Китайский квартал


Текст: Андрей Нелидов

Страницы прошлого
27 января Гамбург вместе со всей мировой общественностью отметил Международный день памяти жертв Холокоста, провозглашенный ООН в годовщину освобождения Красной Армией концлагеря Аушвиц (Освенцим). Известно, что наряду с евреями нацисты преследовали и представителей других национальностей и групп населения. Сегодня мы расскажем о жизни китайцев в третьем рейхе.
Слово «холокост» имеет греческие корни и переводится как «всесожжение». Сегодня этот термин связан по преимуществу с массовым уничтожением евреев и как имя собственное пишется с заглавной буквы – Холокост, причем как по-русски, так и по-английски – Нolocaust. Хотя сами евреи (прежде всего израильские) предпочитают использовать собственное слово из иврита – Шоа́ («Катастрофа»).
Однако в своем изначальном, широком, смысле термин «холокост» (в этом толковании он пишется по-русски со строчной буквы – как «геноцид», к примеру) означает нацистскую политику преследования различных этнических и социальных групп – евреев, цыган, поляков и вообще славян, советских военнопленных, а также гомосексуалистов, масонов, свидетелей Иеговы, инвалидов и неизлечимо больных.
Тот факт, что в кровавой мясорубке холокоста оказались и столь далекие от Европы китайцы, кому-то может показаться загадкой. Но не тем, кто хорошо знаком с историей Гамбурга и Второй мировой войны, а среди наших читателей таких, я полагаю, немало. Поэтому сразу откажусь от долгой интриги по поводу того, чем именно не угодили Гитлеру и его приспешникам издавна осевшие в нашем городе представители китайского народа. Этот ларчик открывается довольно просто.
Война между Японией и Китаем шла уже с 1937 года. 7 декабря 1941 года японцы напали на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор на Гавайях и на колонии Великобритании и Нидерландов в Юго-Восточной Азии. Еще через пару дней правительство Чан Кайши объявило войну странам гитлеровской «оси Берлин – Рим – Токио».
26 декабря между Великобританией, США и Китаем был заключен военный союз и создано коалиционное командование для согласования общих действий против японцев. То есть, Китай официально стал врагом и для союзника Японии – Германии, что трагически сказалось на судьбе его граждан, которые в то время находились на территории Третьего рейха, и в том числе — в Гамбурге.

Кочегары и коммивояжеры
История появления китайцев на берегах Эльбы и Альстера имеет корни, уходящие в XIX век. Связано это прежде всего с мировой промышленной революцией – с общим развитием морского транспорта и появлением торговых судов с паровым двигателем. Во второй половине XIX века в нашем городе и в других морских портах Германии стали оставаться на постоянное жительство китайские моряки и разнорабочие, занятые на немецких торговых судах. Как правило, их уделом был самый тяжелый труд – они поднимали на борт уголь, бывший в то время основным топливом для пароходов, работали грузчиками или кочегарами.
Те, кто в угольных бункерах подавал топливо к топкам, находились на низшей ступени судовой иерархии. Задыхаясь от угольной пыли, эти люди надрывались от непосильных нагрузок в невыносимых условиях постоянной жары и отсутствия дневного света. Для такой работы пароходства европейских стран – в том числе гамбургский HAPAG и бременский Norddeutscher Lloyd – предпочитали нанимать жителей Юго-Восточной Азии.
Считалось, что китайцы и другие «цветные» лучше всего переносят жару, но главная причина была чисто экономической – просто они обходились нанимателям гораздо дешевле соотечественников, поскольку соглашались на худшие условия. И это не добавляло им симпатий со стороны претендентов на рабочие места из числа европейцев.
Со временем выходцы из Китая начали оседать в немецких портах, понемногу возникала немногочисленная диаспора. Чуть позже, в начале ХХ века, она стала пополняться за счет розничных торговцев. Коммивояжеров, предлагавших гамбуржцам изделия из фарфора, поделки из камня и другие безделушки, в городе называли «чемоданными китайцами» (Kofferchinesen). Во время Первой мировой Китай формально выступал на стороне Антанты, поэтому сотни представителей диаспоры были интернированы немецкими властями, а контакты между двумя странами оказались заморожены до окончания войны.

Студенты и курсанты
В 20-е годы частью общины, хотя и на время, становились китайские студенты. Они составляли четвертую по численности группу обучающихся в Германии иностранцев. Да и в остальной Европе их было не так уж мало — один из будущих лидеров КНР Чжоу Эньлай, основавший в 1922 году в Берлине германскую ячейку КПК, разработал устав учрежденной год спустя новой организации под названием «Коммунистическая партия китайской молодежи, проживающей в Европе».
Чан Кайши, возглавивший после смерти Сунь Ятсена партию Гоминьдан, в борьбе против Японии искал поддержки везде, где только можно было. В 30-е годы он развивал сотрудничество одновременно с Германией и СССР. Это сказалось даже на судьбе его детей — своего приемного сына Цзян Вэйго он послал учиться в Мюнхен, а родной Цзян Цзинго поехал на учебу в Москву.
Там он жил некоторое время у сестры Ленина Анны Ильиничны Ульяновой-Елизаровой и был известен в СССР под именем Николая Владимировича Елизарова. Он работал в Свердловске на «Уралмаше», был женат на русской и впоследствии вместе с ней вернулся на родину.
Не менее интересна и биография его названного брата, по воле отца ставшего офицером вермахта. В 30-е годы Цзян Вэйго учился в Мюнхенской военной академии, которая готовила кадры в том числе и для Генштаба. Его становление как офицера продолжилось в 98-м полку горных стрелков 1-й горнострелковой дивизии, где он в итоге получил свой «эдельвейс» – нашивку альпийского стрелка и специальный шнур-аксельбант за отличную стрельбу. Цзян Вэйго принимал участие в аншлюсе Австрии в качестве командира танка и намеревался стать наблюдателем во время польской кампании, но был послан для дальнейшей учебы в США.
В 1940 году он вернулся на родину, где быстро сделал военную карьеру, уже в возрасте 32 лет получив звание полковника – что, впрочем, неудивительно для сына Чан Кайши. В 1941 году, как мы помним, боровшиеся против японцев китайцы стали противниками Германии, так что Цзян Вэйго и вермахт оказались по разные стороны баррикад. В 1948 году во время гражданской войны он принимал участие в боевых действиях против коммунистических войск, командуя батальоном из американских танков М4 «Шерман».
Но в итоге гоминьдановцы потерпели поражение в борьбе с КПК за континентальный Китай и были вынуждены ограничиться островом Тайвань. После смерти Чан Кайши его сын Цзян Цзинго (Николай Владимирович Елизаров) возглавил ЦК Гоминьдана, а впоследствии был избран президентом Тайваня. Его названный брат Цзян Вэйго стал генералом и видным партийным деятелем. Кстати, его женой была китаянка родом из Германии. Сюжет этой лихо закрученной семейной саги достоин захватывающего приключенческого сериала.

В годы нацизма
Однако вернемся в середину 20-х годов. Самые большие китайские общины Германии находились тогда в Гамбурге и Берлине. Конечно, их нельзя было сравнить с крупными диаспорами в Нью-Йорке или Сан-Франциско, но что-то вроде тамошнего «чайна-тауна» здесь тоже было.
На границе Санкт-Паули и тогда еще самостоятельной Альтоны находился китайский квартал (Chinesenviertel). Он располагался в районе улиц Schmuckstraße и Große Freiheit. В большинстве случаев китайцы держали рестораны, овощные магазины, прачечные, бары и небольшие гостиницы. Впрочем, здешняя преступность тоже обрела этнический оттенок — контрабанда опиума и его подпольное употребление доставляло полиции немало хлопот.
С приходом к власти нацистов с их расовыми теориями жизнь гамбургских китайцев заметно осложнилась — им труднее стало получить работу и сохранить ее, власти все чаще отказывали в получении и продлении вида на жительство. После вступления Китая во Вторую мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции граждане Поднебесной, находившиеся в Германии, остались без дипломатической защиты. Китайских моряков с захваченных немцами британских торговых судов объявили военнопленными. Лишь единицам удалось покинуть страну с помощью Красного Креста.
Завершающий удар по гамбургской общине был нанесен 13 мая 1944 года, когда полиция и гестапо провели так называемую «Китайскую акцию»: весь квартал был оцеплен, последовала облава с массовыми арестами за «пособничество врагу». 130 мужчин и несколько немецких жен китайцев оказались сначала в гестаповской тюрьме Фульсбюттель, а потом в концлагерях.
Перед домом № 7 на Schmuckstraße установлен «камень преткновения» в память о Ву Ликине, который тоже был арестован во время облавы. В тюрьме он подвергся избиениям и пыткам, от последствий которых и умер осенью 1944 года. На кладбище Ольсдорф есть два участка, на которых похоронены гамбуржцы китайского происхождения.
От их старого квартала почти ничего не осталось, но его дух переживает своего рода Ренессанс. Тесные партнерские связи между Гамбургом и Шанхаем, интерес немцев к китайской культуре и кухне вызвали к жизни сотни ресторанов и магазинов. Сейчас у нас в городе насчитывается примерно 10 тысяч граждан китайского происхождения.
Символический центр их здешней жизни переместился из Санкт-Паули в Ротербаум, где на Feldbrunnenstraße расположен Yu Garden – садово-архитектурный ансамбль, созданный по образцу великолепного шанхайского комплекса с тем же названием. Сотрудничество Германии и Поднебесной вышло на новый уровень, о котором в прошлом веке не могли и мечтать жители китайского квартала.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!