Из Гамбурга во все концы света


Текст: Юрий Одессер

В первой половине XIX века гамбургские купцы получили доступ ко всем колониям. Только тогда наш город стал для Германии по-настоящему «воротами в мир» — «Tor zur Welt».

Мы отмечали в предыдущих статьях, что Гамбург, ставший в XVI-XVII веках значительным международным портом Европы, тем не менее не имел доступа к колониям. Колониальные державы ревниво следили, чтобы в их заморские владения за товарами приезжали только свои купцы. Сами немцы колоний практически не имели, поэтому гамбуржцы были вынуждены покупать специи в европейских портах колониальных держав.

Во второй половине XVIII века наиболее успешные ганзеаты стали находить пути к странам — производителям специй. Крупный торговец и известный общественный деятель Каспар Фогт говорил: «Я был первым гамбургским купцом, который привез кофе из Мокко, табак из Балтимора, кофе из Суринама, каучук из Африки». Однако наполеоновские войны и континентальная блокада резко сократили торговлю. Но после освобождения от французской оккупации подъем экономики и расширение торговли города на Эльбе превзошли самые оптимистичные ожидания.

Договор с Бразилией

Еще до окончания наполеоновских войн в Европе началась борьба за независимость в колониях Латинской Америки. Гамбуржцы использовали появившийся шанс и стали снабжать повстанцев контрабандным оружием. Попутно они нелегально занимались работорговлей, уже запрещенной к тому времени, а поэтому опасной и очень прибыльной.
В 1822 году добилась независимости Бразилия. Гамбург и Бремен заключили договор о торговле с новым государством. О значении для нашего города этого договора говорит хотя бы то, что его подготовку и подписание было поручено провести Карлу Зивекингу, члену  известной на берегах Альстера семьи, занимавшему тогда высокий пост в городской администрации. Его отец был партнером упомянутого Каспара Фогта. Заключение важного и сложного договора стало возможным благодаря содействию немцев, которых в большом количестве привезла с собой из Германии жена короля Бразилии Педро I, австрийская принцесса Мария Леопольдина. С их помощью гамбуржцы основали в Бразилии несколько поселений.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Договор с Бразилией был для того времени значительным явлением в международной торговле. Ганзеаты добились снижения таможенных пошлин на все товары, независимо от стран-производителей. Это было тогда существенным шагом на пути  к свободной торговле. Поэтому договор был выгоден и получил одобрение Англии и Франции – ведущих торговых держав. Он стал образцом для заключения в последующие годы целой серии других торговых договоров Гамбурга: с США, Канадой, Мексикой и со многими странами Центральной и Южной Америки. В этих странах появились ганзеатские консулы, которые обеспечивали поддержку своим купцам, ставшим вскоре главными покупателями бразильского кофе.

Положение гамбуржцев в Бразилии настолько утвердилось, что в 1846 году в городе был создан специальный комитет, который занимался перенаправлением в Латинскую Америку части переселенцев, ехавших через Гамбург из Европы в США. Уже к 1850 году в Бразилии возникло несколько колоний, самой крупной и известной из которых стало поселение, названное по имени его основателя, аптекаря Блюменау (сейчас Blumenau – крупный город с 334 тысячами жителей).

 

Через 20 лет была предпринята весьма неожиданная попытка дать новую жизнь удачному договору. В 1848 году Национальное Собрание во Франкфурте начало процесс распространения ганзеатского договора с Бразилией на всю Германию. Однако после разгрома Собрания этот проект, как и все проекты несостоявшейся германской демократии, был отправлен в архив. Нельзя не отметить, что попытки Пруссии заключить с Бразилией подобный договор оказались безуспешными.

Стремительное развитие Гамбурга в середине XIX столетия было связано не только с ростом торговли со странами Латинской Америки, но  и с освоением ганзеатами других регионов. В значительной степени этот процесс начался с переходом Англии к политике свободной торговли. В 1848 году в английских колониях были полностью сняты все ограничения на торговлю иностранных купцов. Помимо этого, Китай и Япония, ранее недоступные для европейских купцов, в сороковые-пятидесятые годы открыли для них свои порты. Гамбуржцы не упускали новых возможностей. Их корабли стали плавать в Азию – от Индии до Манчжурии. Они осваивали Австралию, Новую Зеландию и южные острова Тихого океана в Полинезии и Меланезии.

Большое значение для европейских купцов, в том числе и наших, имела торговля со странами Африки. Об этом поговорим более подробно.

Освоение «черного материка»

карта африки

 Африку включили в зону ганзейской торговли позже, чем другие континенты, и на это были свои причины: непривычный для европейцев климат, мозаика крупных и мелких княжеств, непонятные верования и даже людоедство. Процветавшая работорговля  успешно конкурировала с торговлей специями и вытесняла ее (заметим: в наше время  нелегальная перевозка беженцев сопоставима по доходности с наркоторговлей).

В эпоху Просвещения в Европе возникло движение против рабства, и в начале XIX века англичане ввели в своих колониях полный запрет на использование подневольного труда. Однако он был неотъемлемой частью жизни мусульманского общества в Африке и Азии. Мусульманский султан Занзибара, властитель значительной части восточно-африканского побережья, сохранял систему работорговли – основного источника его доходов и могущества. Он сделал Занзибар главным центром работорговли в Восточной Африке в XIX веке. Султан следил, чтобы вся торговля велась только послушными ему купцами – арабами и индийцами. Те продавали невольников, слоновую кость и специи, photo Gewürze а покупали главным образом оружие, необходимое для обеспечения охоты на людей, их транспортировки караванами и продажи.

Гамбуржец Иоан Освальд (Johan O’Swald), а позже его сыновья, в середине XIX века  вошли в личный контакт с султаном Занзибара. Они обменивались трогательными посланиями, написанными с восточным красноречием, как будто взятым из сказок «Тысячи и одной ночи». В результате Освальды смогли начать торговлю в Восточной Африке, а в 1859 году заключили с султаном выгодный торговый договор. Вывозились различные колониальные товары: знаменитая еще в античные времена краска пурпур, сахар и слоновая кость.

Больше всего прославились Освальды своей торговлей… деньгами. Конечно, это были совсем не доллары, фунты или рубли, а раковины каури. Замечательно красивые и прочные, они служили деньгами еще  три с половиной тысячи лет назад в древнем Китае, а позже – во многих странах Азии и Африки. Photokauri. Их использовали в качестве денег и украшений  и на Руси, особенно в Новгороде и в Пскове в XII—XIV веках, а в Сибири они имели хождение до XIX века. Гамбуржцы покупали каури на Сейшельских островах – совсем дешево – и везли их на Занзибар. Там платили налог султану и далее, минуя арабских посредников, переправляли товар в Западную Африку, в Нигерию. Для местных жителей каури были деньгами и материалом для инкрустаций при захоронении знатных особ. Для своих торговых операций Освальды основали конторы в Восточной – на Занзибаре и в Мамбасе — и в Западной Африке – в Нигерии и в Лагосе.

Наряду с Освальдами весьма активно действовал на Занзибаре другой гамбурский купец, финансист и политик Юстус Страндес, один из создателей колонии  Германская Восточная Африка (Deutsch-Ostafrika).

В Западной Африке торговлю колониальными товарами вела в больших масштабах гамбургская фирма Адольфа Воермана (Adolph Woermann). Она вывозила оттуда каучук и сырье для производства пальмового масла (до 70% доставляемого в Европу).  В обмен сначала ввозили вестфальские льняные изделия, но позже перешли на крепкие спиртные напитки, оружие и порох.

Многие общественные деятели Германии выступали против спаивания африканцев дешевым плохо очищенным спиртом. Его экспорт в Западную Африку даже несколько раз рассматривался в Рейхстаге на предмет  ограничения или запрещения, но безуспешно. Воерман доказал, что без вина развивать в Африке торговлю невозможно. Этот купец и политик также известен участием в организации карательных операций в германской колонии на территории будущей Намибии, которые вылились в геноцид племен гереро и нама.

Масштабное развитие заокеанской торговли имело решающее значение для Гамбурга. Оно способствовало модернизации всей его экономики, ускорило переход от средневековых форм хозяйствования к современным капиталистическим.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!