касается Бисмарка, то он как глава правительства, безусловно, имел к этому отношение, поскольку оказывал влияние и на экономику империи. В условиях жесткой конкуренции колониальных держав деятельность немцев в Африке требовала помощи от государства.
Но взгляд Бисмарка на колонии был неоднозначным. В 1881 году он заявил так: «До тех пор, пока я канцлер, у Германии не будет никакой колониальной политики». Он считал, что содержание колоний весьма дорого обходится империи в экономическом и политическом плане — заморские территории отнимают у нее ресурсы и отвлекают от решения насущных внутренних проблем.
Тем не менее, позже немецкие колонии все-таки возникли, но во времена Бисмарка (он ушел в отставку в 1890 году) поставки из них в Германию составляли только 0,1% от всего импорта. В отдельные моменты канцлер демонстрировал свою приверженность колониальным делам, но это было скорее тактическим маневром – к примеру, когда его обвиняли в недостатке патриотических чувств. Так что на роль символа колониализма Бисмарк тянет с трудом.

Темная страница
Борцам с расизмом и колониальным наследием прошлого следовало бы обратить свой критический взгляд на тех людей, деятельность которых была непосредственно связана с использованием ресурсов немецких колоний и рабского труда их жителей. Таких личностей немало было в наших краях.
Пионером колониальной торговли в Гамбурге был Адольф Вёрман (Adolph Woermann) – крупный судовладелец, бывший президент городской Торговой палаты и депутат рейхстага. То есть, весьма уважаемый в обществе человек – его имя до сих пор носят две улицы нашего города. Но по части колониализма он явно подкачал — как говорится, виновен по всем статьям.
В Вандсбеке (в ту пору датском пригороде Гамбурга) жил коммерсант Генрих Шиммельман (Heinrich Carl Schimmelmann), гонявший свои суда по треугольнику Европа – Африка – Америка – Европа. Из Африки они везли через Атлантику рабов, в Америке грузили на борт хлопок и тростниковый сахар, доставляя их в Европу, а затем опять возвращались в Африку уже с европейскими товарами.
Генрих Шиммельман был финансовым советником датского короля, но по сути своей оставался работорговцем и коммерсантом, разбогатевшим за счет труда проданных им в неволю африканцев. Тем не менее, в его честь у нас в городе названы целых три улицы. Не многовато ли для работорговца по нынешним временам?
В 1922 году возле Гамбургского университета установили памятник колониальному военному деятелю Герману фон Висману (Hermann von Wissmann). Он был известным путешественником, но при этом командовал подразделениями карателей в Танзании.
В 1935 году рядом с его памятником поставили другой – офицеру Хансу Доминику (Hans Dominik), который в конце XIX века служил в Камеруне и был в ответе за подавление сопротивления местного населения. Судя по возданным ему почестям, с этой задачей (в том числе и с казнями непокорных африканцев) он, как и Висман, справлялся отлично. Но их заслуги высоко оценивали не все гамбуржцы — в 1968 году бунтовавшие студенты опрокинули оба памятника, после чего городские власти решили не устанавливать их заново, а просто передали статуи в музей.
Кстати, если вы хотите больше узнать о немецком колониализме, то можете получить всю необходимую информацию на выставке, развернутой в гамбургском Музее труда. Называется она Grenzenlos. Kolonialismus, Industrie und Widerstand и будет открыта до 11 апреля.
Мы надеемся, что к тому времени местная эпидемиологическая ситуация все же позволит желающим посмотреть экспозицию, которая рассказывает неприглядную правду о том, как Гамбург богател за счет нещадной эксплуатации жителей немецких колоний. Увы, этой страницей своей истории город не может гордиться, но нам следует знать, что она все же была.

Отражение эпохи
Но вернемся к нашей главной теме. Будущее памятника Бисмарку сейчас выглядит неопределенно. Предложений масса: кто-то за то, чтобы лишить канцлера каменной головы, кто-то предлагает вообще снести монумент или заменить его памятником социал-демократу Августу Бебелю (August Bebel).
Хотя сенатор по вопросам культуры Карстен Брозда (Carsten Brosda) против столь радикальных решений, он понимает, что просто отреставрировать монумент уже не получится. Нужна новая концепция, которая отражала бы всю неоднозначность личности Бисмарка в современном мире. Поэтому ведомство культуры намерено весной организовать конкурс на лучший проект художественного преобразования памятника без изменения его изначального вида – при помощи подсветки или каких-то иных средств.
Для Гамбурга лишиться культурного объекта подобного масштаба было бы явной ошибкой, ведь он имеет не только историческую, но и художественную ценность. Да, «железный канцлер» был сложной и неординарной личностью. Историк Карина Урбах (Karina Urbach) писала о нем: «Его биографию преподавали по меньшей мере шести поколениям, и можно с уверенностью сказать, что каждое следующее поколение изучало другого Бисмарка. Ни один другой немецкий политик не был использован и искажен так сильно, как он».
Канцлер сыграл в истории Германии огромную роль, но был человеком своего времени. Можно обвинять его в колониализме, но тогда следовало бы предъявить претензии и нашему великому Пушкину. Будучи в юности горячим противником крепостного права, в зрелые годы поэт собственных крестьян освобождать не стал, закладывая и продавая их по своему смотрению. Тогда что же мы – будем обливать краской памятники этому завзятому рабовладельцу?
Биограф Бисмарка Эрих Маркс (Erich Marx) писал в 1906 году: «Жить в те времена было таким огромным опытом, что все, что имеет к этому отношение, представляет ценность для истории». В таком смысле спорный монумент является памятником не столько самому канцлеру, сколько времени, в котором он жил. И это отражение эпохи, один из ее символов, хотелось бы все же сохранить – и для нас, и для наших потомков.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!