30 лет противостояния- центр Rote Flora в Гамбурге

Точка отсчета


Текст: Андрей Нелидов

Точка отсчета
30 лет противостояния
Похоже, что гамбургской толерантности нет предела. По крайней мере, три десятилетия для нее не срок — в ноябре 1989 года «автономы» самовольно заняли пустовавшее здание бывшего театра Flora на улице Schulterblatt. И даже спустя много лет покидать его они по-прежнему не собираются.
Есть такое понятие – сквоттинг (от англ. Squatting), то есть акт самовольного заселения покинутого или незанятого места или здания. Молодежные радикальные группировки нередко применяют эту практику в тех случаях, когда им нужна база или штаб-квартира. За последние десятилетия обшарпанный культурный центр Rote Flora стал в Гамбурге символом леворадикального движения и катализатором политически мотивированных уличных битв.
Теперь это один из трех главных опорных центров «автономов» Германии наряду с берлинскими Köpi и Mehringhof. Бывали времена, когда терпение городских властей подходило к концу, однако всякий раз напряженность противостояния потихоньку рассасывалась, а в итоге штаб-квартира «автономов» отметила недавно юбилей своего существования 30 лет.

Современные анархисты
Начнем с попытки разобраться с вопросом, кто же такие «автономы». Это организованное в группы молодежное движение, называющее себя так потому, что предпочитает жить по принципу самоуправления, подчеркивая тем самым свою независимость от государства – априори злобного и коварного монстра, по мнению самих «автономов».
От мирных непротивленцев вроде хиппи их отличает повышенная возбудимость и постоянная готовность постоять за себя, частенько перерастающая в агрессию. С учетом нашей богатой кровавыми разборками истории тут напрашивается аналогия прежде всего с анархистами – сторонниками немедленного восстания против всякого угнетения и несправедливости. Впрочем, заметных идеологических фигур типа Нестора Махно, не говоря уже о Михаиле Бакунине или князе Петре Кропоткине, что-то не просматривается. Похоже, Высоцкий был прав: «настоящих буйных мало – вот и нету вожаков».
В одежде и транспарантах «автономы» вообще-то предпочитают традиционный для анархизма черный цвет, да вот беда – в Германии он уже как бы занят христианскими демократами. Возможно, именно поэтому Flora сразу стала «красной», заняв место на крайнем левом фланге политического спектра. Такие организации принято называть левацкими радикальными группировками. Однако не будем излишне пристрастными — хотя ботаники в прямом и переносном смыслах в этой цитадели анархизма не водятся, формально Rote Flora является районным культурным центром, где царит андерграунд.
Здесь проводят художественные акции, концерты групп экзотических музыкальных направлений, праздники районного масштаба, дискуссии на политические темы и тому подобные мероприятия. И как бы ни раздражал нас жутковатый внешний вид бывшего театра, следует признать, что Rote Flora действительно представляет собой ту часть современной субкультуры, которая, возможно, большинству читателей «У нас в Гамбурге» и не близка, но все же имеет право на существование.

Сила против силы
«Автономам» легко удается совмещать свои неформальные культурные пристрастия и щекочущее нервы участие в противостоянии с полицией. С одной стороны, тут чисто пацанские дела – обычная попытка проверить себя на вшивость в настоящем мужском деле. Как там у Лепса: «…молодой, кровь кипит, тело смелое»? С другой стороны, это пьянящее ощущение собственной гражданской правоты — если власти нас пытаются нагнуть, то вот хрен им и их прислужникам! Где тут у меня булыжничек был?
Однако официальная монополия на применение силы не случайно принадлежит государству. Соглашаться с этим не обязательно, но принимать во внимание следует, особенно если ты сам выходишь на демонстрацию, заявленную мирной, с боевым настроем. В таком случае возможность получить резиновой дубинкой по загривку вполне реальна, и жаловаться потом уже не по-пацански – расклад был известен заранее.
В самом желании «автономов» подразнить полицейских больше пубертатной игры, чем преступления. Йошка Фишер в молодости тоже булыжниками швырялся, а потом дорос до высокопоставленного представителя государства в ранге министра иностранных дел и вице-канцлера. Кто-то из великих сказал: «У того, кто в юности не был бунтарем, нет сердца; у того, кто в зрелости не стал консерватором, нет ума». Это выражение нередко приписывают Черчиллю, и, хотя его авторство столь же часто подвергают сомнению, глубина мысли вполне достойна сэра Уинстона.

«Черный блок»
Уличные игры перестают быть томными, когда появляются первые пострадавшие или, не дай Бог, жертвы. И главный вопрос в таких случаях всегда один и тот же — кто первый начал? Каждая сторона обвиняет другую и, как правило, остается при своем мнении. Полицейские тоже люди, они просто делают свою работу и не очень любят, когда в них швыряют всем, что под руку попадется. Особенно этим грешат парни из так называемого «черного блока» – боевого подразделения «автономов», которые по традиции находятся в голове колонны демонстрантов, закрывая свои лица платками и шарфами, что, кстати, запрещено.
В историю противостояния «автономов» и полиции вошли, в частности, декабрьские события 2013 года, когда большой день протеста вылился в последующие масштабные беспорядки с немалым числом пострадавших с обеих сторон. В 2017 году в Гамбурге проходил саммит G20, и сюда съехались со всей Европы тысячи протестующих против встречи в верхах. При том, что было много мирных демонстрантов, тон конфронтации задавали левые радикалы, хотя не обошлось и без правых. Экстремисты устроили в городе настоящий ад, в котором пострадали сотни людей, были сожжены десятки автомобилей, повреждены и разграблены магазины и другие здания. Судебные инстанции до сих пор разбираются в этих правонарушениях.
Городские власти по-прежнему считают, что саммит прошел вполне достойно, но это мнение разделяют далеко не все. Есть большие вопросы и к самой его организации, и к действиям полиции. Местные «автономы» из Rote Flora, которые не остались в стороне от протестов, теперь жалуются, что власти сделали их козлами отпущения за все, что происходило в городе. Но после этих драматических и даже трагических событий было бы странно считать их «белыми и пушистыми» – особенно парней из «черного блока».

Status quo
Любопытно, что после июльских событий 2017 года Rote Flora явно притормозила с протестами и стала уделять гораздо больше внимания культурной деятельности. Свое 30-летие она отпраздновала хотя и громко (что больше касается музыки), но вполне мирно. Местные СМИ отнеслись к событию скорее благожелательно, чем критически. Судя по юбилейным интервью, руководство «автономов» само немало удивлено тем, что их спонтанно родившийся «проект» продержался целых три десятилетия.
Такого долгожительства никто из них не ожидал, ведь первый договор с городом на аренду здания Rote Flora был заключен всего на шесть недель. С тех пор у объекта сменилось несколько владельцев, но в перспективе возможен вариант развития ситуации, при котором город может вернуть себе здание. И чем это обернется, никто не знает.
Пока можно лишь констатировать, что три десятилетия прошли под знаком нервного противостояния между «автономами» и городскими властями. Это, конечно, не Тридцатилетняя война, но ее гамбургское вегетарианское подобие тоже не подарок — обе стороны конфликта не были готовы к компромиссам, не отличались особой гибкостью мышления и предпочитали диалогу конфронтацию. Нынешний status quo фактически означает победу «автономов». Они по-прежнему занимают здание Rote Flora и не намерены его покидать, причем независимо от того, кому оно формально будет принадлежать – частному лицу или городу.
Но я бы не назвал сложившуюся ситуацию однозначным поражением городских властей. Мне кажется, они осознали, что метод «сила против силы» – тупиковый, и решением вопроса должна заниматься не полиция, а политики. В принципе, status quo должен устраивать власти при условии, что «автономы» и дальше не будут прибегать к насилию, а наличие такого андерграундного центра делает культурную палитру Гамбурга только богаче.
И здесь я возвращаюсь к высказыванию якобы Черчилля. Да, у молодых бунт в крови – они больше доверяют сердцу, чем голове. Но в последнее время похоже, что молодежь поумнела и сделала для себя какие-то выводы. По крайней мере, ситуация вокруг Rote Flora явно стабилизировалась, и это дает «автономам» надежду, что их культурно-партизанский центр доживет до следующего юбилея. Правда, тут многое зависит от позиции властей – от того, воспользуются ли отцы города своим преимуществом в жизненном опыте, чтобы найти правильное решение.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!