Пират, рикша и просто островитянин


Сергея и Наташу Марковых занесло на Фемарн  8 лет назад из Берлина, когда в «Диснейленде» острова освободилось место пирата, на которое отец семейства с огромной бородой и косичкой подошел просто идеально. Надеялись, что на острове супруге удастся устроиться по профессии – ветеринаром. Однако через  два года развлекательный парк, где Сергею надо было по шесть раз в день выходить на сцену и биться на саблях так, что пугались собственные дети, разорился. С сельским хозяйством тоже не получилось. Тогда и пришла идея извоза на велосипеде, на котором в ту пору Сергей кататься не умел. Научили дети! Двое старших учатся в Гамбурге, четвероклассница Маша и четырехлетний Ваня наслаждаются островной жизнью, а на подходе – пятый ребенок.

— Конечно, что ж еще делать на острове, только детей рожать, — смеется Сергей. Мне даже курить пришлось бросить. Катаешь, бывало, а люди попадаются крупные, особенно из Баварии. Однажды вез пару – муж килограммов на 150 и она – тоже не маленькая. Они отказывались ехать, но я настоял. А потом — язык на плече. И когда я из седла, наконец, выпал, они мне 100 евро на лоб прилепили. Я пополз к жене и сказал: вот! В итоге пересел на мотор, электромобилем можно это сооружение назвать. И теперь, говорят, есть две  достопримечательности:  длинный — это маяк и веселый – это я! Я тут один такой «монополист».

— И как идет бизнес?

— На острове такая ситуация, что богатые уже ничего не хотят, а бедные уже ничего не могут хотеть, и еще несколько идиотов, типа меня. У меня отлично все идет. Так называемый глубокий бизнес, это то, что улучшает качество жизни. Это не то, чтобы поесть было чего, а разнообразие. А здесь этого почти нет. Поэтому когда приезжаешь из Москвы или из Берлина, то взгляд — совсем другой. Ты видишь, что можно сделать. Идей очень много. А деньги – находишь…

— Помощь получаете?

-Получаю, когда не хватает, и не стесняюсь даже. А когда хватает, стараюсь не получать.

По профессии я учитель истории. Мой диплом, к сожалению, признан как педагогический, но не как учительский. И поскольку на острове есть трудные подростки, то меня приглашают для разрешения сложных ситуаций и в школьные поездки. И успехи есть. В прошлом году удалось одного мальчика снять с иглы, его мама не могла поговорить с учительницей по-немецки. Потом из школы даже прислали благодарственное письмо.

— А как с друзьями?

— Все — в Москве. А на острове у нас здесь есть несколько хороших приятелей, но это скорее немцы, чем наши. Многие островитяне  меня не понимают, но относятся с уважением, потому что видят: я занимаюсь делом. Тут люди очень работящие. Им трудно понять, как мы живем. Они возятся все время в саду, по хозяйству. А мы живем спокойно. То, что нужно, делаем, но не больше. У нас другие принципы. Вот когда, например, про работу разговариваешь, их не интересует: нравится ли тебе, а спрашивают: а ты подумал про страховку и про пенсию?! Мы пока об этом не думаем. Мы думаем, о том, что сегодня и сейчас.

— На острове много русских?

— Немало, большинство из наших работает.  Я считаю, что самое главное — не занимать иждивенческую позицию. Тогда и  на острове жить можно! И тебя никто не будет трогать, если ты стараешься что-то делать. Неважно – богатый или небогатый. Здесь одинаково уважают любую работу. А у нас они – работы  — обычно яркие…

— Имеет ли смысл летом приехать на сезонные работы?

— Если у кого есть идеи, то можно. А обычной стабильной работы здесь очень мало.

— Расскажите, пожалуйста, про снежные заносы, от которых в последние два года пострадал остров

— Да просто класс, я Родину вспоминаю. Тут было весело. Нас предупреждали, что так будет, но когда начинается, то становится не по себе. Дорога все время пропадает. Крестьяне же свели леса, чтобы поля были, и поэтому все время дует ветер. Ты едешь на машине и не видишь ничего. Хоть ребенка вперед пускай, чтобы он кричал, где дорога. Столбики заносит.

Сидишь дома, вроде — все в порядке. И вдруг по NTV сообщают: 42 деревни на Фемарне отрезаны от мира. А у нас их всего 42. Решил, пойду-ка, посмотрю. Вышел на улицу  — никого. А дочка Маша говорит: папа, что мы будем завтра есть?  Я уже думал, взять рюкзак и по берегу идти. И дошел бы за полдня — до еды. Но запасы были, компот. Правда, на следующий день все расчистили. У крестьян есть для этого плуги специальные — противоснежные.

— Вам действительно нравится жить на острове?

— Отвечу словами Иосифа Бродского:
«Если  выпало в империи родиться —
Лучше жить в глухой провинции у моря…»

С Сергеем можно связаться по электронной почте: sergej5641@aol.com.



Verfasst von:
Ekaterina Filippova




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!