Смутное время

Выборы


Текст: Максим Науменко

Вы, конечно, помните, что в конце мая состоялись так называемые всеевропейские выборы. Выборы в Европарламент — это если официально. Как бы то ни было, но событие действительно было очень значимым — задолго до часа «Х» стало ясно — по итогам выборов речь будет идти ни много ни мало как о будущем Евросоюза, который, если говорить честно, и так уже дышит на ладан. Никто особо не верил в главные немецкие политические партии, и было очень много таких, кто не отдал свой голос никому из кандидатов. Мы не будем говорить обо всей Европе и даже о Германии в целом, но результаты выборов конкретно в Гамбурге просто поразили.
Впервые в истории социал-демократы и христианские демократы набрали в нашем городе настолько мало сторонников, что победителями стали «зеленые», никогда в истории еще не добивавшиеся подобных успехов. После такой звонкой оплеухи председатель СПД Андреа Нелльс (Andrea Nahles) подала в отставку, а злые языки вот уже месяц отправляют туда же первого бургомистра Гамбурга.
По слухам, представители оппозиции именно Петеру Чентчеру вменяют в вину то обстоятельство, что Гамбург не поддержал действующую власть. И вот прямо сейчас у политического бомонда города остро встал вечный вопрос. Прямо-таки по Чернышевскому — что делать? И как жить дальше? С этим вопросом разбирались политические обозреватели нескольких гамбургских печатных изданий. А мне, человеку, изучающему политику как профилирующую специализацию в будущем, было очень интересно принять участие в дискуссии. Мнение участников этих политических посиделок мы и предлагаем нашим читателям.

Глубочайший кризис SPD

Это далеко не новость. Упадок партии, как претендующей на власть, начался еще со времени канцлерства Герхарда Шредера, и дальше только усугублялся в геометрической прогрессии. По словам знающих людей, в составе одной из двух старейших и крупнейших партий страны очень много случайных и сугубо непрофессиональных лиц. Набор кадров не поддается никакой критике, создается впечатление, что партия хотела бы взять свое если не делами, то хотя бы численностью.
Отсюда возникла ситуация, которую кратко описала Андреа Нелльс в своей последней речи на посту председателя социал-демократов. В числе всего прочего она сказала, что никогда не чувствовала поддержки со стороны однопартийцев, и что пытаться решить поставленные задачи, работая под постоянным прицелом своих же, представляется абсолютно невозможным.
Что это означает? Прежде всего, что в составе SPD как команды нет единства и общего подхода к наболевшим вопросам. Вспомним, что вотум недоверия Мартину Шульцу после его сокрушительного поражения на выборах вынесли уже через пять минут после начала внутрипартийных разборок, при этом 51,5 % проголосовали за, а 48,3 % — против. Еще тогда следовало заострить на этом внимание и не спускать всех собак на Шульца, а попробовать разобраться, что происходит в собственных рядах.
Но как раз тогда громче всех звучал голос госпожи Нелльс, призывавшей не допустить раскола в партии (который уже был допущен) и публично «высечь» виновного в поражении на выборах, принеся его в жертву товарищам. И вот сейчас фрау уже экс-председатель сама сбежала, не выдержав постоянных ударов в спину.
Сама по себе отставка Нелльс (вполне заслуженная, если говорить о проделанной ею работе в целом) стала последней каплей для SPD и тревожным сигналом для всех остальных партий. Вот уже несколько лет подряд социал-демократы лишь «на флажке» положительно отвечали на вопрос, а на своем ли месте SPD в Большой коалиции, не пора ли сменить декорации?
Теперь ответ на вопрос получен — SPD проиграла на выборах всех значений и мастей, сдала свои позиции везде. А на фоне развала партии стало очевидно, что подобное происходит в стане почти всех ее значимых соперников. Стоит упомянуть христианских демократов, которые только недавно смогли более или менее наладить ритм своего существования, но и им очень далеко до действительного выздоровления.
Итог всего этого — полный раздрай в правлении социал-демократов и реальная угроза к 2021 году превратиться в кучку разрозненных местечковых фракций. То есть, разделить участь социал-демократических партий большинства европейских стран. Уверен, что такого не захочет ни один здравомыслящий демократ.
Очевидно, что ситуация сейчас критическая. Либо пан, либо пропал. И наверное, было бы неплохо Олафу Шольцу вернуться спасать родное царство. Потому, что есть большие сомнения, что с Малу Драйер (Malu Dreyer) и Рольфом Мютценихом ( Rolf Mützenich) во главе SPD сможет выжить и продолжать править Германией в составе Большой коалиции.

Ангела Меркель ждет сменщика?

О том, что христианским демократам далеко до полного выздоровления мы уже сказали. По одной причине — CDU/CSU является вотчиной федерального канцлера Германии, которая все чаще в последнее время выглядит уставшей от ответственности за будущее страны. Отмечу, говорится все это без малейших претензий к Ангеле Меркель — наоборот, ее по-человечески жаль. Когда весь мир видит, как главного человека Германии охватывает дрожь, то комментарии пресс-службы вряд ли могут успокоить.
Но стоит ли удивляться, зная, какое колоссальное напряжению приходится выдерживать Ангеле Меркель? Особенно учитывая последние два года, которые стали для нее настоящим испытанием. И скорее всего, единственная причина, по которой госпожа канцлер остается на своем посту — отсутствие кандидата, способного, по мнению товарищей по партии, ее заменить и не усугубить без того напряженную политическую ситуацию в стране.
Пафосные выборы новой главы партии CDU мало кого убедили, что Аннегрет Каррен-Бауэр будет равноценной заменой. А сама АКК недавно заявила в интервью, что слабо представляет себе, как она сможет вступить на тот путь, которым «вот уже столько лет блестяще идет Ангела Меркель». Поэтому на крайний случай есть Армин Лаше (премьер-министр Северной Вестфалии, второй по популярности христианский демократ после, собственно, самой Меркель), который и должен будет занять пост канцлера, если произойдут неожиданные события.

Досрочные выборы — выход?

По мнению большинства политических экспертов, да. Именно досрочные выборы смогут как-то повлиять на нынешнюю дестабилизированную ситуацию в стране. Нас ни в коем случае не должен обманывать или слишком сильно вдохновлять триумф партии «зеленых» на общеевропейских выборах. То же самое касается конкретно Гамбурга. Уже известно, что за защитников природы голосовали, не желая поддерживать ни SPD, ни CDU/CSU, а вовсе не потому, что у «Grüne» есть какая-то особенная программа.
Покажу на примере собственной семьи. В день выборов мы подкалывали друг друга вопросами типа «ну а чего это ты дома сидишь? Айда голосовать, раз такой инициативный!» (ну любим мы иногда покричать на политические темы). И вот после очередного такого подкола я начал объяснять домашним, почему не пойду голосовать. На самом деле все просто.
На парламентских выборах 2017 года я поддержал партию Шульца, потому что считал его способным справиться с кризисом, который наблюдался уже тогда. И потому, что считал Ангелу Меркель неспособной справляться с ситуацией так, как она делала это раньше. То есть, я выбирал меньшее из двух зол, поскольку программа, предложенная социал-демократами, тоже не устраивала меня в полной мере.
На последних выборах в Европарламент ситуация была другой. Потому что в этот раз НИ ОДНА партия не смогла убедить вашего покорного слугу отдать за нее голос.
Подозреваю, что подобные трудности были у многих. И вот по большей части именно поэтому успех отпраздновали «зеленые» — ведь каждого из нас волнуют проблемы загрязнения окружающей среды. За кого же еще отдать голос, если не хочется за «больших» и невозможно за «фашиков»?
Кстати, о «зеленых». На этой безальтернативности они «выезжают» уже довольно долгое время — еще осенью 2017 года партия обозначила свои притязания на власть и с того времени активности не снижает. Другое дело, что в общегерманской реальности силенок у них пока недостаточно, но вот как маленький и крепкий партнер Большой коалиции они вполне уже могут себя проявить. Без резких телодвижений вроде заявлений о готовности здесь и сейчас предоставить стране готового канцлера они вполне в состоянии убедить электорат в своей профпригодности.

Нужно понимать, что сам процесс запуска «перевыборов» будет не простым, но все три на данный момент самые значимые партии политической арены Германии должны быть в нем заинтересованы. А совместными усилиями можно избежать массы сложностей. Если ситуация будет требовать немедленного решения, то последнее слово останется за президентом страны.
Еще один момент, доказывающий правоту всех наших рассуждений. Вице-канцлер Олаф Шольц недавно заявил, что SPD с 2021 года больше не будет вступать в коалиционные правительства. Не факт, что к тому времени партия Олафа вообще сможет на что-то претендовать. Но если кто-то заявляет о готовности сломать систему через два года, то он может сделать это уже сейчас. И так будет лучше.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!