НАКОНЕЦ СВОБОДЕН

Только в конце XVIII века Гамбург стал официально свободным городом


Текст: Юрий Одессер

Только в конце XVIII века Гамбург стал официально свободным городом. Предыдущую почти 1000 лет своего существования он формально был собственностью датских королей, графов и герцогов Шлезвиг-Гольштейна.
Предыстория
Мы не раз говорили об отношениях Гамбурга и Дании. Они часто были для города на Эльбе просто угрожающими. Теперь расскажем о решении этой проблемы, но сначала проследим, как она возникла и развивалась.
Наш город возник в IX веке как религиозный центр и последующие четыре столетия был епископским. В XII веке граф Адольф III Шауенбург основал купеческий Гамбург, и с XIII века единый город был графской собственностью. Однако, граф Адольф IV Шауенбург (1205-1261) наделил город столь значительными правами и свободами, что тот практически оказался полностью независимым от графской власти. Такое парадоксальное сочетание юридической подчиненности и фактической свободы оказалось миной замедленного действия.
Мина взорвалась нескоро, но мощно – когда в 1459 году умер официальный сюзерен Гамбурга — граф Гольштейна и герцог Шлезвига Адольф VIII. Он был бездетным, и феодальные властители сами избрали наследника – датского короля Кристиана I.
Уже через год король прибыл в Гамбург и стал требовать признать его сюзереном, что могло означать полную потерю независимости города.
Его жителям удалось найти компромиссное решение, которое удовлетворило обе стороны. Город остался свободным, и король подтвердил все его привилегии. Однако, как показало дальнейшее развитие событий, это решение оказалось временным. Дипломатическая борьба, перераставшая иногда в военные конфликты, сопровождала отношения Гамбурга и датской короны три последующих столетия.
В 1584 году датчане подали на Гамбург в Имперский суд, чтобы решением этой высокой инстанции окончательно подчинить город. Его жители настаивали на своем статусе свободного города, подвластного только императору. Однако предоставить необходимые доказательства они не торопились, так как в случае победы город должен был бы платить императору большие налоги. Прижимистых гамбуржцев устраивала существовавшая неопределенность.
Тем не менее, через 30 лет Гамбург был вынужден представить необходимые архивные документы, и в 1618 году суд объявил его свободным городом. Датчане не признали решения суда и подали апелляцию. Тридцатилетняя война прервала все разбирательства. После нее Дания оказалась в состоянии сильнейшего финансового кризиса. В этой ситуации королю представился выход из положения – за высокую цену отказаться от суверенитета над Гамбургом и в придачу отдать городу находившиеся тогда под датской властью Альтону, Оттензен, Пиннеберг с окружающими их территориями, а также ряд островов на Эльбе.
Совет города немедленно дал свое согласие («свобода стоит любых денег»), но недальновидные и скупые члены Бюргершафта (парламента) отказались. Не последнюю роль здесь сыграли и межпартийные разборки в самом городе («если Совет за, то Бюргершафт против»). А ведь в случае заключения этой сделки Гамбург уже в середине XVII века имел бы территорию, примерно равную нынешней, и его судьба да и история всего Севера Германии оказались бы совсем другими.
Дела готторпские
Неопределенность гамбургского статуса была только частью полной политической неустроенности Шлезвиг-Гольштейна тех времен. Эта земля представляла собой лоскутное одеяло раздробленных владений, возникших в результате непрерывных феодальных разделов в течение нескольких веков. Жизнь региона потрясали непрерывные конфликты по поводу подчиненности владений. Нормализация положения была крайне сложной задачей, но ее решение позволило и Гамбургу окончательно утвердить свой статус свободного города.
Династический конфликт между датской короной и герцогами Гольштейн-Готторпскими развивался параллельно со спором за Гамбург тоже с середины XV века. Датчане претендовали и на это маленькое государство, которое так же предпочитало подчиняться императору, но никак не датскому королю. В XVII веке герцоги пользовались защитой шведов, но позже они поставили на российскую карту.
Для этого герцог Карл Фридрих Готторпский женился на старшей дочери Петра I, Анне Петровне. Красавцу-герцогу не стоило большого труда завоевать сердце 13-летней девицы, а папаша Петр был согласен на все для счастья любимой дочки. Кроме того, у царя был государственный интерес – он рассчитывал сделать зятя-герцога королем Швеции.
Единственный отпрыск от этого брака, герцог Карл Петр Ульрих рано осиротел, и его усыновила младшая сестра Анны Елизавета, ставшая российской императрицей. После ее смерти герцог был возведен на российский престол под именем Петр III. Новый царь еще в детстве был воспитан как страстный противник Дании и готов был воевать с нею за Шлезвиг-Гольштейн. Перспективы Дании были почти безнадежными. «Готторпский вопрос» обсуждала вся Европа.
Решение Готторпского вопроса
Надо думать, сильно повезло Гамбургу, Дании и всему Шлезвиг-Гольштейну с международной ситуацией, а также с высшими политиками, которые смогли адекватно оценить эту ситуацию и провести необходимые реформы. Мощная Россия проводила наступательную политику в отношении Польши и Турции, и ей было выгодно усилить Данию – своего традиционного союзника. Для этого было важно нормализовать положение в Шлезвиг-Гольштейне. Решающую роль в этом сложном процессе сыграли два выдающихся политика: русская императрица Екатерина II и министр Дании Карл Шиммельман (о министре мы подробнее расскажем в дальнейшем).
Всего через полгода после воцарения Петр III был смещен с трона своей супругой Екатериной и убит. Принцесса Ангальт-Цербская, герцогиня Гольштейн-Готторпская стала российской императрицей. В отношениях с Данией она исходила не из эмоций, а из государственных интересов. Под наблюдением императрицы и при непосредственном участиии российских дипломатов в 1768 году был заключен Готторпский договор.
Согласно договору, все заинтересованные феодальные властители Шлезвиг-Гольштейна, в первую очередь Дания, подтвердили официальную независимость Гамбурга, а также его статус имперского свободного города.
Договор предусматривал общирный обмен территориями. Гамбург возвращал 18 деревень в Райнбеке и Триттау, полученных в 1750 году от герцогов Гольштейн-Готторпских за непогашенный ими кредит. При этом город на Эльбе отказывался от претензий на возвращение герцогами долга в 338 тысяч рейхсталеров и еще прощал Датскому королевству долг в один миллион рейхсталеров плюс проценты. Общая сумма составляла полтора миллиона рейхсталеров.
В свою очередь Гамбург, помимо долгожданной свободы, получал остававшиеся в городе датские анклавы (Schauenburger Hof на Steinstraße и Mühlenhof). Городу перешли также все острова и отмели между Billweder и Finkenwerder, а также Veddel и ряд других островов на Эльбе. Датские лоцманские и другие службы на реке были заменены гамбургскими.
Россия заключила с Данией договор о союзе, и отказалась в ее пользу от всех своих владений в Шлезвиг-Гольштейне по Царскосельскому трактату 1773 года (в этом году наследник престола и Готторпский герцог Павел стал совершеннолетним и смог подписать договор, конечно, по настоянию матери, Екатерины II). Взамен Россия получила от Дании графства Ольденбург и Дельменхорст, но сразу же подарила их герцогам Ольденбургским. Те, в свою очередь, передали Дании принадлежавшее им Любекское епископство. В результате весь Шлезвиг-Гольштейн стал частью Датского королевства. Обмен территориями между Готторпским домом и Данией по Царскосельскому трактату стал самым крупным в Европе в XVIII веке.
Россия была гарантом соблюдения договора. Когда через пару лет датчане объявили своей одну из переданных Гамбургу территорий, российские дипломаты строго указали на недопустимость этого.

Для нашего города и Дании наступил период добрососедских отношений. Сотрудничество и конкуренция с быстро развивающимися датскими Альтоной и Вандсбеком способствовали улучшению торгового, социального и политического положения Гамбурга. Преуспевающие гамбуржцы стали строить загородные дома по берегу Эльбы, от Бланкенезе до Билле – в основном, на датской территории. На полученных островах разместился гамбургский порт, а сейчас там — HafenCity. В 1937 году многие датские территории, в том числе Альтона и Вандсбек, вошли в состав Гамбурга.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!