«Урок немецкого» — последний звонок

В Гамбурге в возрасте 88 лет ушел из жизни Зигфрид Ленц


Текст: Наталия Зельбер

Фото: Интернет

Памяти писателя

7 октября в Гамбурге в возрасте 88 лет ушел из жизни Зигфрид Ленц — один из самых значительных литераторов  послевоенного времени.

Если бы в Германии существовало звание «народного писателя», то он его непременно получил бы, поскольку обессмертил свою эпоху и добился главного —  безоглядной любви и доверия читателей. Ленц предлагал им только правду о себе и о них, неподвластную конъюнктуре, ту, чьи контуры вырисовываются сначала в небесах, а потом, как откровение, являются художнику.

Суммарные тиражи его книг превысили 25 млн экземпляров, из-под пера писателя вышло 14 романов, 180 рассказов, пьесы, сценарии радиоспектаклей и эссе. Но несмотря на все  литературные заслуги он, в отличие от его ровесников — и поныне живущих Г. Грасса и М. Вальзера — никогда не стремился попасть в свет рампы, заклеймить кого-то или выступить в роли апостола морали. Хотя  политическая позиция Ленца и была всегда достаточно определенной. Через всю жизнь пронес он верность дружбе с другим знаменитым гамбуржцем – экс-канцлером Гельмутом Шмидтом и симпатию к его партии —  социал-демократам. Вместе с Грассом поддерживал Ленц восточную политику Вилли Брандта, сопровождал его в 1970 году в Варшаву для подписания исторического мирного договора с Польшей. Неоценим и его вклад в налаживание культурных связей с Израилем.

В 80-90 годы внимание прессы к  личности писателя значительно ослабло в связи с изменением сути литературного процесса. Перестала быть востребованной активная общественно-политическая позиция, и на передний план вышла самореклама, что Ленцу было чуждо. Он остался верен себе, сохраняя достоинство прозаика, старающегося понять и простить мир и человека. Жизнь и творчество сливались у Ленца воедино, а писательство приносило такую же радость, как и два любимых занятия — рыбалка и курение.

Бальзака, как известно, стимулировал кофе, а Ленца — его трубка, без которой он не мыслил творческого процесса.  «Буддистски-медитативную» манеру писателя в какой-то степени определили и его хобби. Кстати, рыбачить и читать Ленц научился одновременно.

Он родился в 1926 году в Восточной Пруссии, в Мазурии, в городе Линк (ныне территория Польши). Воспоминания детства легли в основу сборника «Мазурские рассказы», принесшего писателю литературную известность. О своей родине Ленц не забывал до конца жизни. Ему всегда была близка мысль Марселя Пруста о том, что воспоминания — лучшее средство борьбы против равнодушия забвения.

А само провидение, казалось, неумолимо подталкивало его к выбору писательского пути. Уже в юности Зигфрида, совпавшей со временем исторических катастроф, судьба предоставила ему достаточно впечатлений. Во время II мировой  он служил в военно-морском флоте, на крейсере «Адмирал Шеер», пока его не потопили, в 1945 году  дезертировал и попал в плен к англичанам, где работал переводчиком. От английского офицера, которому Ленц рассказал свою историю, он услышал: «Ты должен об этом написать» и впервые серьезно задумался о выборе профессии.

Второй родиной Ленца стал Гамбург, где он окончательно обосновался в 50-х годах. Литературная деятельность писателя началась в ежедневной газете «Die Welt», где он подрабатывал редактором. В обязанности Зигфрида входило делить на главы и готовить к печати «романы с продолжением». Каждый выпуск должен был заканчиваться на кульминации, чтобы подогревать интерес читателя к следующему номеру. Начинал Ленц с «обработки» романов знаменитого английского писателя Грэма Грина и с самонадеянностью юности подумал: «А ведь я и сам смогу так писать!».

Так и не закончив курса гамбургского университета, где он изучал философию, английский и литературоведение, вдохновленный успехом своих первых книг, Ленц выбрал тернистый путь профессионального писателя. Вначале на него оказал серьезное влияние Э. Хемингуэй, но в 60-х годах его полностью заслонила мощная фигура У. Фолкнера, оставшегося кумиром писателя до конца жизни.

Высоко ценя искусство Ленца-рассказчика, некоторые критики считали его прирожденным спринтером, не способным «чисто» пройти стайерскую дистанцию романа, а творчество писателя в целом казалось им слишком старомодным. Не все могли понять, что его главные принципы —  верность гуманистическим традициям и отказ от формального эксперимента.

Пожалуй, нет другого такого писателя, который бы так глубоко прочувствовал дух Северной Германии и так вдохновенно воспел ее. На первый взгляд кажется, что главное в его произведениях —  природные «декорации»: побережье Балтийского моря, дюны, бескрайние дали под хмурым серым небом – пейзаж, из которого собственно и рождаются все замыслы. Что давало повод упрекнуть писателя в том, что он ландшафт предпочитает людям.  А Ленц по-шекспировски мощно вписывал фигуры литературных героев в природный антураж.

Его персoнажи  —  часто аутсайдеры, к коим себя причислял и сам Ленц: моряки, рыбаки, водолазы, крестьяне. Некоторые не в ладах с законом. Но даже худших из них он не обвиняет, каждому сочувствует и стремится понять. Все они — обычные люди, часто с трагической судьбой, которых жизнь нередко ставит в ситуацию морального выбора, как и в его самом известном романе «Урок немецкого» — «Deutschstunde».

Опубликованный в 1968 году, в разгар революционного студенческого движения на Западе, он принес автору славу и, что немаловажно, полную финансовую независимость до конца жизни. Совокупный тираж произведения — 700000 экземпляров, оно входит в обязательную школьную програму  и переведено на десятки иностранных языков. Я хорошо помню тот фурор и горячие дискуссии, которые вызвал роман, «по горячим следам» напечатанный в Советском Союзе, в журнале «Иностранная литература».

Главная пружина книги — конфликт искусства и власти, попытка послевоенного поколения проанализировать и избыть вину, которую несут в себе люди, жившие во времена национал-социализма. В центре повествования — фигура художника,  находящего под полицейским надзором, которому нацисты объявили «запрет на профессию». Его прототип — известный немецкий художник-экспрессионист Эмиль Нольде.

Рассказчик, от имени которого ведется повествование, —  alter ego  самого Ленца,  и зовут этого молодого человека, как и писателя в юности — Зигги. Он отбывает наказание в исправительном учреждении и должен написать сочинение на тему «Радость исполненного долга». Героем рассказа Зигги выбирает своего отца, деревенского полицейского, который осуществляет надзор над сосланным художником. Вышедший роман затронул самые чувствительные болевые струны в коллективном немецком сознании, оттого и стал таким успешным. И неважно, что по данным недавних исследований прототип главного героя, Нольде, оказывается, был в какой-то степени связан с нацистским режимом. Ведь фигура романа давно уже живет своей жизнью.

22 ноября Thalia Theater покажет премьеру спектакля «Урок немецкого» в постановке Йохана Симонса. Вот что говорит по этому поводу интендант театра Йоахим Люкс: «Этот роман относится к мировой литературе. Вот уже много лет я вынашивал замысел инсценировать эту книгу. Теперь, после смерти Зигфрида Ленца, мы посвящаем нашу работу  памяти автора».

Предчувствуя кончину, Ленц передал свое наследие литературному архиву в Марбахе, учредил фонд, который будет поощрять молодых талантливых писателей и — продолжал писать, сохраняя юношескую живость ума, глубину мышления и юмор. По этому поводу сам он заметил, иронически обращаясь к легендарному «Портрету Дориана Грэя» О. Уайльда: «Стареет человек, но не его искусство». От себя же добавим, что и у настоящего рассказчика тоже нет возраста, как у воды — любимой стихии Ленца, которую он всю жизнь воспевал, рядом с которой жил и умер — в одном из гамбургских домов, в квартире  с видом из окна на Эльбу…

www.hamburg.de/sprechtheater/258378/thalia-theater/


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!