Известие, которого долго ждали. Уникальный проект по физике в Гамбурге

Наука в Гамбурге


Зачем нужны физики-теоретики? Или куда иожет привести совместная работа на картошке

В начале октября пришло известие, которого долго ждали. Александр Лихтенштейн, профессор, руководитель группы теоретической физики Гамбургского Университета (UNI Hamburg), совместно с учеными из Голландии и Швеции, получил 8-миллионный (евро) европейский грант -ERC – Synergy Grant по разработке теории ультрабыстрых процессов в коррелированных, т. е. сложных материалах. Всего таких грантов в Европе по всем наукам было выдано около 35, среди них — 5 по физике и лишь один – по теоретической физике. В Университете Гамбурга это — единственный грант такого рода в этом году.

ERC — Synergy грант выдается с 2012 года. Это научная поддержка для выдающихся интердисциплинарных и интернациональных научных групп, для объединения и дополнения знаний и ресурсов ученых из разных стран или «синергия научных исследований».

Что это за теория ультрабыстрых процессов и для чего она нужна?

В Гамбурге, как известно, год назад вступил в действие совершенно уникальный проект XFEL , Рентгеновский лазер на свободных электронах, который стоит около 1,5 миллиардов евро. Половину этой стоимости выделила Германия, 30 процентов – Россия, остальное – другие европейские страны. XFEL представляет собой огромный туннель длиной около 4 километров, начинающийся в Гамбурге (DESY) и заканчивающийся в Шенефельде (Шлезвиг — Гольштейн).

Этот лазерный прибор можно сравнить с ультраскоростной и сверхмощной фотонной камерой (фотоаппаратом) для исследования микромира. Электроны разгоняются в сверхпроводящей трубе и попадая в сильное магнитное поле (уже в Шенефельде!), начинают когерентно (то есть, совместно) «танцевать», испуская мощный лазерный импульс, при этом можно «фотографировать» сложные биомолекулы и наноматериалы.

Это уникальный прибор, по скоростным характеристикам не имеюший аналогов в мире. С помощью этого гигантского инструмента планируется исследование важных биологических молекулярных процессов и совершенно новых состояний вещества.

Адекватных теоретических обьяснений таких состояний сложных материалов при ультрабыстрых процессах и высоких энергиях не существует. Этими вопросами и планируют заниматься трое ученых с большой объединенной научной группой аспирантов и постдоков — Александр Лихтенштейн из Гамбургского Университета, Михаил Кацнельсон из Университета Наймеген (Нидерланды) и Улле Эриксон (Университет Уппсала, Швеция). Главная проблема — как теоретически описать такие новые ультрабыстрые состояния сложных и интересных материалов, включающих атомы переходных элементов, например, медные и железные высокотемпературные сверхпроводники и топологические (а значит «необычные») изоляторы на основе графена. За создание таких веществ были получены две Нобелевские премии по физике – в 1987 и 2010 годах.

Александр Лихтенштейн приехал в Германию в 1989 году по приглашению Оле Андерсена, директора Max-Plank-Institut (Stuttgart). К тому моменту он уже был успешным молодым ученым в области теоретической физики, награжденным премией Ленинского Комсомола и Государственной Премией РФ. После пяти лет работы в Макс-Планк – Институте последовали 5 лет работы в научном центре Forschungszentrum Jülich. Затем он был приглашен на работу профессором в Нидерландский Университет Наймегена — Radboud Universitejt Nijmegen. А затем – неожиданно – последовало приглашение физического факультета Гамбургского университета, где он возглавил теоретическую группу. Это было в 2004 году.

За эти 15 лет многие ученики и аспиранты Александра сами сделали успешную научную карьеру. Среди них уже есть несколько профессоров – во Франции, Германии, Америке, России. Они работают в лучших научных центрах и университетах, например, Ecole Polytechnique, Paris, где учатся все будущие французские президенты.

Двое из трех мушкетеров от теоретической физики Михаил Кацнельсон и Александр Лихтенштейн познакомились … трудно поверить – во время поездки в колхоз в 1977 году, когда оба поступили на первый курс физического факультета Уральского Университета. Люди помоложе, может, и не знают, что все студенты, особенно первокурсники, должны были выезжать на месяц в поля, чтобы помочь сельским жителям собрать урожай картофеля и других овощей. В колхозе, под холодным уральским дождем и снегом, началась дружба будущих лауреатов престижных физических премий. Со студенческих времен они остаются друзьями и коллегами, идут по жизни и в науке параллельно, вместе написали множество совместных научных статей. А первое признание молодые ученые получили еще в СССР, когда им в 1988 году присудили премию Ленинского Комсомола в области науки и техники.

С тех пор они получили много престижных мировых наград в области теоретической физики. Александр Лихтенштейн — премию Макса Борна, в 2014 году, в Лондоне, а в 2015 году, в Праге, чешскую научную премию Эрнста Маха (кстати, это тот самый Мах, в честь которого названа единица сверхзвуковой скорости «один Ма» и которого критиковал Ленин в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм»).

Михаил Кацнельсон был награжден голландской премией имени Спинозы и Гамбургской Премией по теоретической физике Joachim Herz Preis. Он также произведен в рыцари Нидерландского Королевства.

Joachim Herz Preis каждый год торжественно вручают в Гамбурге в ноябре. Йоахим Херц (Joachim Herz) — сын основателя концерна Tchibo, Макса Херца. Еще при жизни Йоахим Херц (он трагически погиб в 2008 году, плавая на яхте у берегов Сан-Франциско) основал научный фонд для поддержки различных научных проектов. Гамбургскую премию по теоретической физике Herz Preis вручают ученым за выдающиеся заслуги. Выбирает лауреатов комиссия из Университета Гамбурга и DESY. Скоро состоится церемония вручения премии этого года, в этот раз она юбилейная и будет проходить 13 ноября сначала в Планетарии в 19 часов, а затем — в Эльбфилармонии. Хотя этот фонд существует уже довольно давно, но премии по теоретической физике стали присуждать впервые 10 лет назад. Интересно, что величина премии в денежном выражении в тысячах евро — 1/α: где α — известная константа немецкого теоретика Зоммерфельда. Это примерно 137 тысяч евро.

Планируется, что в проекте, финансирование для которого получили А. Лихтенштейн и коллеги, будут участвовать три теоретические группы. В Гамбурге будут задействованы несколько докторантов, четверо научных сотрудников UNI Hamburg, и трое – в XFEL, где Александр Лихтенштейн также является руководителем небольшой теоретической группы. В проекте предусмотрены совместные научные конференции, воркшопы, проводимые в трех базовых городах: Гамбург, Уппсала и Наймеген. Но главная экспериментальная база с мировыми учеными – экспериментаторами, конечно, — XFEL. Общая продолжительность проекта – 6 лет.

К 2025 году можно ожидать «прорыв» — создание теоретического языка, для описания новых экспериментов, проводимых в «Гамбургском Лазерном Центре на свободных электронах» (XFEL).

Мы желаем Александру Лихтенштейну и его коллегам успешной работы, важных фундаментальных открытий в теоретической физике и, конечно, же новых премий и грантов!


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!