Мастерами не рождаются (II)


Фотоконкурс

Мы продолжаем знакомить вас с участниками завершившегося фотоконкурса «Остановись, мгновение!», работы которых удостоились высоких оценок жюри и зрительских симпатий. 

Слово авторам:

Леонид Черников (Гамбург)

Прежде всего, хочу поблагодарить редакцию за помощь в отборе фотографий, высокую оценку и предложение рассказать о себе. Сразу отмечу, что о фотоконкурсе я узнал из журнала «У нас в Гамбурге», каждый номер которого я  внимательно прочитываю и храню, по крайней мере, за последние девять лет.

Постараюсь  ответить на поставленные редакцией вопросы. Первый вопрос оказался самым трудным. В самом деле, кто же я? Наверное, будет правильно сказать, что меня зовут Леонид Черников (мать и соседи в детстве звали Леником, позже, друзья и знакомые звали Леней и даже Лешей), что я  — российский иммигрант, получающий социальное пособие по старости и живущий с семьей в Гамбурге с 2004 года. Родина моя  — широко известная Малаховка, что в 15 километрах на юго-восток от  МКАД. Первой любовью в моей жизни были автомобили, потом добавилась фотография, а потом остальные разновидности любви (девушки, самолеты, профессия, дети, выполняемая работа).

Нужно признать, однако, что на всем своем итеэровском пути от техника-конструктора до ведущего инженера первым увлечением все-таки была работа.

Наверное, мой интерес к фотографии пробудил отец. Я с интересом следил, как в специально отгороженном шкафу, тускло освещаемом красным фонарем и насыщенном парами растворов, в руках моего отца происходило чудо: после нескольких пассов под увеличителем (я помню его «и раз, и два, и три, стоп») на листке белой бумаги, покачиваемой в ванночке с проявителем, постепенно выступали знакомые лица. Затем купание еще в двух ванночках и глянцевание на зеркальном стекле. Непостижимой мудростью казалось и  приготовление самих растворов из разноцветных баночек, с пробирками, мензурками и аптекарскими весами.

Первый собственный снимок я сделал в возрасте пятнадцати лет фотоаппаратом моего отца «Tenax». Это была интересная довольно миниатюрная камера с раздвижным мехом и четырьмя сменными кассетами размером 4,5 х 6 сантиметров. Далеко не все люди двадцать первого века знают, что значило сделать любительский снимок в середине двадцатого. Поскольку фотопластинок такого формата в СССР не выпускалось, нужно было купить пластинки 6 х 9 сантиметров, разрезать их при красном свете стеклорезом пополам и зарядить ими три кассеты. В четвертую вставлялось матовое стекло.

Следующим шагом было приготовление растворов и заполнение ими ванночек в том самом шкафу. Ведь результат съемки хотелось узнать как можно быстрее.

Чтобы не испортить все труды, после выбора объекта съемки нужно было определить затем самое главное — выдержку. Для этого, используя специальные таблицы или, что было особым шиком, картонный экспонометр с зубчатым колесиком и множеством окошечек, нужно было ввести данные о географической широте, времени года и дня, о состоянии неба, характере снимаемого объекта, чувствительности пластинки по «ХиД» (ГОСТ появился позже), диафрагме, — и все это лишь помогало избежать грубых ошибок.

Затем, успешно миновав следующий «риф» — необходимое время проявления пластинки, оцениваемое на глаз при красном свете (в чем была прелесть ортохроматических материалов), сполоснув ее в воде и опустив на несколько секунд в фиксаж, можно было выбежать, наконец, на белый свет и… с облегчением вздохнуть или начинать все сначала.

Видя мой интерес и некоторые успехи,  отец разрешил мне пользоваться его «лейкой»  — фотоаппаратом «ФЭД», изготовленным, как было написано на его корпусе, в «Харьковской трудкоммуне НКВД им. Ф.Э.Дзержинского». Первой моей покупкой на заработанные после школы деньги стал фотоаппарат «ФЭД-2».

Я стремился расширить творческие возможности, и это привело к тому, что в моих руках поочередно оказались «Зенит-TTL», «Зенит-Автомат», «Алмаз», «Pentax» с набором объективов от 28 до 300 мм… Кстати, «ФЭД» моего отца хранится сейчас в Музее истории и культуры поселка Малаховка, а «Tenax» — в Москве, в Политехническом музее, как уникальный экземпляр.

Нужно сказать, что всю свою сознательную жизнь я не только щелкал затвором с надеждой на удачу. Меня интересовала техника, история, работы выдающихся фотомастеров. Несколько десятилетий я выписывал и с увлечением читал «Советское фото». Почти полное собранием «Библиотеки фотолюбителя» было мне теоретическим и практическим подспорьем. Старался не пропустить ни одного справочника, пособия или монографии, следя за их выходом в свет по «Книжному обозрению». Буквально ловил прекрасно иллюстрированные, в блестящих черных переплетах переводы зарубежных мастеров, выпускаемые  издательством «Мир».

И все же на каком-то этапе мои работы перестали  меня удовлетворять, и, чтобы разобраться, в чем причина, я поступил в Москве на кинофотофакультет Заочного народного университета искусств, который через два года закончил, получив огромное удовлетворение. Очень многим я обязан своему преподавателю – Евзерихину (имя, к своему стыду, забыл), сыну известного военного фотокорреспондента газеты «Правда».

Полученные знания и опыт значительно расширили мой творческий горизонт, хотя с переходом на цифровые технологии многое из того, что я учил, сделалось ненужным.  Моя «эра» пленочных фотоаппаратов давно закончилась, бесповоротно уступив цифровым: сначала «Olympus C725 Ultra Zoom», а затем «Panasonic-DMC-FZ28-Lumix».

Сейчас я свел бы весь свой опыт всего к четырем правилам: быть неравнодушным к окружающему миру, подмечать все необыкновенное, стараться вовремя нажать на кнопку, доводить работы до нужной кондиции в фоторедакторе.

Все очень просто, не правда ли?

Наталья Казанцева-Вестфаль (Ицехое)

Участником фотоконкурса я оказалась совершенно случайно, первый раз в жизни. Смотивировали меня на этот «подвиг» — порыться в моих обширных семейных фотоархивах — мои знакомые.  Я — не профи, не училась фотоискусству, и камера у меня простая: Panasonic-Lumix TZ-10. Но в многочисленных путешествиях по всей Европе  никогда не расстаюсь с камерой-подружкой, чтоб сохранить в памяти восторг от увиденного, открыть для себя и не потерять в бытовой суете чудесные мгновения красоты окружающего мира. Никогда не считала, что личные наблюдения, сценки, запечатленные на фото, интересны еще кому-нибудь.

В Германии живу уже семь лет. Долго жила и училась в Ленинграде, работала в Великом Новгороде. По образованию – дизайнер по интерьеру, но почти полжизни преподаю рисунок, живопись, учу детей и взрослых видеть красоту  окружающей нас природы, воспринимать каждый листочек, сучок, камешек как арт-объект. Поэтому мои любимые жанры и на фото тоже – пейзаж и натюрморт.

Но в жизни порой встречаются забавные ситуации. В 2007 году, проезжая по мосту над 23 автобаном наблюдала необычное «Stau».

Меломаны, спешащие на Heavy-Metal-Festival  Wacken Open Air, начали свою тусовку уже на автобане, простаивая в многочасовой пробке под гремевшую из динамиков музыку. К чести устроителей фестиваля такое явление больше не наблюдается.

На конкурс  мною было послано одиннадцать фотографий, и каждая вызывала у меня эмоции и воспоминания.

Участники конкурса представили огромное количество, на мой взгляд, художественных, выразительных, интересных по композиции, сюжету фотографий. Теперь понятно, с какими трудностями столкнулось жюри.

Огромное спасибо всем участникам и устроителям конкурса за подаренное удовольствие, за красоту.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!