ЕЛИСЕЙСКИЕ КАРТОФЕЛЬНЫЕ ПОЛЯ


Машенька росла без отца, и мама с детства внушала дочери, что замуж выходить надо только за иностранца, в России для такой красавицы перспектив нет. Ольга Ивановна была  преподавателем французского языка в элитной школе и давала частные уроки. В доме царил настоящий культ Франции: изображение Эйфелевой башни на фотообоях, мирей  Матье и Патрисии Каас, банальный грибной суп именовался не иначе как «жульен».Даже дочь Ольга Ивановна  называла на французский манер- «Мишель» и учила её «parler francais»  не хуже пушкинской Татьяны Лариной. Все заработанные деньги шли на крутую косметику и одежду, а питаться порой приходилось дешёвыми пельменями и пустыми макаронами.

Как и мама, Машенька окончила иняз и стала работать в туристическом агентстве. Встретить в Калининграде жителя с берегов Сены было почти нереально, а отечественных воздыхателей дочери маман «браковала» подчистую. Ольга Ивановна  упорно воплощала в жизнь идею отправить дочь за границу. И вот на чудом сэкономленные деньги Ольга Ивановна снарядила дочку в двухнедельную заграничную поездку.

Увидев тогда Париж, Маша даже немного разочаровалась: чтобы попасть в Лувр, пришлось выстоять на холоде километровую очередь, город показался ей пасмурным, неопрятные «аборигены» никак не тянули на звание законодателей мировой моды.

А однажды Маша ехала в автобусе по Московскому проспекту Калининграда, и вдруг в салон вскочил симпатичный, ухоженный молодой человек:

-Да порта?- обратился он к Маше, мило улыбаясь.

Сердце у той чуть не выскочило из груди: «Вот он – француз!» Но что сказал иностранец, девушка не поняла. Тем не менее нужно было что-то отвечать и поскорее, ведь сама судьба смотрела на неё  сейчас оливковыми глазами и ждала ответа. Мишель подыскивала подходящие для светской беседы слова, и тут «француз» повторил:

-Спрашиваю,  автобус  в порт идёт?-

Эйфелева башня покачнулась…. «Иностранец» растворился…

…Дождливым осенним днём Маша по настоянию мамы отправилась на международную сельскохозяйственную выставку в «Балтик-Экспо» на острове.

-Среди участников выставки заявлена была и Франция,- убеждала Ольга Ивановна,- наладь связи хотя бы с французским фермером, а там – посмотрим по обстоятельствам.

Машенька блуждала мимо стендов с газонокосилками, мини-тракторами, мешками с удобрениями и задавала себе один и тот же вопрос: «А я то что тут делаю?»

-Картошечкой интересуетесь?- услышала она вдруг приятный мужской голос.-Наша «синеглазка»- самая лучшая в области!-

Маша взглянула на высокого плечистого симпатягу в ярком рабочем комбинезоне(он представлял продукцию «Елисеев и братья») и на ходу сочинила версию о том, что заскочила погреться.

-Здесь есть кафешка,- сказал фермер,- я напою вас горячим кофе!

Георгий Шперлинг, до недавнего благополучно проживавший в Дюссельдорфе, оказался очень образованным и хорошо воспитанным человеком из бывших Казахстанских немцев-переселенцев. Выпускник Саратовского сельхоз института, он  уехал из Германии …чтобы помочь родному брату-вдовцу поднять на ноги четверых детишек. Братья скооперировались и создали крепкое фермерское хозяйство. Жора был настолько обаятелен, что уже через десять минут общения девушка напрочь  забыла и о Франции, и о заморских женихах.

…Молодые люди через несколько месяцев сыграли свадьбу вопреки сопротивлению Ольги Ивановны. Она   в конце концов поняла, что дочь счастлива не в замке на Луаре, а в особняке на окраине Калининграда. Георгия же тёща ласково называет «Жоржик»….

Подготовил:

Юрий Кухливский

г.Калининград


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “ЕЛИСЕЙСКИЕ КАРТОФЕЛЬНЫЕ ПОЛЯ”

  1. Странно, что братья Шперлинги назвалили фирму «Елисеев и братья» (к тому же братьев было всего два, а по названию фирмы больше). Понятно, автор хотел эффектного многозначного названия, но если плясать от фамилии Елисеев, правильно было бы «Елисеевские поля». И разве в Казахстане нет своих сельхозинститутов? )