Революция 1684 года

Развязка


Текст: Юрий Одессер

Тогда борьба за власть в нашем городе завершилась победой среднего класса. Парламент – Бюргершафт, представлявший интересы ремесленников, мелких и средних торговцев, подчинил себе имевший до этого абсолютную власть Совет – орган высшей торговой и религиозной олигархии.

Драматические события в середине восьмидесятых годов XVII века, с которыми мы ознакомились в прошлом номере, сопровождались народными волнениями. Сгоряча даже казнили несколько человек без суда. Это стало формальным поводом для вмешательства императора. Его доверенное лицо – герцог Люнебурга – ввел войска в принадлежавшие Гамбургу районы к югу от Эльбы, включая Харбург, и намеревался вторгнуться в город. «В обозе» люнебуржцев находился бывший бургомистр Гамбурга, стремившийся восстановить власть Совета. Город оказался в критической ситуации.
image
Датский ультиматум
Власть демократического Бюргершафта стала жертвой не внутренних врагов, а внешних сил. В январе 1686 года герцог Люнебурга двинул на Гамбург корпус из 2 тысяч человек. 29 января он разбил в сражении под Бергедорфом отряд гамбургских мушкетеров и гренадеров. Горожане восприняли это как знак своей военной несостоятельности и полной незащищенности. Недавняя эйфория сменилась паникой. Этим решили воспользоваться датчане.
imageДатскому королю Христиану V катастрофическое положение Гамбурга показалось подарком судьбы. Совсем недавно Дания потеряла в войне со шведами треть своих исконных земель – провинцию Schonische Stammlande (Сканию, в нынешней южной Швеции). И вот возникла реальная возможность поправить дела, подчинив себе давно вожделенный богатый Гамбург. В феврале 1686 года датский король сконцентрировал на юге Шлезвиг-Гольштейна свои войска из 16 тысяч человек с тяжелой артиллерией и 7 тысяч гвардейцев. Датские корабли блокировали Эльбу.
Что же гамбуржцы? Народные трибуны Снитгер и Ястрам направляют к королю делегацию для переговоров о датской помощи против Люнебурга. За это они предлагают датчанам большие деньги. И тут король Христиан V раскрывает карты. Он входит в Альтону и выставляет оторопевшим жителям ультиматум: признать полную и окончательную власть Дании над городом, выплатить огромную контрибуцию — 400 тысяч талеров, а в будущем содержать в городе постоянный датский гарнизон из 3 тысяч солдат. В противном случае Гамбург будет разрушен датской артиллерией и взят штурмом. Христиан V говорил: «Я не оставлю в вашем городе камня на камне».
Эти требования произвели эффект разорвавшейся бомбы. Многие столетия город жил под угрозой опасности, исходившей с Севера, из Дании, которая покушалась на их свободу. Только за последние 100 лет датские войска стояли у стен города несколько раз. Еще 7 лет назад, в 1679 году, датчане осаждали город. Тогда жителям с трудом удалось откупиться, заплатив 220 тысяч талеров. А сейчас над городом нависла опасность, с которой не шли ни в какое сравнение все внутренние разборки. «Отечество в опасности!». Естественным образом старое руководство, ставившее на датчан – Бюргершафт во главе с Снитгером и Ястрамом – потеряло поддержку, а власть Совета была полностью восстановлена.

Смена власти и датская угроза изменили международное положение Гамбурга. Герцог Люнебурга предоставил свой отряд под командование гамбуржцев. Появились офицеры-добровольцы из Швеции.
Когда истек срок ультиматума — 20 августа — датчане начали штурмовать совсем недавно отстроенную крепость Штерншанце (Sternschanze), находившуюся в то время на подступах к нашему городу. Защитники – воодушевленные патриоты-гамбуржцы и профессиональные военные из Люнебурга, а также добровольцы-шведы, не только умело оборонялись, но и делали весьма болезненные для датчан вылазки. Четыре попытки штурма стоили датчанам потери тысячи солдат. Гамбургская артиллерия под руководством шведских офицеров полностью разрушила датскую Альтону.
В этой экстремальной ситуации проявился немалый международный авторитет нашего города. К его судьбе не остались равнодушными ведущие державы Европы: Дания оказалась под давлением императора, Швеции и Нидерландов, Ганновера, а также Англии и Бранденбурга. Даже Франция, союзник Дании, выступила на стороне Гамбурга. Бранденбург не ограничился дипломатией, а послал на помощь осажденным большой отряд солдат. В результате датский король, опасаясь контрнаступления уже превосходящих сил противника, приказал своим войскам отступить.
Интересно, что уже после заключения мира Дания вступила в союз с Россией, с царем Петром, и, воспользовавшись слабостью Швеции после Полтавского разгрома, вновь осадила Гамбург в 1712 году. Получив большие репарации, датчане ушли.

Конец Снитгера и Ястрама

Cord Jastram

Hieronymus Snitger

imageДатский ультиматум привел этих народных вождей в совершеннейшее недоумение. До сих пор у них получалось все, что они задумывали. Они оказались на вершине популярности и власти. Однако народная любовь переменчива. Как раньше люди слепо шли за своими лидерами, так за одну ночь все поверили в их предательство и с тем же воодушевлением пошли за недавними врагами, крича в экстазе: «Казнить!» (как раньше другой народ, так же сменив любовь на ненависть, кричал: «Распять!»).
Еще 21 и 22 августа у Снитгера и Ястрама была возможность бежать, спасти свои жизни – были открыты ворота, через которые входили войска люнебургского герцога. Но они не сделали этого, так как не считали себя предателями или в чем-то виновными. Их взяли под стражу, допросили и, по существовавшему порядку, отдали в руки палачей. Пытали их жестоко, как злостных преступников, так что на суд, а потом к месту казни, их волокли за руки (нести свой крест, как это пришлось делать Христу, они бы не смогли).
Перед казнью Снитгер возопил, что он невиновен и призвал в свидетели Бога. Палач, под злорадное улюлюканье огромной толпы, вырвал внутренности, отрубил конечности, четвертовал и наконец обезглавил народных вожаков, преданных своим народом. Голову Снитгера насадили на кол и водрузили над воротами Штайнтор, где проезжие с ужасом оглядывались на нее еще 44 года. В 1730 году останки Снитгера захоронили. Железный кол, на который была когда-то насажена голова, убрали с могилы лишь в 1791 году.

У сторонников Бюргершафта был свой идеолог. Гамбургский юрист Август Вайганд (August Wygand) в 1699 году издал «Манифест гражданской свободы» («Manifest der Bürgerlichen Freyheit»), ставший первым в Германии программным документом демократического движения. В Манифесте провозглашалось: каждый может стать гражданином и получить соответствующие права и свободы, достаточно только заплатить денежный взнос – Bürgergeld. При этом отрицался существовавший критерий гражданства – имущественное состояние. В Гамбурге таким критерием было владение участком земли.
Вайганд предлагал Бюргершафту ввести свободу вероисповедания, реабилитировать всех изгнанных из города противников Совета, включая Снитгера и Ястрама — посмертно, и назначить пенсии их вдовам. Кроме того, он опубликовал проекты социальных нововведений, многие из которых были с успехом реализованы в конце XVIII века Каспаром Фогтом (об этом мы писали подробно ранее). Любопытно, что Вайганд, этот идеолог демократии и противник власти меньшинства, позже стал советником различных высоких особ, включая датского и польского королей, а также русского царя Петра I.

Главный рецесс
С уходом датчан был восстановлен в должности бургомистр Мойрер. Он железной рукой правил городом четыре года вплоть до своей смерти. После этого распри между Советом и Бюргершафтом возобновились. В Бюргершафте растущее влияние стала приобретать группа ремесленников. Гамбург погряз в анархии.
В мае 1708 года в город вошли войска князей Нижней Саксонии и Пруссии. Имперский комиссар быстро заставил контрагентов прийти к соглашению. Был подписан «Главный рецесс» («Hauptrezess»), в котором прокламировалось равное разделение высшей власти между Советом и Бюргершафтом.
Фактически же Совет получил вожделенную полную власть, так как масса ремесленников и некрупных предпринимателей была оттеснена высоким имущественным цензом — 1000 рейсхсталеров наличных денег, а это приблизительно 10-летний заработок среднестатистического рабочего в то время. Более того, роль Бюргершафта была существенно ограничена специально созданными бюрократическими механизмами.
Hauptrezess – договор между Советом и Бюргершафтом — фактически стал конституцией, действовавшей в Гамбурге до 1859 года, а его политическое влияние ощущалось до 1918-19 годов. Об этом мы поговорим позже.
image


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!