Топонимика Гамбурга — в честь Генриха-Карла фон Шиммельманна

Heinrich Carl von Schimmelmann - Sehenswürdigkeiten von Hamburg


Властитель Вандсбека и Конго
В топонимике Гамбурга отражено немало славных имен, однако есть среди них и такие, чья слава с годами становится все более противоречивой. Это в полной мере относится к графу Генриху-Карлу фон Шиммельманну (Heinrich Carl von Schimmelmann, 1724-1782). В последнее время его имя у всех на слуху – по крайней мере в Вандсбеке, который когда-то полностью принадлежал этому финансовому гению и безжалостному работорговцу.

10 сентября этого года в так называемом «саду Пуфогеля» (Puvogel-Garten), что в районе площади Wandsbeker Markt, официальные представители Гамбурга и Вандсбека торжественно открыли три бронзовых бюста. Несмотря на присутствие сенатора по культуре Карин фон Вельк (Karin von Welck), по своим масштабам это мероприятие было скорее камерным, да и по значению не бог весть каким важным – в бронзе воплощены давно знакомые исторические личности, сыгравшие важную роль в становлении и развитии нынешнего гамбургского района.

Один из приближенных датского короля Генрих Рантцау (Heinrich Rantzau) был владельцем Вандсбека. Это он построил крепость Wandesburg, одну из башен которой позднее использовал в качестве своей обсерватории дальний родственник Рантцау – известный датский астроном Тихо Браге (Tycho Brahe). Ни к первому, ни ко второму гамбургская общественность претензий никогда не имела. Третьим же бюстом, как читатель уже догадался, было скульптурное изображение Генриха-Карла фон Шиммельманна.

Реакция на очередное увековечение его имени (в честь Шиммельманна в Вандсбеке уже названы улица, переулок и аллея) оказалась хотя и запоздалой, но весьма острой. Дней через пять «зеленые» провели первую акцию протеста, щедро «украсив» бюст графа цепями. Это должно было напомнить окружающим, что его сказочное богатство создавалось кровью, потом и слезами африканских рабов. Их потомки приняли участие в следующей демонстрации, состоявшейся 25 сентября по инициативе общественной организации Black Community in Deutschland. Ее представители заявили, что резко осуждают расистский памятник и требуют его немедленного демонтажа. По мнению собравшихся, скульптура Шиммельманна возвеличивает преступное прошлое Германии, связанное с угнетением и физическим уничтожением нескольких поколений африканцев.

Несмотря на высокий накал страстей, темнокожие жители Гамбурга не пытались самостоятельно снести бюст, ограничившись тем, что надели на голову Шиммельманна голубой полиэтиленовый мешок для мусора. В разгоревшуюся позднее дискуссию включились местные социал-демократы, которые вместе с «зелеными» выступили на октябрьском заседании законодательного собрания района с инициативой убрать бюст Шиммельманна, оскорбляющий, по их мнению, достоинство темнокожего населения города. Тем не менее, депутаты решили оставить его на месте: граф-работорговец действительно многое сделал для расцвета Вандсбека, а что касается его неправедной деятельности, то информация об этом присутствует на специальной табличке рядом с бюстом. Заглянем же в нее и мы, чтобы узнать, наконец, кем был человек, из-за которого сломано столько копий.

Генрих-Карл Шиммельманн родился в 1724 году в мекленбургском Деммине, занимался торговлей в Дрездене, потом открыл представительство в Гамбурге. В 1761 году финансист поступил на службу к датскому королю и на поприще интенданта проявил себя настолько успешно, что удостоился графского титула. Заслуги бывшего купца перед датской короной оказались так велики, что даже его сын Эрнст-Генрих впоследствии смог занять пост министра финансов Дании. К тому времени Шиммельманн-старший был одним из богатейших людей своего времени. Под Гамбургом он имел два поместья, выкупленных у семейства Рантцау. С его именем тесно связана история Аренсбурга и особенно Вандсбека, где он не только построил себе замок, но и во многом определял жизнь будущего гамбургского района. Он, в частности, способствовал экономическому развитию Вандсбека, стал издателем газеты Wandsbeker Bothe и ввел в обиход привычную нам лотерею, на доходы от которой основал фонд помощи малоимущим.

Солидную часть своего богатства Шиммельманн, как и многие его современники, заработал за счет торговли оружием и «черным товаром» в так называемом Атлантическом торговом треугольнике: купеческие суда курсировали между Европой, Африкой и Америкой. Главную прибыль обеспечивала торговля рабами, без которых не могли обойтись плантации хлопка и сахарного тростника. У самого Шиммельманна, вывозившего тысячи рабов из Конго, было несколько плантаций на островах Карибского моря, а также крупнейший в Северной Европе сахарный завод в Копенгагене и мануфактура по переработке хлопка.

Использование рабов и торговля ими была для того времени обычным делом, хотя уже и тогда находились люди, осуждавшие этот жестокий бизнес. Поэт Маттиас Клаудиус (Matthias Claudius) адресовал Шиммельманну и другим своим современникам-рабовладельцам стихотворение «Черный на плантации сахарного тростника». В наше время – время политкорректности – личность Шиммельманна считается все более одиозной. Конечно, никто не выступает за то, чтобы снести его мавзолей (на снимке), воздвигнутый сто лет назад, однако по мнению противников возвеличивания Шиммельманна, создавать ему сегодня новые памятники просто абсурдно.

Текст: Константин Раздорский


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!