РУССКИЕ ОПЕРЫ В ГАМБУРГЕ. ​К юбилею П.И.Чайковского


Текст: Татьяна Борисова

imageРассказом о двух последних визитах П.И. Чайковского в наш город мы завершаем  заметки на тему «Чайковский и Гамбург».

«Евгений Онегин», западноевропейская премьера 1892 года

С годами опера стала любимым жанром Чайковского, и он стал предпочитать ее симфонической музыке. Как-то в поисках нового сюжета ему помогла певица Елизавета Лавровская, предложив написать оперу по поэме Пушкина «Евгений Онегин». После некоторых сомнений Петр Ильич перечитал поэму и, восхитившись, за ночь набросал первый вариант либретто. Свое новое произведение он назвал «Лирическими сценами», включив в нее  самые эмоционально сильные моменты пушкинского произведения.

imageЗападноевропейская премьера «Евгения Онегина» состоялась  в Гамбурге  19 января 1892 года, спустя 10 лет после российской. Бернхард Поллини (Bernhard Pollini), интендант гамбургской оперы «Stadt-Theater»,  купил права на постановку «Евгения Онегина»  в Германии и Австрии.

Чайковский, который перед этим был на гастролях в Варшаве, прибыл в Гамбург за два дня до премьеры.  Поллини настоятельно приглашал его остановиться у себя на квартире, что смущало ценившего уединение композитора. Но в эти дни в семье у Поллини оказался больной гриппом, и  гость из Санкт-Петербурга остановился в знакомой  гостинице «Streit´s».

После  генеральной  репетиции 18 января стало ясно, что работа с немецкими  певцами Петру Ильичу непривычна. Неуверенность ощущалась с обеих сторон, и композитор попросил дирижировать премьерой  Густава Малера, который в должности капельмейстера театра разучивал оперу.

image

С Малером Петр Ильич познакомился задолго до этого.  Как дирижер 32-летний Густав Малер  мог успешно соперничать даже  с многоопытным гамбургским капельмейстером   Гансом фон Бюловым (Hans von Bülow). Недаром перед премьерой Чайковский писал о Малере так: «Маэстро здесь не просто какой-нибудь средней руки, но прямо-таки гениальный».

imageПетр Ильич опасался, что за границей будет трудно найти подходящих исполнителей на главные роли.  Но остался доволен артистами нашего города: «Выучено музыкантами и певцами было замечательно, по-немецки четко. Кати Беттак (Kathi Bettaque), пожалуй, лучше всех русских исполнительниц роли Татьяны». Правда, постановка некоторых сцен его удивила: пародийно выглядели, например, крестьяне в шляпах, дарящие цветы дамам на балу.

Премьера прошла удачно, но большого восторга у публики не вызвала: мало сценических эффектов, слишком много психологии, драматургия отсутствует, характеры персонажей непонятны. Терзания русских героев воспринимались как нарушение норм поведения.  И только с приходом 20 века и моды на психологический театр эту оперу  оценили, и теперь она стала самой часто исполняемой русской оперой и известна в Европе больше, чем сама поэма Пушкина.

В эти годы Чайковский уже не вел дневниковых записей, поэтому трудно восстановить его пребывание  в Гамбурге. Но он наверняка встречался со своими старыми знакомыми: дирижером Гансом фон Бюловым, музыкальным критиком Йозефом Ситтардом, а 18 января слушал «Тангейзера», которым дирижировал Густав Малер.

Вокруг имени нашего композитора возникали легенды. Так, уже в 20 веке писатель Бернд Весслинг в своем сочинении «Чайковский получил дирижерскую палочку Штрауса» писал  о якобы состоявшемся после премьеры «Евгения Онегина» большом приеме в честь Петра Ильича, где ему от имени сената города были вручены кубок и золотая медаль. А на последовавшем затем обеде в русском стиле с икрой и фаршированными фазанами композитору подарили серебряную дирижерскую палочку, когда-то принадлежавшую Иоганну Штраусу. История красивая, правда,  никаких документальных подтверждений не имеющая. Но приятно сознавать, что имя Чайковского окружено в Гамбурге такими чудесными легендами.

На следующий день после премьеры  композитор уехал в Париж, планируя затем выступления  в Амстердаме и Гааге.  Однако для него  длительное пребывание за границей и обилие концертов были утомительны, и он отменил эти гастроли. Уже 2 февраля Петр Ильич возвратился  в Санкт-Петербург, откуда поехал в Майданово: сочинение музыки  было для него важнее зарубежных гастролей. В Майданове он  заканчивает работу над своим следующим шедевром — балетом «Щелкунчик».

Лирическая опера «Иоланта», 1893 год

Из написанных Чайковским  десяти опер  «Иоланта» стала последней. После премьеры  «Евгения Онегина» Поллини решил  поставить в Гамбурге  балет «Щелкунчик» и оперу «Иоланта». Чтобы не повторилась история с «Евгением Онегиным», где некоторые мизансцены выглядели развесистой клюквой, Петр Ильич  неоднократно звал гамбургских музыкантов в Санкт-Петербург, чтобы те  на месте  ознакомились с русской  постановкой. Кроме того, он и сам хотел с самого начала присутствовать на репетициях в ганзейском городе. Но ни то, ни другое не сложилось.

Композитор ие смог приехать  и  на премьеру «Иоланты», которая состоялась  3 января 1893 г. Его очень ждали в Гамбурге, но он в эти дни  навещал во Франции свою старую гувернантку Фанни Дюрбах.

Нельзя сказать, что «Иоланта» имела в нашем городе оглушительный  успех. Но поскольку либретто было написано по известной в Европе драме датского писателя Г. Герца «Дочь короля Рене», эта опера понравилась публике больше, чем «Евгений Онегин». Отзывы же  гамбургских критиков были самыми теплыми, например, Йозеф Ситтард писал, что Чайковский —  самый значительный русский композитор нашего времени.

Сожалея, что премьера прошла без автора, Поллини очень просил Петра Ильича  приехать на второе представление «Иоланты», рассчитывая обсудить  с ним  еще и постановку «Пиковой дамы».

image

6 сентября 1893 года композитор снова прибыл в Гамбург, и в этот раз остановился  у Поллини в его большой квартире на Heimhuder Straße, 54. Дом этот сохранился до наших дней. Уже на следующий день в  «Stadt-Theater» открылся  новый театральный сезон. В первом отделении зрителям представили «Иоланту», во втором – оперу «Паяцы» Леонкавалло. Дирижировал Густав Малер.  В роли Иоланты выступила популярнейшая тогда в нашем городе певица Kathi Bettaque, уже знакомая нам по партии Татьяны. «Иоланта» исполнялась  в Гамбурге в том театральном  сезоне еще пять раз, но  больше ее не давали.

В квартире  Поллини состоялся вечер в честь петербургского гостя, на котором присутствовал Густав Малер. Был там и молодой чешский композитор Йозеф Фёрстер (Josef Foerster), и Чайковский,  всегда готовый помочь начинающим музыкантам,  дал ему рекомендательное письмо к своему берлинскому издателю.

Уезжая, Петр Ильич  наверняка думал еще не раз вернуться в город на Эльбе, где полюбили его музыку, где у него появились друзья. После этой последней поездки все знакомые в Петербурге отмечали, что композитор  был в очень хорошем, приподнятом и радостном настроении.

Перебирая события осени 1893 года и теперь уже зная дату неожиданной смерти композитора,  поневоле отсчитываешь: он вернулся в Санкт-Петербург 10 сентября, оставалось два месяца до его трагической смерти 6 ноября. На следующий день в газетах Гамбурга были опубликованы некрологи. 18  ноября  в «Stadt-Theater» состоялся концерт памяти композитора, в котором  исполнялись увертюра из «Ромео и Джульетты», сцена письма из «Евгения Онегина» и «Иоланта». За дирижерским пультом стоял друг композитора  Густав Малер.

imageВ 1940 году, в год  100-летия Чайковского,  в Гамбурге, в большом зале  еще не разрушенного войной «Conventgarten»,  состоялся праздник в честь композитора. В 1952 г. Луиза фон Вестернхаген  создала общество Tschaikowsky-Studio e.V., которое подарило нашему городу бюст Петра Ильича, стоящий сейчас в Laeiszhalle. Преемником Студии Чайковского стало  нынешнее общество Tschaikowsky-Gesellschaft e.V. По инициативе члена этого общества Петера Феддерсена на здании гостиницы «Streit´s» установлена мемориальная доска  в память великого русского композитора.

При подготовке статьи использовалось в том числе и   исследование   «Tschaikowsky in Hamburg»  Петера Феддерcена (Peter Feddersen), члена общества  Tschaikowsky-Gesellschaft e.V.

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!