Путешествие как образ жизни


Текст: Сергей Прокошенко

Фото: Владимир Снатенков

В английском языке есть такое выражение: «Катящийся камень мхом не обрастает». Именно из этой фразы родилось название легендарной британской рок-группы «The Rolling Stones», что можно перевести не только дословно. Его истинный смысл – «вольные странники» или «перекати-поле». И если у нас в Гамбурге кто-то и заслуживает такого определения, то это, безусловно, всем известный Владимир Снатенков и вся его семья.

Володя – профессиональный путешественник, счастливо сочетающий в одном деле свою работу и хобби. Нет, даже две работы и два хобби – я ведь забыл ещ е про фотографию. Хотел написать «не каждому так везет», но потом понял, что в данном случае везение не при чем: Снатенков и путешествия просто не могли не встретиться в этой жизни. Сегодня Владимир Александрович – действительный член Русского географического общества и отличный фотограф, чьи снимки  постоянно ввергают меня в черную зависть. И все же больше всего я ценю его как работающего с молодежью прекрасного педагога, главный воспитательный принцип которого можно сформулировать предельно кратко: «Делай, как я».

Работа Снатенкова не имеет ничего общего с нынешним массовым туристическим бизнесом: «Мир из окна автобуса обманывает туриста: в его путевку включено все, кроме самой страны и ее народа». Бывало, что он в одиночку проходил 200-километровые маршруты в пустынях Гоби и Сахара. Призвание Володи родилось из того романтического настроения рюкзачно-палаточных походов и песен под гитару у костра, которое до сих пор греет его душу.

На счету Владимира -130 стран, а в вместе с женой Леной и тремя их детьми  Пашей, Дашей и Сашей  они  прошли через всю Африку и Азию, в том числе и трудно доступные точки.

Сейчас они путешествуют по  Латинской Америке – Мексике, Белизу, Гватемале, Кубе…  и 16 мая возвращаются в Гамбург. А 24-го, в 18 часов,  расскажут о своей поездке в бард-кафе «Гнездо глухарей».

24.05    18.00     «Куба — любовь моя» — музыкальный фоторепортаж с острова Свободы с  участием известных путешественников — семьи Снатенковых. «Kulturladen».  Alexanderstrasse 16, U1 Lohmü hlenstrasse, U/S Berliner Tor,  www.bardcafe.de

А пока мы публикуем присланный нам по электронной почте фрагмент дневника 17-летней Даши Снатенковой о восхождении на один из вулканов Мексики.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вулкан La Malinche

Вулкан La Malinche (4500м) находится возле городка Huamantla. Мы решили остановиться в кемпинге  на высоте 3300 метров. Здесь много соснового леса, свежий воздух, поляны, спортивные площадки и очень привлекательное место.

Расставив палатки, мы побежали на спортивную площадку. Саша откуда-то добыл баскетбольный мяч и мы принялись играть. Я очень люблю баскетбол, и у меня всегда находятся силы для азарта. Бегать и резко двигаться было немного трудно, чувствовалась высота. Сделав небольшой рывок или прыжок, мы начинали тяжело дышать, а сердце так громко стучало, что казалось, слышно всем. Поэтому приходилось довольно часто прерывать игру, чтобы отдышатся. Но все-таки это было здорово! Вскоре Паша ушел с площадки, а Саша и я играли до самой темноты. Возвращаясь в лагерь, я чувствовала, как тянет мышцы и немного ломит кости от давно забытых движений.

Утром, на рассвете, папа нас разбудил. Вставать совсем не хотелось. Болели мышцы от вчерашней тренировки. Хотя нас предупреждали не напрягаться перед походом, чтобы не было забитости в теле.  На улице веяло утренней прохладой и было зябко. Но вставать все же пришлось. Наскоро умывшись, мы собрались возле беседки, чтобы сложить приготовленную для перекуса еду в рюкзачки. Есть совсем не хотелось. А тут еще холодная рисовая каша со сгущенкой. Очень невкусно. Но надо проглотить хоть пару ложек: путь далекий.

Все необходимое — одежду, еду, воду — приготовили с вечера. Теперь нам осталось дождаться полного рассвета. Теплые вещи очень нужны в любых горах, так как наверху может оказаться очень холодно или ветрено. Мама вышла с нами попрощаться, она остается, потому что плохо переносит высоту. А после долгой езды ей необходимо отдохнуть.

Вышли в седьмом часу. Тропа широкая и слегка набирает высоту. Вокруг приятный лес, по которому шли довольно долго. Под ногами вулканическая пыль, присыпанная иголками. Внезапно подъем становится очень крутым. Мы сбавляем шаг, но идти от этого не легче. Я начинаю отставать – ну очень круто! Несмотря на больную ногу, папа идет впереди всех. Саша шагал с легкостью и немного пылил своими большими ботинками. А Паша, как всегда, молчал, но шел не отставая. Вокруг нас поднялась пыль, от чего дышать стало тяжелее. А солнце потихоньку выползло из-за макушек сосен, сразу стало жарко.

Делали небольшие привалы. В основном ждали меня, пили воду, отдыхали. А подъем был неумолимым, все уходил куда-то вверх — все выше и выше. Мы шли налегке: с тяжелыми рюкзаками было бы слишком тяжело. Но эта мысль никак не бодрила. Откуда-то взялась сильная слабость, ноги, как чужие, еле-еле передвигались. На остановках я пыталась уйти вперед, чтобы не заставлять моих попутчиков каждый раз ждать. Но как я ни старалась, они все же меня нагоняли. Как они могут так быстро? Чтобы немного отвлечься от напряжения, я слушала музыку – это помогало.

Так незаметно мы доползли до окраины леса. Солнце уже сильно палило, и, вглядываясь в даль, можно было видеть весь дальнейший путь. Впереди высился вулкан с его крутыми склонами. Неужели нам еще так далеко до вершины? Вскоре тропа потерялась на осыпи. Путь шел все так же вверх, что оказалось довольно тяжело. Мы перебрались на траву и медленно продвигались вперед. Каждый шел своим путем и темпом. Папа все так же впереди. «И как он может так быстро ходить, даже с больной ногой? Может, она у него уже не болит? Хорошо, что мама не пошла, ей было бы очень тяжело», — думала я.

Хотя солнце очень сильно грело, но все же дул прохладный ветер. Папа не советовал идти в футболке, можно обгореть, но я сняла лишние вещи, лишь бы дойти до вершины! И вот, минуя утомительную осыпь, мы добрались до каменных глыб. Здесь папа сказал, что нам подниматься еще часа два, а то и больше. Еще так долго и все время вверх! Может, не надо идти дальше? Я задала этот вопрос вслух, на что они рассмеялись. Мне стало неловко, зачем их подводить, и вообще дело надо довести до конца.

Карабкаясь по камням, мы потихоньку набирали высоту. Признаков тропы никаких не было, но папа хорошо ориентируется, и бояться нечего. Следуя за ним, мы на четвереньках медленно поднимались. В некоторых местах приходилось лезть по скалам, и я боялась упасть. Ну, ничего, все обошлось. А тем временем виды открывались удивительные. Далеко-далеко видна довольно ровная поверхность с некоторыми горками и кратерами вулканов. Внизу раскинулись города, но все это покрывалось какой-то прозрачной дымкой. Сверху это напоминало стратосферу, которая обволакивает поверхность земли. Но это только один край ландшафта. Когда поднимемся на вершину, нам откроется все пространство до горизонта с другой стороны вулкана. Нужно было спешить, с противоположной стороны на вулкан карабкалось большое белое облако. Если оно закроет верх, будет обидно, потому что мы ничего не увидим.

И вот, после пятичасового подъема мы добрались до вершины! Было радостно, но усталость чувствовалась. Сидя на камнях, мы всматривались в даль. Вот видны два вулкана Попо и Ицта. Совсем недавно мы были на перевале между ними. На самом горизонте виднеется снежная шапка – это вулкан Оризаба. Он третий по величине в Северной Америке. Папе с Пашей еще предстоит на него взобраться. Пока мы любовались красотами, на вершину к нам зашел еще один турист. Совсем недавно мы его видели еще так далеко, и вот он догнал нас! Так быстро! Он взбежал на вулкан за два часа! А мы карабкались пять, обидно.

Перекусив, мы отправились в обратный путь. Наверху оказалось не очень холодно, куртки вполне хватало. Но надвигаются тучи, лучше поспешить. По камням слезали осторожно, чтобы не подвернуть ногу. А идти по осыпи вниз – это просто удовольствие! Летишь себе, как на лыжах! Только вот пыли много, а так классно. Спускались почти без остановок. Перед лесом решили съесть оставшиеся припасы.

У Паши разболелась голова, но он терпеливо ждал, когда мы окончим трапезу. Видно было, что он хочет быстрее спуститься. Головная боль или тошнота – это признаки горной болезни. Она проявляется у всех в разное время и с разной силой, в зависимости от состояния здоровья. Так, например, у Саши и у папы вообще не было никаких признаков «горняшки». Наоборот, они чувствовали себя бодро, и у них наблюдался избыток энергии, как это бывает обычно.

Спускаться по крутой пыльной тропе было непросто. Обувь скользила, и идти приходилось змейкой. По дороге мы встретили две группы людей. Им еще так долго подниматься! Мы им немного подсказали, как лучше пройти. Тем временем тучи не по-хорошему густели. Пройдя самую крутую часть леса, мы услышали гром. Облака совсем сгустились, и мы невольно прибавляли шаг. Потихоньку начался дождь, который превратился в сильный ливень, а затем в град. Нам оставалось минут двадцать до лагеря. По-прежнему отставая, я еле поспевала за всеми. В конце я уже бежала, лишь бы не быть последней, натерла мозоли, и ноги казались бесчувственными от боли и усталости. Как это плохо — отставать и все время за кем-то гнаться. Ужасно не люблю это чувство, поэтому пришлось догонять спешивших в лагерь попутчиков.

Мы не сильно промокли, но вот как же те встречные, которые попались нам на спуске? Им там ужасно! Это даже может быть опасно, особенно, если спустится туман или тучи! Там ведь негде укрыться, а спешить уж точно нельзя. А гром и молнии так и сменяли друг друга. Хорошо, что мы пошли так рано. Перемена погоды в горах всегда внезапна и непредсказуема! Спускались мы три часа, а все восхождение длилось восемь часов.

В лагере нас встретила мама. Она накормила нас горячим супом и напоила чаем. Мы сидели под крышей и смотрели на этот холодный дождь. Конечно, с погодой нам повезло. Да и восхождение оказалось очень интересным. Было немного трудно, но это того стоит; а виды – просто замечательные!

 

Март 2014 года. Мексика. Даша Снатенкова


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “Путешествие как образ жизни”

  1. Прекрасно написано! Да еще и такое живое дополнение к рассказу папы — немного другой взгляд на те же события и уже горы почти рядом