На горе Арарат…


Текст: Илья Лебедев

Фото:  Ирина Уваровская, Андрей Крылов                                            

 Необычный для середины лета снимок— на заснеженной вершине стоит человек в альпинистской амуниции, с «кошками» на ботинках, с флагом и экземпляром «У нас в Гамбурге». Фото сделано 30 июня в 7 часов 10 минут местного времени на севере Турции, на макушке одной из самых известных гор континента — библейского Арарата. А журнал — в руках журналиста и путешественника Евгения Дворецкого. 

Нас было пятеро, из Германии и Санкт-Петербурга, — рассказывает Евгений. — С Андреем Крыловым из Пиннеберга и Сергеем Шумовичем (он живет в Ольденбурге) мы уже ходили дважды на Монблан, были в базовом лагере Эвереста в Непале, пробовали подняться на вторую вершину Альп — гору Юнгфрау, но из-за непогоды отложили на следующий год. Возможно, читатели припомнят эти имена: четыре года назад мы опубликовали фоторепортаж о непальской экспедиции, где тоже был сделан снимок с журналом, на высоте 5364 метра. А «Снежных барсов» — это почетнейшее звание покорителя всех семитысячников бывшего Союза имеет Сергей — в  Германии вообще лишь восемь человек, в том числе хорошо знакомый русским гамбуржцам Александр Соломонов. Ныне к нам присоединились две альпинистки из города на Неве — Ирина Уваровская и Елена Русинова. Потому что всем понравилась мысль подняться на Арарат — да, тот самый…

Путь наверх был и прост, и сложен одновременно. Сначала на самолетах до Стамбула и городка Ван поблизости от горного массива, затем на машинах до кемпинга,  а от него — до деревушки на высоте 2200 метров над уровнем моря. Ну, а дальше —  два дня «на своих двоих». Тяжелую часть груза поднимали до второго лагеря (3950 метров) на лошадях. Отдых, ночевка в палатке (снаружи — минус), небольшой выход до высоты 4200 для акклиматизации. Встречаем группу из Польши, которая возвращается обратно. Языковых барьеров нет — ну как, панове? Оказывается, не поднялись, не дошли 200 метров из-за сильного снегопада. Неужели и нам не повезет?

На заключительный штурм отправились в ночь, в 23.45 — так, по твердому насту, безопаснее. Хорошо помню эти первые минуты: зацепившаяся наверху за склон горы ковшом Большая Медведица и мы, медленно идущие прямо к ней. К звездам. Жаль, аппаратура была не для ночной съемки.

Шли наверх около семи часов, с многочисленными остановками, чтоб передохнуть, подкрепляясь чаем, а иногда и крепким словцом вполголоса… к горе надо относиться с уважением. А с юмором всегда легче. Наш гид Мустафа, курд из местных, идет себе и идет, названивая невесть кому по мобильному, нам пару раз приходилось его останавливать. Окликали: «Мустафа, дурак!», — но не из озорства, а потому, что на турецком  durak значит «пауза, остановка».

Светать стало после четырех часов. Сразу за нами поднималась испанская группа, человек семнадцать, но до цели дошли не все: видно было по уходящим вниз огонькам налобных фонарей, как люди поворачивали обратно. Что ж, это нормально — в горах переоценка сил может обернуться вдесятеро хуже, чем на равнине.

Восхождение на Арарат технически проще, чем на Монблан, но этот убийственный «пилеж»… прошел — стал, снова прошел — снова стал, успокоил дыхание — пошел… выматывал и душу, и тело. А за 50  — пятьдесят! — метров до цели налетел буран. Исчезла в рваной хмари и вихре снега вершина, было бело — стало черным-черно, снимай очки, только что тут была тропа, теперь —  лишь направление. Проводник вопросительно смотрит на группу…. Черт, неужели вот так все пропадет, столько сил, времени, денег потрачено!

Нет, машем ему, давай вперед. Двинулись, один подле другого, минул пяток минут — ррраз, снова солнце и голубое небо, прямо праздник! Спасибо Аллаху или просто госпоже Удаче? Еще пара сотен шагов, и — вот она, вершина, 5165 метров, ура!

Достали припасенную бутылку пятизвездочного «Арарата» (нас в команде пятеро, гора — пятитысячник, и настроение — «на пять»). Прикрываясь от ветра — он там ого-го, и температура -15° — разлили по пластиковым стопкам и даже мусульманин Мустафа не отказался. Наверняка уже водил русских…

На съемку — всего несколько минут: ледяной ветер, а в рукавицах не пощелкаешь. Так что, судите сами. Вот он, пик, выше нет ничего. Может, и настроение чувствуется… заоблачное.  Некоторые уже спрашивали меня — а что ты испытывал на вершине? Скажу так, ребята:  жизнь — это всегда движение к какой-то цели, к достижению ее, путь долгий или… очень долгий. А здесь вдруг оказалось, что некуда больше идти — все, пришел, вот эта точка, достиг, чего хотел. Это редкая и удивительная минута, плотно заполненная содержанием, и если бросить ее на чашу весов, то, пожалуй, уравновесит другую тарелку,  на которой — часы восхождения, дни и недели подготовки.

А как там насчет Ноева ковчега? Не видали, и щепочек от него не привезли, местные в ответ на этот вопрос пожимали плечами. На фотографиях в Интернете видна на одном из склонов так называемая лодкообразная формация, даже размеры ее вроде соответствуют указанным в Писании, но нам там побывать не удалось. Может, в следующий раз?


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!