Топонимика Гамбурга – площадь Мари Йонас

Marie Jonas - Sehenswürdigkeiten von Hamburg


Судьба Мари Йонас

Это рассказ о старом кладбище, ставшем городской площадью. Ее название напоминает нам о преследованиях евреев в нацистские времена.

Недавно на карте Эппендорфа появилось новое имя – в названии площади Marie-Jonas-Platz, расположенной на пересечении улиц Eppendorfer Landstraße и Kümmelstraße. Имя-то новое, а вот площадь – старая, со своей давней историей.

Когда-то здесь сельская дорога вела через поля из Гамбурга в деревню Эппендорф, к церкви св. Иоанна. Храм этот – один из старейших к северу от Эльбы, с 1267 года стоит он на берегу Альстера. В 1836 году там, где сельскую дорогу пересекала другая – Ehlersweg, заложили церковное кладбище для всех 15 деревень округи. На нем хоронили как простых крестьян, так и местную знать. Здесь, например, имело свой склеп семейство Зирих (Sierich), глава которого был ювелиром и к тому же крупным землевладельцем.

В конце XIX века Эппендорф из деревни превратился в предместье Гамбурга. Земли вдоль Eppendorfer Landstraße разбили на участки и продали под застройку. Постепенно здесь стали появляться виллы и многоквартирные дома. В 1877 году в Ольсдорфе открыли новое, самое большое в Европе кладбище, а старые стали закрывать. Последнее захоронение в Эппендорфе состоялось в 1904 году – там упокоилась с миром Сузанне Келлингхузен. Фамильные захоронения позже были перенесены отсюда в Ольсдорф.

Через 25 лет положенного санитарного карантина начались дискуссии о дальнейшем использовании территории старого кладбища. Предложение построить на этом месте многоэтажные жилые дома для привлечения семей с детьми городские власти, впрочем, отклонили. Так это место и пустовало долгие годы, превратившись в сквер с большими деревьями, где в голодные военные годы жители устроили огороды.

В войну Эппендорф пострадал мало, и сюда потянулись жители разрушенных кварталов. После денежной реформы 1948 года повысилась покупательная способность населения, а большого универмага в округе не было. Только весной 1951 года появился Karstadt. На площади перед магазином устроили парковку. С учетом девиза тех дней – «Autogerechte Stadt» («Город, удобный для автомобильного движения») – она воспринималась как шаг в будущее.

Для бурно развивавшегося района построили и административный центр – корпуса Bezirksamt Nord, называемые в народе «Ратушей Эппендорфа». Рядом был популярный кинотеатр Regina Palast. Затем на месте снесенных старых домов появилось архитектурное чудо 60-х – здание из стекла и бетона, в котором разместился магазин С&А.

А через пару десятилетий опять начались споры о переустройстве площади перед «Карштадтом». Жители жаловались, что она неуютная и вся занята автомобильной парковкой. Но изменения шли медленно. Лишь около десяти лет назад вместо дома, где раньше был универмаг С&A, страховое общество Volksfürsorge построило современное здание. А нынешней весной мы увидели новую площадь, полностью изменившую свой вид.

В доме, где больше полувека находился «Карштадт», открылись другие магазины. А само отреставрированное здание, объявленное памятником архитектуры, послужило образцом для проектировщиков, спланировавших рядом административный центр. Его плавные линии перекликаются с фасадом старого здания. В новостройку переселили экономический и строительный отделы городской управы и назвали «технической Ратушей» – Technisches Rathaus.

Исполнилась, наконец, давняя мечта местных жителей: вместо парковки появился подземный гараж, а на просторной площади перед торговым центром теперь будут проводить районные праздники. Эта новая площадь названа в честь гамбургского врача Мари Йонас. Она и жила неподалеку, и работала рядом – в университетской больнице.

Мари Анна Йонас (Marie Anna Jonas) родилась в 1893 году в большой еврейской семье, но рано потеряла родителей. Поэтому с юных лет ей пришлось полагаться лишь на себя и думать о своем будущем. В годы Первой мировой она работала медсестрой, а затем училась и получила диплом врача, что в то время для женщины было скорее исключением, чем правилом.

Молодой врач Мари Левинсон (тогда она еще не была замужем) со всем жаром сердца окунулась в медицину. Лечить больных и помогать людям было для нее так же естественно, как дышать. Ее мужем стал уважаемый в еврейской общине Гамбурга д-р Альберто Йонас – директор Еврейской школы для девочек на Karolinenstraße. Но беспокойный характер Марии и любовь к медицине не давали ей сидеть дома даже после рождения дочери Эстер. Фрау Йонас работала школьным врачом (то есть, была на государственной службе), участвовала в деятельности различных общественных организаций.

В 1925 году семья переехала в красивый дом на Woldsenweg. В годы экономического кризиса женщинам запретили работать на государственных должностях, если муж мог содержать семью. Мари стала работать безвозмездно – врачом в университетской больнице и в Israelitisches Krankenhaus.

В 1938 году нацисты отозвали у врачей-евреев разрешения на работу. В то время ее лишились только в Гамбурге 427 дипломированных специалистов. Мари продолжала трудиться медсестрой-санитаркой, ухаживала за больными. Вскоре их семью выселили из собственной квартиры в небольшую комнатку в так называемом Judenhaus (вариант городских гетто). Как позже вспоминала дочь Мари Эстер, мать была одной из немногих, кто умел и печь топить, и готовить на ней еду – закалка тяжелого детства помогала ей всю жизнь.

Альберто Йонас был человеком строгих моральных принципов. Сопровождая в Англию группу еврейских детей, вывозимых из Германии, он отказался включить в нее свою дочь: «Из-за тебя не поедет другой ребенок». Он вернулся в Гамбург с твердым убеждением: «Я никому не сделал ничего плохого, и со мной ничего плохого случиться не может». Когда же семья все-таки подала прошение на выезд из Германии, было уже поздно: выезды запретили, еврейские семьи подлежали депортации.

В июле 1942 года семья Йонас в полном составе была депортирована в Терезиенштадт. Через шесть недель отец умер. Мари в тяжелейших условиях концлагеря продолжала выполнять свой врачебный долг, поддерживала узников словом, лечила их, как могла – без каких-либо лекарств. Два года эта мужественная женщина заботилась о других. В 1944 году Мари Йонас перевели в Аушвиц (Освенцим), где она вскоре погибла. Сейчас на тротуаре перед домом № 5 по улице Woldsenweg два бронзовых «камня преткновения» напоминают о судьбе супругов Йонас.

Их дочь Эстер также провела два года в Терезиенштадте, где вышла замуж за чеха. Через три дня после свадьбы его перевели в Аушвиц. Уже со следующим транспортом молодая женщина добровольно отправилась вслед за мужем, но встретиться им больше не довелось…

Пройдя четыре лагеря смерти, Эстер чудом уцелела и в 1945 году уехала в США. Сейчас, когда ей далеко за 80, она находит силы приезжать в родной город. Выступает перед школьниками, ухаживает за «камнями преткновения» у дома, где когда-то жила с родителями. В 2007 году она присутствовала на спектакле о собственном детстве, проходившем в парке Келлингхузен, где часто гуляла девочкой. В 2008 году правительство ФРГ вручило ей «Крест за заслуги». А недавно она вместе с сыном побывала на торжественной церемонии открытия площади Мари Йонас в районе, где провела свое детство. Трудная судьба Эстер Бауэр, трагическая история ее семьи – напоминание о многочисленных жертвах нацистских времен. В память о них только в Эппендорфе установлено более 250 «камней преткновения».


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Bisher keine Kommentare...sei der Erste!