ПЯТАЯ СИМФОНИЯ В ГАМБУРГЕ


Текст: Татьяна Борисова

Фото: Интернет

К юбилею П.И. Чайковского

Продолжаем наши заметки, посвященные пребыванию  великого русского композитора в нашем городе. 

 

Второй концерт в Гамбурге

После возвращения из первого европейского турне Петр Ильич в мае 1888 г. приступил к сочинению   Пятой симфонии. Работа шла тяжело, композитору казалось, что он исписался, были  мысли  бросить сочинение. Однако уже  26 августа он сообщает Надежде фон Мекк:  «Я так рад, что счастливо завершил свою симфонию».

   Знакомство с членом гамбургского Филармонического общества Теодором Аве-Лаллеманом произвело большое впечатление на Чайковского: «Этот почтеннейший более чем осьмидесятилетний старец оказал мне особенное внимание и отечески ласковый прием… Мы расстались большими друзьями». Аве-Лаллеману композитор и  посвятил свою новую симфонию, попросив предварительно  своего агента «прозондировать» отношение критика  к такому акту. Корифей  ответил: «Недостоин, но очень почтен».  Первое исполнение Пятой симфонии состоялось в Санкт-Петербурге 5 ноября 1888 г.

Гастроли  Чайковского  в 1888 г. понравились приглашавшему его Филармоническому обществу, и уже летом того же года началась переписка по поводу нового выступления.  Однако дату турне согласовывали долго — Филармоническое общество считало возможным провести концерт только 15 марта, а на эту дату  у Чайковского было назначено выступление  в Женеве. При посредничестве издателя Ратера удалось перенести женевский концерт, т.к. ганзейцы на уступки не шли.

11 марта, поздним вечером, Чайковский прибыл в Гамбург  после успешного концерта в Женеве. 12 марта   гамбургские газеты напечатали программу его концерта в «Conventgarten». В этот раз композитор остановился в гостинице «Санкт-Петербург». В его дневнике появилась запись: «Комната маленькая. В соседях — Брамс».

 

Брамс и Чайковский – два гения

Johannes_Brahms_portrait

TschaikovskiИоганн  Брамс  уехал из Гамбурга в 1862 г. и с тех пор приезжал сюда  только  в гости к родне  или на гастроли. В момент гамбургской встречи с Чайковским Брамс находился в зените славы, считался общепризнанным европейским гением, наследником Бетховена.  Брамс выступал 9 марта на концерте памяти императора Вильгельма I, а затем решил задержаться в нашем городе, чтобы  присутствовать на первой репетиции Чайковского.

Знакомство  композиторов произошло  еще в 1888 г. в Лейпциге, в доме скрипача Бродского.  В России всегда проявляли самый живой интерес к европейской музыке, и Чайковский был знаком с творчеством Брамса уже больше 20 лет. Однако композиторское дарование Брамса Чайковский не ценил, называл его «математиком звуков». Русской душе Чайковского музыка немца казалась написанной мастерски, но без чувства, без эмоций, слишком технично. Правда, в Лейпциге предубежденно настроенный  Чайковский неожиданного встретил веселого открытого человека, похожего и  внешне, и своей доброжелательностью  на старого благообразного русского священника. Именно так описал его Чайковский после встречи, заметив: «Часы, проведенные в его обществе,  остаются приятным воспоминанием. …Он очень симпатичен мне, нравится его открытость и простота».

Брамс побывал 12 марта на репетиции концерта Чайковского, а затем  дирижер Юлиус фон Бернут пригласил обоих композиторов на завтрак в популярный тогда ресторан «Pfordte» около Ратуши.  За столом  обсуждали новую Пятую симфонию, финал которой  Брамсу не понравился.  В те дни и сам Чайковский временами порой сомневался в своем творении.

После этой встречи  композиторы больше никогда не виделись. Однажды, правда,  Брамс передавал через знакомых приветы Петру Ильичу, интересовался его делами. В то время творчество  российских композиторов в Европе было малоизвестно.  Для Брамса русская музыка была в новинку, ее мелодика – непонятна. Сам Брамс никогда не высказывался о музыке Чайковского. Можно считать, что отсутствие оценки – это тоже оценка. Видимо, оба композитора имели очень глубокие национальные пристрастия, были тесно связаны с культурой своих стран, это и вело к непониманию творчества друг друга. Разделяли их разные привычки, музыкальные пристрастия, да и положение в музыкальном мире. А объединяло лишь то, что оба отмечали свой день рождения в один день – 7 мая.  Ни личное знакомство, ни дружеская встреча в Гамбурге не изменили критического отношения Чайковского к произведениям Брамса.

 

15 марта 1889 г. Премьера «Пятой симфонии» в Германии

13 марта Чайковский встречался с дирижером Лаубе и критиком Ситтардом. Лаубе был очень рад видеть Чайковского, которому  был благодарен за помощь в  ангажементе на концерты в Павловске во время прошедшего летнего сезона.  В этих концертах принимал участие и молодой скрипач Вилли Бурместер, и многие музыканты Филармонического оркестра. Поэтому в Гамбурге к Чайковскому отношение было самым дружественным. Петр Ильич владел немецким языком, писал на нем письма, но есть свидетельства, что беседовать он предпочитал по-французски.

Лаубе пригласил Чайковского на свой бенефис вечером того же дня в концертном зале братьев Людвиг «Ludwigsgarten»  около Millerntor. Так, еще до собственного концерта,  Петр Ильич  неожиданно смог побывать на исполнении своей музыки, ведь в программе Лаубе  были  два его произведения: Larghetto elegiaco  и вальс из Серенады для струнного оркестра, опус 48. Вальс был сыгран на бис. В дневнике Чайковский отметил: «Бенефис Лаубе, овации – мне». Конечно, композитор был польщен таким вниманием.

День 14 марта был очень напряженным. С утра состоялась очередная репетиция с оркестром. Потом Чайковский пошел на завтрак все в тот же ресторан «Pfordte»,  а с 14 часов проходила открытая для публики генеральная проба. Вечером композитор побывал в обществе «Tongünstlerverein» (из дневника: «… немецкий юмор. Впрочем, милое общество»).

Ноты  Пятой симфонии были напечатаны в Петербурге издателем Петром Юргенсоном, но и в Гамбурге  автор  вносил поправки, например, в финал. Позже  издатель Даниил Ратер издал ноты  Пятой симфонии в нашем городе в окончательной редакции  с посвящением Аве-Лаллеману.  Скрипач  Вилли Бурместер спустя много лет  выпустил свои воспоминания «50 лет жизни музыканта», где упоминал о встречах и  дружбе с Чайковским, который покровительствовал ему.

Юбилейный десятый филармонический концерт, в котором  выступал Петр Ильич,  состоялся  15 марта в уже известном ему  зале «Сonventgarten». В первом отделении – Пятая симфония, дирижирует автор. Во втором  – произведения разных авторов, солирует скрипач Вилли Бурместер. Публика платит за входной билет 5 марок, гонорар Чайковского — 600 марок, на 100 марок больше, чем в прошлом году.

Для Петра Ильича стало огорчением, что Теодор Аве-Лаллеман не смог из-за болезни присутствовать на  исполнении  посвященной ему симфонии. И поэтому у Чайковского не было возможности обсудить с критиком свой труд, поделиться своими сомнениями, услышать его отзыв. Аве-Лаллеман прислал   композитору очень дружеское письмо с выражением искреннего расположения, а Чайковский подарил его супруге свою фотографию с автографом, сделанную в фотоателье в Гамбурге. Больше Чайковский и Аве-Лаллеман  не встречались. Когда в январе 1892 года Чайковский прибыл в наш город на премьеру «Евгения Онегина», почтенный старец уже скончался.

И генеральная репетиция, и сам концерт собрали много публики. Чайковский отмечал, что он Гамбургом очень доволен, выступление было успешным, принятым публикой очень живо. Он написал брату Модесту:  «Мне симфония понравилась, я опять ее полюбил».

Гамбургские критики отмечали, что Пятая  симфония — одно из значительнейших симфонических произведений нового времени, рассыпались в похвалах и оценивали русскую музыку, как более эмоциональную, полную чувств, очень мелодичную в сравнении  с европейской.  Порой в рецензиях звучало сожаление об отсутствие в симфонии ожидаемых истинно «славянских элементов», что свидетельствовало о неумении  критиков оценить музыку нового времени, поиски новых музыкальных идей, попытку ухода от старых традиций.

В наше время Пятая симфония Чайковского по частоте исполнения стоит в одном ряду с такими симфониями, как «Героическая» Бетховена и «Юпитер» Моцарта.

 

Проездом из Нью-Йорка. 29 мая 1891 г.

В мае  1891 г. Чайковский получил  приглашение в Нью-Йорк на открытие  зала Concert-Hall, который известен теперь  по имени своего спонсора как «Carnegie Hall». На одном из концертов открытия Петр Ильич исполнил «Коронационный марш», написанный им к коронации Александра III.

В Европу композитор возвращался на пароходе «Fürst Bismarck», сняв для себя офицерскую каюту. 29 мая 1891 г. «Fürst Bismarck» стал на рейд города  Cuxhaven, до Гамбурга  пассажиры добирались поездом. И в этот раз Чайковский остановился в гостинице «Санкт-Петербург», где вечером сделал в своем дневнике последнюю запись.   Интересно, что Петр Ильич десятилетиями  вел  дневник и вдруг по неизвестной причине прекратил эти записи. Видимо, в этот приезд в наш город композитор ни с кем не встречался. На следующий день он  уехал через Берлин в Санкт-Петербург.

При подготовке статьи использовалось в том числе и   исследование   «Tschaikowsky in Hamburg»  Петера Феддерcена (Peter Feddersen), члена общества  Tschaikowsky-Gesellschaft e.V.

 

Гамбургское филармоническое общество основано в 1828 году. Клара Шуман, Франц Лист, Иоганн Брамс часто выступали в концертах этого общества, которому удалось создать свой собственный оркестр очень высокого уровня. Первые гастроли Чайковского в Гамбурге прошли по приглашению Теодора Аве-Лаллемана, старейшего члена Филармонического общества. Сегодня его музыкальные традиции продолжает Филармонический оркестр Гамбурга (Philharmoniker Hamburg). www.philharmonikerhamburg.de

 

 


Verfasst von:
Tatiana Borisova




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!