От религиозного центра до современной демократии

Из глубины веков


Текст: Юрий Одессер

Hamburg

Политическую жизнь средневекового Гамбурга определяло взаимодействие нескольких общественных сил – их сотрудничество и борьба. Это были феодальные властители, церковь, крупное купечество и цеха ремесленников и мелких торговцев. Интересно проследить развитие общества, как результат этого взаимодействия. Со многими явлениями мы уже ознакомились на страницах журнала, поэтому их перечислим кратко.

Епископат

Наш город возник в начале IX века как военный и миссионерский форпост на границе империи франков с владениями датского королевства и славянских племен. Своим рождением он обязан имперской и папской администрации, не исключено, что самому Карлу Великому.

Первые 400 лет Гамбург был епископским городом, и все отношения между его жителями устанавливались религиозными служителями в соответствии с церковным правом. Первую известность  город получил благодаря деятельности епископа Ансгара – «апостола Севера», который считается его основателем. Позже, в середине XI века, впечатляющим было правление епископа Адальберта, пытавшегося сделать Гамбург столицей огромного архиепископства, в которое наряду с немецким Севером должны были войти Скандинавия и «Славия» — земли западных славян. Но проект не состоялся.

О порядках в епископском Гамбурге известно мало. Историки полушутя говорят, что его воздух делал людей свободными, но трудно сказать, что представляла собой эта свобода. Разве что известно, что жениться горожане могли без разрешения властей.

Купеческий город

Он был создан в конце XII века по инициативе феодального властителя Шлезвига графа Адольфа III Шауэнбурга. Для привлечения переселенцев их наделяли правами и привилегиями, которые были записаны в договоре между графом и Вирадом фон Бойценбургом. Последний и провел всю работу по созданию нового, графского, города рядом со стоявшим уже 400 лет епископским. Законы и правила, введенные в новом городе, ориентировались на любекское право – наиболее передовое в те времена. В 1190 году был образован Совет, который многие столетия был высшей властью в Гамбурге.

Старый, епископский, город перенимал порядки нового, светского, но их объединение произошло лишь под действием внешней силы – во время датской оккупации. В 1220 году образовался единый Гамбург с общим Советом и — через несколько лет – под светской властью графа Адольфа IV.

Епископ, находившийся в Бремене, не смирился и подал в 1265 году жалобу папе с требованием возвращения своей власти над старым Гамбургом. Для защиты от епископских притязаний жители сфабриковали знаменитый Freibrief, якобы подписанный в 1189 году императором Фридрихом I. В нем горожане наделили себя желанными привилегиями и стали полностью независимыми от епископа. Город прилагал усилия для уменьшения своей зависимости также и от графской власти. Важным шагом на этом пути было признание в 1292 году права Совета Гамбурга издавать законы.

К концу XIV века власть Совета стала фактически неограниченной. При необходимости пополнения своего состава Совет сам стал выбирать новых членов, без участия бюргершафта (парламента). Такое положение не устраивало ни бюргершафт, ни городских церковных иерархов. Священники пытались взять на себя руководство внутренней жизнью города, однако их попытки оказались безуспешными. Не помогли даже их обращения к папе (в 1375 году).

Конфликт между Советом, представлявшим интересы крупного купечества, и бюргершафтом – выразителем интересов цехов и церкви, был разрешен после городских волнений 1410 года подписанием Рецесса – прототипа конституции (эти события мы подробно описали в прошлом номере журнала). Рецесс утверждал право граждан на участие в руководстве городом, а также на некоторые гражданские свободы: гарантировал личную безопасность граждан, их участие в решении вопросов войны и мира, а также налогообложения. Положения Рецесса в 1458 и 1483 годах были  расширены. В частности, важные вопросы Совет должен был обсуждать с представителями горожан – по 20 человек от каждой из четырех церковных епархий. При этом участие церкви в управлении городом тоже возросло.

В 1459 году опять возникла угроза независимости нашего города со стороны датского короля. В этом году умер последний граф Шауэнбург, не оставив после себя наследника. Графство Гольштейн вместе с Гамбургом оказалось под властью датской короны. С помощью тонкой дипломатии и немалых денег Совету удалось и на этот раз умерить датские претензии. Окончательно конфликт был ликвидирован лишь в 1768 году, когда Дания признала независимость города.

Христианская демократия

Это выражение не имеет отношения к современным христианским демократам. Речь идет о революционных изменениях политического режима в Гамбурге с победой протестантизма в 1529 году.

В средние века католическая церковь поддерживала городских бедняков через многочисленные благотворительные организации – за счет горожан, плативших специальный налог. Лютеране, вытеснив из города католиков, создали новые формы благотворительности.

В каждой церкви был поставлен кованый ящик (Gotteskästen) для сбора денег на милостыню бедным. Один из таких ящиков и сейчас можно увидеть в церкви Св. Михаила (Michel). Для контроля за этими деньгами избирались старейшины (Oberalten) – по три пожилых дьякона от каждой из четырех, а позже из пяти, церквей (их прототипы занимались раздачей милостыни еще в древней Иудее).

Избранные дьяконы ранее руководили переходом Гамбурга к протестантизму, в связи с этим их авторитет был чрезвычайно высок. Возможно, поэтому им удалось получить для своей коллегии широкие полномочия, которые со временем только увеличивались (свои политические функции оберальтен выполняли до 1860 года). Статус оберальтен был закреплен в 1529 году в новом Длинном Рецессе (Langer Rezess – в нем было 132 статьи, считалось. что это очень много).

12 дьяконов оберальтен вместе с помощниками поддьяконами (по 9 от каждой церкви – всего 48 членов)  составляли Коллегию представителей (Vorsteher). И это еще не все. Коллегия представителей при необходимости могла быть еще расширена до 144 членов – тоже делегатами от каждого церковного округа.

В Длинном Рецессе были закреплены функции коллегий. Коллегия оберманов, стоявшая во главе этой сложной системы власти, собирала бюргершафт, руководила его работой. Она же была ответственна за взаимодействие бюргершафта с Советом города. Коллегия сороеа восьми контролировала деятельность Совета. Главной задачей Коллегии ста сорока четырех была разработка законов, которые дальше поступали в Совет.

Бюргершафт состоял из собраний, представлявших отдельные округа-кирхеншпили. Причем каждое из собраний заседало в ратуше отдельно.

Создается впечатление, что в Гамбурге произошла демократизация политической жизни. Но… дьявол кроется в деталях. А детали такие: членство в коллегии оберальтен, как и в Совете, было пожизненным, а замену выбывшему находили сами оставшиеся «старцы» (Oberalten) тоже путем кооптации.

То есть, оберальтен не были по существу представителями граждан, так как ими не избирались. Хотя некоторые современные историки считают, что оберальтен пользовались полным доверием населения, и поэтому неважно, каким образом они попадали в коллегию. Другие им возражают: многие деспоты тоже пользовались большим доверием населения…

Другая важная деталь: в Гамбурге в 1529 году статус граждан имели всего 300 человек (мужчины-лютеране, владевшие в городе земельными участками), при том, что общее население города составляло 70 тысяч человек.

Так или иначе, можно считать, что протестантизм привел к децентрализации власти в нашем городе. Часть функций правительства (Совета) — участие в принятии законов, контроль за финансами и пр. — перешла в ведение церковных коллегий, представлявших округа. Католическая вертикаль власти с папой во главе была заменена автономными, частично выборными органами. То есть, были введены выборы представителей, контроль населения над высшей властью.  С введением лютеранства в Гамбурге произошла своеобразная демократизация, при одновременном увеличении роли церкви в жизни общества. Можно сказать —  церковная демократизация.

Мы рассмотрели развитие политической жизни в нашем городе за большой период. Оно проходило не без эксцессов, но без кровопролитий. Однако в 17 веке ситуация серъезно осложнилась. Об этом мы поговорим в следующем номере.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!