Гамбургский тандем


Текст: Константин Раздорский

Коридоры власти

Если в начале декабря в Германии не произойдет ничего экстраординарного, то наш бывший первый бургомистр Олаф Шольц (Olaf Scholz) станет федеральным канцлером. А это значит, что новый состав немецкого правительства не утратит прежнего гамбургского бэкграунда.
Вы заметили, что последние три с лишним года работу федерального кабинета министров возглавлял дуэт гамбуржцев? Напомню, что уходящий канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) родилась не где-нибудь, а в нашем городе. В марте 2018 года ее заместителем стал Олаф Шольц.
Хотя родился он в Оснабрюке, но университет окончил в Гамбурге и много лет потом работал в нашем городе, который стал для политика почти родным. Мы не знаем, какую роль сыграл ганзейский дух в этом тандеме руководителей, однако известно, что христианская демократка Меркель и социал-демократ Шольц неплохо сработались, составив довольно эффективную команду.
В новом правительстве дух Ганзы тоже присутствует — вице-канцлером у Шольца вероятнее всего будет уроженец Любека Роберт Хабек (Robert Habeck), получавший образование в том числе и в Гамбургском университете. О том, как они сработаются, пока говорить рановато, но один управленческий тандем у будущего канцлера уже есть.
Шольц создал его со своим давним товарищем и помощником (и уроженцем Гамбурга, кстати) Вольфгангом Шмидтом (Wolfgang Schmidt), который должен возглавить офис главы правительства. Они уже лет 20 проработали вместе, включая и гамбургский период, когда Шольц был у нас первым бургомистром.
Весной 2018 года тот стал министром финансов и вице-канцлером в четвертом кабинете Меркель, а Шмидт занял должность статс-секретаря министерства финансов. Он возглавил отдел, в ведении которого находятся базовые финансово-экономические вопросы, а также международная финансовая и валютная политика.
Кроме того, он координировал в федеральном правительстве деятельность министерств, возглавляемых социал-демократами. В то время газета Bild называла его «самым могущественным незнакомцем в Берлине». Похоже, что теперь его известность существенно возрастет — в последнее время число запросов о нем в Google резко возросло. Заглянем туда и мы, чтобы поинтересоваться, кто же он такой – стопроцентный гамбуржец Вольфганг Шмидт.

Бегом по биографии
Родился он в сентябре 1970 года – то есть, ему сейчас 51. Юриспруденцию изучал сначала в Гамбурге, потом в Бильбао, с тех пор бегло говорит по-испански. Сдав свой первый государственный экзамен, три года стажировался в Гамбургском университете в качестве научного сотрудника, после рефендариата сдал второй госэкзамен, получив в 2002 году диплом юриста.
Поскольку с 1989 года он был членом СДПГ, партийная деятельность Шмидта в Гамбурге закономерно привела его к знакомству с депутатом Бундестага Олафом Шольцем. Вольфганг был его личным референтом, а когда шеф стал генеральным секретарем партии, возглавил его бюро в Берлине.
В дальнейшем Шмидт неотступно следовал за Шольцем по всем ступенькам карьерной лестницы будущего канцлера – во фракцию СДПГ Бундестага, потом в Федеральное министерство труда. В 2010-2011 годах Вольфганг был директором представительства Международной организации труда в Германии. В годы, когда Шольц возглавлял гамбургский Сенат (2011–2018), статский советник сенатской канцелярии Шмидт был фактически земельным «министром иностранных дел» – гамбургским уполномоченным при федеральном центре и Европейском Союзе.
Он считался уже к тому времени особо доверенным лицом Шольца, так что нет ничего удивительного, что тот, став вице-канцлером, сделал Шмидта статс-секретарем своего министерства финансов. Тут-то и оказались востребованными его берлинские связи, наработанные в неофициальном гамбургском «МИДе».
Что же касается личной жизни Шмидта, то он женат, причем на мексиканке (вот и знание испанского языка пригодилось), у них двое детей. Ярый фанат St. Pauli, он много вечеров провел на стадионе Millerntor. Со времен социал-демократического «комсомола» Jusos поддерживает дружеские отношения с Андреа Налес (Andrea Nahles), которая была депутатом Бундестага от СДПГ, председателем партии и федеральным министром труда.
Ну, и конечно, Шмидт дружен со своим шефом и ментором, хотя тот на 12 лет старше его, да и по темпераменту они совсем разные. Шольц – скорее интраверт, всегда спокоен и сдержан, взвешивает каждое слово. А Шмидт – явный экстраверт, общительный и улыбчивый, он постоянно торчит в социальных сетях, молниеносно обрабатывает десятки сообщений и способен отправлять их хоть в два час ночи. В общем, для политической деятельности – настоящая коммуникативная находка.

Держать удар
Но если вы решите, что Шмидт – не более чем мальчик на побегушках у Шольца, то будете неправы. Он его единомышленник и одновременно жесткий критик, когда оба вместе обговаривают новые идеи. Вольфганг всегда верил, что шеф станет канцлером, и сделал все, чтобы это стало реальностью. Их обоих объединяет способность хорошо держать удар и не зацикливаться на неудачах, и эта их особенность сыграла свою роль.
Вспомните, как Шольца в конце 2019 года «прокатили» на внутрипартийных выборах глав СДПГ. Левое крыло социал-демократов и особенно партийная молодежь припомнили ему и неудавшуюся попытку устроить в Гамбурге Олимпиаду, и ошибки в организации того злополучного саммита G20, и стиль руководства, из-за которого его за глаза называют «королем Олафом».
Досталось-то, конечно, Шольцу, но Шмидт знал, что критические стрелы направлены и в него, поскольку работали они вместе. Кроме того, именно он посоветовал шефу выдвинуть кандидатуру на пост сопредседателя партии из-за перспективы стать кандидатом в канцлеры.
После такой «оплеухи» от соратников Шольцу впору было запить горькую, но у министра финансов и вице-канцлера, слава богу, есть чем заняться и без партийных дрязг. К тому же Олаф с Вольфгангом умеют ждать — они ушли в сторону и набрались терпения.
Хотя многие социал-демократы не хотели видеть своего лидера в Шольце, другой столь же значимой персоны у них просто не было. Так что вопрос, когда его позовут «на царство», оказался лишь делом времени. И уже в августе 2020 года «товарищи» таки позвали Олафа, утвердив его кандидатуру на пост канцлера.

Восхождение
Для тех, кто давно варится в политической кастрюле, камбэк Шольца не стал таким уж большим сюрпризом, поскольку был вполне ожидаем. К счастью, СДПГ состоит не только из его критиков, и там есть кому оценить его по достоинству. За него ратовали многие его высокопоставленные коллеги по партии из федерального правительства, из земельных кабинетов и парламентских фракций.
К примеру, глава социал-демократов в Бундестаге Рольф Мютцених (Rolf Mützenich), сам считавший себя претендентом на роль кандидата в канцлеры, вынужден был признать: «Олаф Шольц с его большим политическим опытом деятельности в федеральном кабинете и в парламенте, а также во главе земельного правительства, доказал, что может руководить нашей страной в тяжелые времена».
Интересно, что по опросам, проведенным сразу после выдвижения Олафа Шольца кандидатом в канцлеры, рейтинг СДПГ поднялся с 16% до 18%. Да, это маловато, но сам факт такого роста означал, что с Шольцем у «товарищей» больше шансов, чем без него.
Еще любопытнее, что кандидат в канцлеры оказался в стране более популярен, чем партия, которую он представлял. Его рейтинг был выше, чем у потенциальных кандидатов от других партий – христианских демократов Фридриха Мерца (Friedrich Merz), Армина Лашета (Armin Laschet), Йенса Шпана (Jens Spahn) и у «зеленого» Роберта Хабека (Robert Habeck).
И только одному политику Шольц в то время уступал – Маркусу Зёдеру (Markus Söder). Но христианские демократы поставили на Лашета, а не на баварца, чем сделали СДПГ роскошный подарок. В результате тандем Шольца-Шмидта умудрился вытащить социал-демократов на первое место, которое еще недавно казалось недостижимым.

GBb
Будущий канцлер, конечно, не ангел и не свободен от ошибок, но сомневаться и каяться не привык. У него на все один ответ: продолжаем работу. Даже политические противники отмечают его готовность к сотрудничеству и способность находить общий язык с представителями другого лагеря, что подтвердилось и во время формирования правящей коалиции.
По крайней мере, от Ангелы Меркель мы не слышали критических слов в его адрес. Она доверяла Шольцу со времен банковского кризиса 2008 года, когда Олаф, будучи министром труда в ее первом кабинете, спас сотни тысяч рабочих мест за счет временной неполной занятости.
Кстати, в уходящем правительстве он был самым популярным министром после самой Меркель. Жителям Германии пришлась по душе его твердая позиция по базовой пенсии, его решительные и оперативные действия во время пандемии, когда министр финансов уговорил колебавшегося канцлера, не думая о будущих долгах, срочно выделить огромные средства для поддержки немецких предприятий и сохранения рабочих мест. И это был самый крупный пакет финансовой помощи в истории федерального правительства.
«Королевских замашек», в которых обвинял Шольца партийный базис, я лично у него что-то не заметил, хотя доводилось встречаться с ним и в Берлине, и в Гамбурге. Будучи еще депутатом Бундестага от Альтоны, он однажды побывал у нас в редакции, оставив о себе хорошее впечатление — никакого высокомерия, простой в общении и, видимо, неплохой человек.
Но мы не его подчиненные, так что стиль руководства Шольца в полной мере оценить не можем. Ведь работа на высоком посту в любом правительстве и вообще в органах исполнительной власти предполагает большую ответственность и необходимость контроля, так что известную требовательность и даже некоторую жесткость лидера можно понять.
А Шольц не привык делегировать полномочия, предпочитая рулить сам. Старая школа… Может, именно этого нам в кризисные времена и не хватает? Задачи перед «светофорным» правительством стоят невероятно трудные – посмотрим, как с ними будет справляться новый гамбургский тандем.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!