Гамбург – Скандинавия


Текст: Юрий Одессер

В прошлых номерах мы писали о деятельности иностранцев – голландцев и англичан, еврев и французов — в нашем городе. Трудно сказать, кто из них внес больший вклад в его развитие. Зато с уверенностью можно утверждать, что самыми старинными и не ослабевающими  за все время существования города на Эльбе были его связи со скандинавами.

Гамбург, можно сказать, стоит на скандинавской земле: на камнях, гальке и песке, принесенных ледником из южной Швеции еще 15 тысяч лет назад.  Столетими город граничил с Данией, временами – со Швецией. Не только Альтона (бывшая до 1864 года вторым, после Копенгагена, датским городом), но и Вандсбек, Локштедт, Ральштедт, Бильштедт, острова на Эльбе — от Вальтерсхофa до Феделя — и несколько деревень на реке Альстер тоже были датскими. Харбург после Тридцатилетней войны несколько десятилетий принадлежал Швеции.

Близкое соседство приводило и к тесному сотрудничеству, и к войнам. Мы уже писали об отношениях с Данией, поэтому лишь коротко коснемся этой темы. Едва только возникнув, в 845 году  наш город был полностью разграблен и сожжен датскими викингами. Однако он не только пережил разгром, но стал основным центром христианизации Скандинавии. В результате там было отменено рабство, стали более умеренными законы и нравы. Когда Гамбург превратился в значительный торговый мегаполис, датчане пытались установить над ним контроль. Дело длилось столетиями и не раз доходило до обострений, вплоть до оккупации города. Но его жителям удавалось сохранить независимость. Только в 1768 году датчане за изрядную денежную компенсацию отказались от своих притязаний на Гамбург.     

Королева Кристина

У гамбуржцев в былые времена отношения с соседними скандинавскими странами были сложными. Поэтому при визитах в город властителей этих стран им оказывалось максимальное внимание. Яркий след в истории города оставил визит королевы Швеции Кристины (1626-1689), о котором мы и расскажем. Но сначала несколько слов о самой королеве.

Свободная женщина века Просвещения, Кристина вполне могла бы показаться своей среди эмансипированных женщин XXI столетия. Но она была королевой! По желанию отца с девяти лет ее стали воспитывать как мужчину – наследного принца. Обучали не только военному делу и охоте, но и наукам и искусствам, которые ей преподавались ведущими специалистами Европы.

Королевский двор Кристины был одним из самых роскошных и расточительных в Европе. Она приглашала лучших музыкантов и артистов, общалась со знаменитыми учеными (Декартом, Паскалем). В Швецию стекались произведения искусства и науки, создавались богатейшие библиотеки. И не только законным путем. Не привыкшая себя ограничивать и соблюдать условности (и законы), королева приказала в оккупированной шведами Праге изъять знаменитые коллекции императора Рудольфа II. До сих пор тысячи (!) этих произведений находятся в королевских дворцах Швеции.

Королевой Кристина пробыла всего 4 года – с 1650 до 1654-го. Здесь, в холодной Швеции, ей приходилось выполнять скучные обязанности. Кроме того, нужно было обязательно выйти замуж, чтобы оставить наследника престола. А ведь она так привыкла менять фаворитов и даже фавориток… И вообще в теплой солнечной Италии, в роскошном Риме, среди артистов и ученых, под покровительством папы все было, конечно, лучше! А для католиков было очень соблазнительно заполучить к себе дочь протестантского героя – короля Густава II Адольфа. Папа римский через своих иезуитов всячески ее завлекал. И завлек. Она отказалась от трона и перешла из протестантизма в католицизм.

И вот, такая дама явилась к нам. 22 июня 1666 года она поселилась неподалеку от Церкви Святого Михаила на Krayenkamp, в роскошном дворце, скромно называвшемся Gartenhaus (дача). Дом принадлежал гамбургскому сефарду, банкиру Абраму Сеньору Тексейро, который представлял интересы Кристины и управлял ее финансовыми делами. После отречения ее доходы сократились, но она продолжала вести привычный образ жизни – по утрам выезжала проветриться на лошади, часто устраивала роскошные праздники, на которые приглашались члены Совета и вся элита города. Торжества были настолько значительны, что о них делали записи в городских анналах. Они вызывали восхищение, но и недовольство горожан, настроенных против «папистки». Все шло достаточно мирно, пока не пришло  известие, что новым папой в Риме избран покровитель Кристины Климент IX. Для нее это означало, что можно ехать в Рим и не заботиться о деньгах.

В честь избрания нового папы в июле 1667 года Кристина устроила праздник, который превзошел все предыдущие. Пригласили важных персон Гамбурга и окрестностей. Столы со снедью и питьем установили даже во дворе St. Michaelis. Там же был устроен фонтан, в котором из труб текло красное и белое вино, причем хорошее. Люди попроще — чернь (Pöbel) — с ликованием напивались и, как воду, несли вино домой.

Однако, когда стемнело, на фронтоне здания засверкал транспарант с папской тиарой и надпись на латыни, сделанная из 600 ламп: «Да здравствует папа Климент IX!». Лютеранский Гамбург ахнул. Подстрекаемые священниками разъяренные (и пьяные) люди ринулись на штурм здания. Кристина приказала страже стрелять. Было убито восемь нападавших и много ранено, но это только распалило толпу. В результате Кристина, накинув на голову платок, в сопровождении дам и нескольких кавалеров спаслась бегством – через калитку на заднем дворе. Ей пришлось преодолеть пешком почти два километра до дома шведского резидента на Speersort.

Утром Совет города в полном составе пришел к ней со своими извинениями. Кристина повела себя по-королевски: она велела выдать защитникам дома и раненым огромную сумму – две тысячи талеров. Закончив свои дела, она в октябре 1668 года покинула город и больше сюда не возвращалась. Калитку, через которую бежала Кристина, еще долго называли ее именем. Сейчас на стене дома по Krayenkamp 13 висит доска, посвященная описанным событиям.

Для Гамбурга визит Кристины был событием, о котором помнят и пишут до сих пор. Для экс-королевы это был незначительный и досадный эпизод.

 «Карлсон», который приглашает на «фику»

В нашем городе всегда уважали опыт других народов и с удовольствием перенимали их достижения. Были времена, когда ганзеаты увлекались всем английским – господствовала «англомания». Длительное время горожане следовали французской моде. Примерно сто лет назад для гамбуржцев, как и для других жителей Северной Германии,  стал привлекательным северный образ жизни.

Оглядимся вокруг. В каждом доме обязательно стоит мебель из IKEA. Вечером, закусив бутербродом с датским сыром или норвежской рыбкой, многие из нас устраиваются у телевизора с бутылочкой датского пива – Tuborg или Carlsberg (а то и с финским изыском Lapin Kulta) – смотреть скандинавские крими.

Мироощущение скандинавов, их жизненный стиль, (skandinavisches Lebensgefühl, Lebensstil) стали  у нас модными. Многим кажется, что там, на Севере, жизнь проще и легче. Люди неторопливы и довольны. Со свойственными им изобретательностью и юмором скандинавы живут легко и получают удовольствие даже в условиях неблагоприятного климата и ландшафта. Они делают свою жизнь комфортной, охотно отдыхают и всегда находят поводы для веселья. Это вызывает симпатию и желание им следовать. Жизнерадостные установки скандинавов отражены и в товарах из Скандинавии (простые и практичные формы, светлые тона материалов – в основном натуральных), а также в ритуалах повседневной  жизни, одной из которых и является «фика» (Filterkaffee).

Питие кофе – «фика»– так же важно для шведов, как для англичан – чай в 5 часов вечера.

Шведы, как и их соседи финны и датчане, – большие любители кофе. По потреблению на душу населения они лидируют в мире. Кофе характерен для шведской культуре не меньше, чем Knäckebrot – хрустящий хлеб. В рабочих коллективах под кофе решаются производственные вопросы, но говорят и о домашних делах. «Фика» – часть типично шведской демократической производственной культуры, да и просто обыденной жизни.

Автору этих строк вообще повезло. Прямо под его квартирой (и над знаменитым «Cotton-Club») находится популярный скандинавский кафе-ресторан «Karlsons. До него в этом помещении пытались обосноваться разные кафе и рестораны, но посетителей было мало, и они прогорали. «Karlsons » всегда заполнен – немецкая публика идет сюда на знаменитую шведскую «фику». Пища здесь в основном простая, вкусная и, что называется, здоровая. Никакого алкоголя, даже пива.

«Karlsons » — одно из проявлений скандинавского стиля в Гамбурге, которого мы лишь коснулись, и к которому в дальнейшем еще вернемся.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!