История успешной интеграции и вакцина от коронавируса


Текст: Ирина Лихтенштейн, врач-гигиенист, эпидемиолог IMG_3666

История успешной интеграции и вакцина от коронавируса
В этом месяце нас обрадовали две хорошие новости.
Первая — американская фирма Pfizer с немецкой BioNTech объявили, что созданная ими вакцина от коронавируса обеспечивает 90-процентную защиту. Кстати, сейчас эту цифру они уже повысили до 95.
Испытание вакцины проводили вслепую. Это означает, что одна группа добровольцев получала инъекции вакцины, а другая – плацебо, безвредное вещество. При достижении достаточного для статистики количества заболевших стало возможным рассекретить группы, и оказалось, что 90 процентов заболевших было в группе, получившей плацебо.
Вскоре поступила вторая новость — американская фирма Moderna, которая тоже участвует в гонке создания вакцины от коронавируса, объявила об успешном окончании третьей фазы ипытаний и о том, что их вакцина обеспечивает 95-процентную защиту. Исследование вакцины проводилось на 30 тыс. добровольцев. Из 95 случаев заболевания коронавирусом 90 приходились на группу «плацебо».
Эта вакцина создана по тому же принципу, что и вакцина Pfizer/BioNTech – это мРНК-вакцина. То, что аналогичные вакцины показывают аналогичный результат – хороший признак, считает главный медицинский руководитель Модерны. Это показывает, что эта технология работает. Обе вакцины воздействуют на спайк-белок на поверхности коронавируса.
Сообщается, что тестирование вакцины фирмы Moderna проводилось на разных группах населения – на людях старше 65 лет, на темнокожих, на людях испанского и азиатского происхождения. Это было очень важно – показать, что вакцина подходит всем. Еще интересный факт – вакцина Модерны может храниться при -20 градусах, а вакцина от Pfizer/BioNTech требует глубокой заморозки -70 градусов.
Однако очень интересно поподробнее узнать, кто они — создатели немецкой фирмы BioNtech и, возможно, первой вакцины от коронавируса. Журналисты уже назвали их немецкой «дрим-тим». Это — основатели фирмы, ее шеф Uğur Şahin и его жена и научный руководитель фирмы Özlem Türeci. Их сейчас называют первой немецкой парой с турецкими корнями, вошедшей в список 100 самых богатых людей Германии.
Несмотря на это они ведут скромный образ жизни. Шахин все еще ездит на работу на велосипеде, у него обычный скромный офис и нет секретарши. На вопрос The Gardian, как они отметили успех вакцины (звонок из фирмы Pfizer поступил в 8 утра), Шахин отвечает: «Мы сели рядом и выпили чаю! Это не только английская традиция, но и турецкая – пить чай!».
Оба ученых – дети турецких иммигрантов, переехавших в Германию в 60-х годах. Шахин приехал в Германию четырехлетним ребенком, его отец работал на заводе Форда в Кельне. Туреджи уже родилась и выросла в Нижней Саксонии, где ее отец работал хирургом в маленьком госпитале. В интервью она называет себя «прусской турчанкой». Ее с детства интересовала и восхищала работа медсестер в госпитале, а Шахин уже в школе интересовался, кроме футбола, популярными научными книгами, которые брал в маленькой церковной библиотеке.
После защиты диссертации по теме «Иммунотерапевтическое лечение раковых клеток» Шахин последовал за своим научным руководителем в Саарландский Университет в городе Хомбург. Там же изучала медицину Туреджи, там они и познакомились. Они поженились в 2002 году, но даже в день свадьбы лишь ненадолго покинули свою лабораторию. Через четыре года у них родилась дочь.
С 2001 года пара ученых работает в Майнце. При Университете Майнца они основали исследовательскую лабораторию, чтобы изучать, как тренировать иммунные клетки человека, чтобы они могли атаковать злокачественные клетки. Как рассказал Сахин изданию Heise, они решили основать свою компанию, когда стало трудно добывать деньги на научные исследования.
Созданная ими компания под названием Ganimed разработала метод лечения рака с помощью антител и в 2016 году была продана японской фармацевтической компании Astellas больше чем за 400 миллионов евро.
Свою вторую компанию – BioNTech — они основали в 2008 году вместе с австрийским онкологом Кристофером Хубером. В фирме сейчас 1300 сотрудников. С самого начала они занимались разработкой противораковой терапии с использованием мРНК.
мРНК – это важная молекула, которая служит связующим звеном между генным материалом клетки и ее протеиновой (белковой) фабрикой. Если освоить механизм программирования этой важной молекулы, то можно научиться тренировать человеческий организм на производство собственных антигенов – как для борьбы с вирусом, так и для противораковой терапии.
Накопленный опыт работы с мРНК пригодился, когда разразилась эпидемия коронавируса. Шахин рассказывает, что впервые прочитал о ковиде-19 в журнале Lancet 24 января 2020 года. В следующий понедельник он собрал своих сотрудников и сообщил им, что компания с этого дня будет создавать вакцину против коронавируса. Многие сотрудники как раз собирались на горнолыжный курорт и были не в восторге от срочного нового задания.
Но для проведения клинических испытаний требовалась мощная поддержка. Американский фармацевтический концерн Pfizer уже и раньше сотрудничал с BioNTech при создании вакцины от гриппа. Поэтому его руководство быстро согласилось участвовать в совместном деле и разделить расходы на клинические испытания, на производство вакцины и ее распределение. В марте, когда в Германии был введен первый локдаун, BioNTech уже создал 20 «кандидатов»-вариантов мРНК вакцины, 5 из которых нужно было проверить на иммунный ответ. В этой работе были задействованы 500 исследователей.
В начале ноября произошел прорыв, когда оказалось, что один из прошедших проверку «кандидатов» на вакцину, дает 90-процентную защиту – гораздо большую, чем ожидали. На вопрос, будет ли он делать прививку себе, Шахин отвечает: «Как только вакцина получит допуск, я буду одним из первых, кто получит ее. Но сначала мы должны предоставить ее тем, кому она остро необходима: пожилым, людям с хроническими заболеваниями и медикам.
Сейчас, когда пишется эта статья, компания Pfizer официально сообщила о завершении клинических испытаний вакцины от коронавирусной инфекции. Показатель ее эффективности оказался еще более высоким – не 90 процентов, а 95.
Из 43 тысяч добровольцев, участвовавших в третьей фазе клинических испытаний, коронавирусом заразилось 270 человек. При этом только 8 из заболевших получали вакцину, а остальные 262 — плацебо. Фирма Pfizer сообщила, что разработала специальные контейнеры с сухим льдом для хранения вакцины при температуре -70 градусов. Компании произведут 50 миллионов доз вакцины в 2020 году и больше миллиарда в 2021 году.
По поводу перспектив окончания эпидемии Шахин считает, что большого прорыва не случится до лета. «Лето поможет нам в любом случае — заболеваемость снизится. И – что очень важно — основная вакцинация должна быть закончена к следующей осени. Мы уверены, что это произойдет, ведь компании, разрабатывающие вакцины, попросили увеличить свои производственные мощности, с тем,чтобы люди смогли нормально жить уже следующей зимой».

Такие сложные технологии требуют больших денежных вложений. В Америке и Китае сейчас бум в биотехнологической области. Многочисленные фонды, банки, венчурные фонды и т. д. вкладывают туда миллиарды. А в Германии в эту область вкладывают в основном только три спонсора: основатель SAP (он финансирует Тюбингенскую фирму Curevac, которая тоже работает над созданием вакцины от коронавируса), семья Oetker (поддерживает стартап Evotec) и братья Strüngmann, основатели фирмы Hexal. Они вложили в фирму Бионтех первые 150 миллионов евро. По их словам, ими двигало скорее желание поучаствовать в благородном деле борьбы с раком, нежели выгода (на нее они особо не рассчитывали).
Братья Стрюнгманн и сейчас самые большие акционеры фирмы Бионтех. Но несмотря эту финансовую поддержку и на то, что «Бионтех» разместил свои акции на американской бирже в октябре 2019 года, без помощи большого американского концерна в деле создания вакцины было не обойтись. Так обычно происходит в этой области. Маленькие фирмы создают новую продукцию. Потом ее перекупают такие гиганты, как Roche, Novartis или Pfizer. Жаль только, что среди десяти самых больших фармацевтических концернов мира нет ни одного немецкого.
Основатели Бионтеха хотят изменить эту систему. Их цели весьма амбициозны — построить большой европейский фармацевтический концерн, способный конкурировать с крупными американскими концернами. Но для этого требуется привлечение большого капитала, мощные инвесторы.
Пожелаем создателям фирмы успеха в этом деле!


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!