Топонимика Гамбурга — улица Штреземана

Gustav Stresemann - Sehenswürdigkeiten von Hamburg


Политический перекрой
Stresemannstraße появилась на гамбургской карте в 1929 году – вскоре после смерти министра иностранных дел Германии, лауреата Нобелевской премии мира Густава Штреземана.

Основатель Немецкой народной партии родился в 1878 году в Берлине, в семье преуспевающего владельца гостиницы и ресторана. Единственный сын, он изучал литературу, историю и политэкономию в Берлинском и Дрезденском университетах. Темой его докторской диссертации стал экономический анализ торговли бутылочным пивом в Берлине, в котором он раскрыл механизм наступления «большого» бизнеса на розничную торговлю. Густав Штреземан начал свою карьеру в качестве помощника управляющего Ассоциации германских производителей шоколада, а затем перешёл на работу в отделение Союза промышленников, и с его помощью всего за два года число членов Союза увеличил ось со 180 до тысячи.

Убежденный в том, что между коммерцией и политикой существует прямая связь, в 1906 году он становится депутатом Дрезденского муниципалитета, а через год — и Рейхстага. До первой мировой войны Штреземан поддерживал германскую авторитарную политику силы и дисциплины. Однако мятежи на флоте, унизительное поражение в войне и отречение кайзера заставили его изменить вере в «сильную власть». Он участвовал в принятии Веймарской Конституции Германской республики, с августа по ноябрь 1923 года был канцлером в коалиционном правительстве, а затем по политическим соображениям занял пост министра иностранных дел, на котором пережил четыре кабинета и прослыл самым искусным немецким дипломатом после Бисмарка. Он запомнился как жесткий политик, который подавил попытку коммунистической революции в Саксонии, восстановил порядок после гитлеровского «пивного путча» в Мюнхене. Штреземан участвовал и в урегулировании Рурского конфликта, когда в 1923 году в ответ на невыполнение Германией её репарационных обязательств французские и бельгийские войска начали оккупацию Рурского угольного бассейна.

Одной из важнейших дипломатических задач послевоенной Германии было получить послабления в выплате репараций, установленных Версальским договором. В 1924 году на Лондонской конференции Густаву Штреземану удалось добиться выгодного решения о реструктуризации долга. Он стал проводить политику сближения с бывшими врагами. По его инициативе в октябре 1925 года произошла встреча министров иностранных дел Франции и Великобритании, в результате которой были подписаны Локарнские договоры: Франция, Германия и Бельгия договорились о неприкосновенности существующих границ и демилитаризации оккупированной Рурской зоны, которая усугубляла экономический кризис.

Густав Штреземан был женат на дочери берлинского промышленника Кете Клеефельд. По замечанию одного из биографов, именно благодаря поддержке жены ему удалось сконцентрировать свой интеллект и энергию на одной цели – блистательной политической карьере. Он умер в Берлине 3 октября 1929 года от сердечного удара. И почти сразу в Гамбурге в его честь была названа бывшая Малая Садовая улица. Однако не надолго. Нацисты давали различным её участкам имена генералов и офицеров, которые, к счастью, бесследно исчезли после войны.

А изначально на этом месте проходила дорога в деревню Bahrenfeld, которая была проложена в конце 17 века, в то время, когда за пределами защитного городского вала было построено пятиконечное земляное оборонительное укрепление – Sternschanze. В 1836 году гамбургские ворота перестали закрываться на ночь, и у рабочих появилась возможность жить вне города, что и определило будущую застройку улицы. Потребность в дешевом жилье очень возросла после пожара 1842 года, а также после расселения квартала Katharinenviertel, который «освободили» от жителей для постройки пакгаузов Шпайхерштадта.

Гамбург постепенно «сросся» с Альтоной. В 1883 году на смену последней конке пришёл электрический трамвай, и движение транспорта стремительно увеличивалось. Уже в начале 20-х годов прошлого века в этом районе существовали десять различных трамвайных маршрутов. Проезжая часть становилась все шире, исчезали внешние садики и название «Малая Садовая» перестало быть актуальным. Сегодня через перекресток Stresemannstrasse и Max-Brauer-Allee ежедневно проходят 30 тысяч автомобилей. — К чему такие детали? – спросит читатель. И тут начинается печальная часть истории.

27 августа 1991 года девятилетняя Никола, которая жила у бабушки и дедушки и направлялась навестить маму, погибла на углу Stresemann и Juliustraße. Она переходила улицу на зеленый свет и была сбита грузовиком, 25-летний водитель которого, превысив скорость, ехал на красный. Этот несчастный случай, который произошёл на глазах у соседей и знакомых, вызвал необычайно резкий протест. Очевидцы не разошлись, как обычно, по домам. Люди вышли на улицу и в течение многих недель, в час пик – после 16 часов — блокировали движение. Дежурили посменно. Полицейские отказывались разгонять детей с мамами и папами, которые усаживались на «зебру» пешеходного перехода. «Никола была моей лучшей подругой. Кто будет следующим?» — такие плакаты выставляли в окнах домов. Была создана специальная гражданская инициатива. Жители требовали сокращения числа полос движения и установления максимальной скорости в 30 километров в час. И победили. В сентябре к блокадам стали присоединяться обитатели других оживленных магистралей – Holstenstraße и Lange Reihe. Так в городе произошла «транспортная» революция. Гамбуржцы настаивали на проведении анализа воздуха и уровня шума. На Штреземантрассе появилась постоянная лаборатория, которая давала печальную информацию о загрязнении угарным газом. Экологические аспекты транспорта стали актуальной темой в прессе, а Stresemannstraße прославилась как символ гражданского протеста и за пределами ганзейского города.

Текст: Екатерина Филиппова


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!