Большой проект Малого Грасброока в Гамбурге

Перспектива


Текст: Наталия Зельбер
Фото: интернет

В сентябре произошли два знаковых события, одинаково важных и для международного олимпийского движения, и для будущего развития нашего города.

IMG_9978

Объявление МОКом Парижа столицей летних Олимпийских игр 2024 года никого не удивило. Все шло логическим путем к тому, чтобы праздник спорта уже в третий раз в истории прошел в городе на берегах Сены. Настоящая же сенсация, правда, местного масштаба, разразилась за день до этого. Бургомистр Гамбурга Олаф Шольц (SPD) срочно созвал пресс-конференцию, на которой неожиданно объявил о решении застройки района Kleiner Grasbrook, несостоявшейся oлимпийской деревни.

Удивление присутствующих можно понять. Казалось бы, после того, как на референдуме 2015 года практичные горожане большинством голосов отвергли олимпийскую заявку, нашему бургомистру, пылкому почитателю этой спортивной идеи, оставалось только сказать: «Олимпийская сказка, прощай навеки!». Тем более, что тогда, два года назад, в официальном релизе значилось: «Предприниматели и руководство отзывают свое согласие частично освободить территорию гавани под застройку в связи с отказом города проводить Олимпиаду». Что же произошло теперь?

IMG_9981

Надо напомнить, что идея использовать порт под строительство жилья не нова. Еще в девяностые годы прошлого столетия тогдашний бургомистр Henning Voscherau (SPD) пытался дать ход такому проекту. Тогда — безуспешно. А нынешний глава города, последний год проводивший интенсивные закулисные переговоры со всеми заинтересованными сторонами, добился успеха, по праву назвав это событие «великим днем для Гамбурга, определившим его развитие на ближайшие 20 лет. Впервые в истории стало возможным осуществление проекта, где соседствуют жилой район и порт».

Действительно, гавань — это центр, сердце нашего города, основа его нынешнего и будущего благосостояния. Так что все, связанное с радикальными переменами в районе порта, всегда воспринималось настороженно и критично. Но нынешнее «обыкновенное чудо» объясняется вполне практически. В отличие от «олимпийских» планов, на острове Kleiner Grasbrook оставлены для нужд порта целых 53 га. Кроме того, убедительным аргументом стало и удешевление проекта за счет отказа от дорогих дополнительных мостов и новых станций метро. По предварительным расчетам, проект окупится благодаря выгодной продаже земельных участков.

А теперь — о несомненных выгодах для города и горожан. Новый жилой комплекс на островe, расположенный напротив HafenCity, который отныне будет называться просто Grasbrook, сыграет связующую роль между центром города и районами Veddel и Wilhelmsburg. Всего планируется построить дома на 3000 квартир (из них одна треть – социальные), в которых будут жить 8000 гамбуржцев. Генеральным планом предусмотрены детские сады, начaльная школа, спортплощадки, супермаркеты.

Достаточно места отводится НИИ, лабораториям и бюро, которые обеспечат 16000 рабочих мест. При этом предусмотрены многокилометровые променады с выходом к Эльбе и обширные межквартальные зеленые зоны. Планирование нового района, который широко раскинется на территории 46 га, во многом повторяет проект несбывшейся олимпийской деревни. Как выразился Олаф Шольц: «Наша духовная энергия и практические усилия не пропали даром».

Новый район будет состоять из трех крупных сегментов: «Moldauhafen», предназначенный исключительно под жилые дома, «Freihafen», где будут жилые и общественные постройки, и «Hafentor», где планируется научно-производственный комплекс. Этот последний сегмент выполнит и роль перехода к рабочей зоне самого порта, где, как и раньше, будет производиться полный комплекс работ.

На все возникающие при этом вопросы уже найдены разумные и убедительные ответы. Так, опасные портовые грузы обещают хранить на супернадежных складах. А проблему шума собираются решить с помощью построенных во втором — «смешанном» — сегменте домов особой архитектуры, которые будут служить своеобразными «звукоотражателями».

Есть проблемы и с некоторыми зданиями, находящимися под охраной государства. Так, знаменитое строение «Bananenreiferei», как и в планах несостоявшейся олимпийской деревни, обещают бережно отреставрировать. В другом случае придется столкнуться с морально-этическими проблемами. Не совсем ясна судьба и охраняемых государством складов Lagerhaus G в Saalehafen, где во время войны находилось отделение концлагеря Neuengamme. Еще одна проблема — международно-юридического характера — уже успешно решена. Речь идет о Moldauhafen, территория которой по Версальскому мирному договору с 20-х годов принадлежит Чешской республике. Власти этой страны согласились с переездом на равный по площади участок в Kuhwerder.

Масштаб планирования, конечно, впечатляет. А нам с вами остается лишь дождаться 2019 года, когда начнутся работы по расчистке территории и созданию инфраструктуры…

Moldauhafen — небольшая рукотворная гавань (1887 год) в гамбургском порту. После окончания 1 мировой войны и по итогам Версальского договора в 1929 был подписан контракт с Чехословакией на 99 лет на аренду земельного участка размером 30.000 кв. м. в этой гавани, как единственной возможностью выхода Чехословакии по Эльбе на морские торговые пути.

В 1937 году 2010 речных судна вывезли из Чехословакии по Эльбе 1.500.000 тонн груза. На экспорт в основном вывозилось зерно, сахар, уголь, железо, лес, изделия из стекла, целлюлоза и хмель.

После II мировой войны и отмены Версальского договоренности договор аренды между городом Гамбургом и Чехословакией сохранился.

В 1993 году правопреемником Чехословакии стала Чешская республика.

Экономическое значение и использование гавани в настоящее время незначительно.

Тем не менее договор на аренду между собственником — городом Гамбургом и Чешской республикой сохраняется до 2028 года.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!