Политика в Гамбурге — итоги выборов в парламент


Текст: Андрей Нелидов

Политика
«Красный» день календаря
В апреле заканчивается срок полномочий гамбургского парламента 21-го созыва, в связи с чем и были назначены недавно состоявшиеся у нас выборы. Победу на них одержали социал-демократы, так что 23 февраля стало для города действительно «красным» днем календаря. Но – обо всем по порядку.
Гамбургский парламент – полупрофессиональный законодательный орган. В том смысле, что деятельность его депутатов оплачивается лишь частично и проходит в свободное от их основной работы время. Заседания депутатских комиссий, как и пленарные, назначаются обычно на послеобеденные часы и на вечер. Поэтому такие законодательные органы часто называют Teilzeitparlament или Feierabendparlament.
На земельном уровне это скорее исключение, чем правило, – сейчас они есть лишь у нас в Гамбурге и в Бремене. Еще недавно таким же был и парламент Берлина, но с начала этого года по решению депутатов он стал, как и в большинстве других федеральных земель, полностью профессиональным (Vollzeitparlament).
Естественно, зарплата депутатов в «вечернем парламенте» ниже, чем в полностью профессиональном. Более того, до 1997 года у гамбургских законодателей ее вообще не было, а сейчас она составляет 3 350 евро – одна из самых низких среди федеральных земель. Это, по сути, не полноценная зарплата, а доплата за выполнение депутатских обязанностей.
Понятно, что те, кто зарабатывает полторы тысячи евро, такой «доплате» только позавидуют, однако сокрушаться по этому поводу излишне — если вы хотите получать столько же и считаете себя готовыми к законодательной деятельности, идите в политику – путь туда никому не заказан. Тем более что старый парламент может стать последним в статусе «вечернего» – поговаривают, что 22-й созыв будет голосовать по поводу его превращения в Vollzeitparlament. И неудивительно — нагрузка на депутатов становится все больше, а времени для семьи у них почти не остается – вечера часто заняты либо парламентскими заседаниями, либо партийными мероприятиями.

Стартовые условия
Основная предвыборная статистика такова — город поделен на 17 избирательных округов, общее число избирательных участков – 189. Кроме того, многие гамбуржцы воспользовались возможностью проголосовать заранее – по почте. В бюллетени были внесены 733 кандидата – то есть, на каждое депутатское кресло претендовало шесть человек. Если кому-то этот конкурс показался высоким, то напомню, что в 2011 году приходилось выбирать из 1035 кандидатов (8,5 человека на место).
В бюллетенях было представлено почти два десятка партий – от самых массовых (SPD, CDU) до карликовых, которым о попадании в парламент приходится пока только мечтать. Несколько политических движений экологической направленности составляли конкуренцию «зеленым», в названиях трех партий была заявлена готовность защищать «братьев наших меньших». В предвыборных списках «пираты» мирно соседствовали с «гуманистами», а противоположные полюса политического спектра традиционно представляли правые (в лице AfD) и «левые».
Еще полтора месяца назад социологические опросы показывали, что «зеленые» идут практически вровень с социал-демократами (примерно 29% голосов у каждой партии) или немного уступают им. Однако надежды на то, что Bündnis 90/Die Grünen впервые станет сильнейшей в городе политической силой, не оправдались. Накануне выборов никакой интригой в лидирующей группе уже не пахло – по опросам стало ясно, что финишный спурт с запасом выигрывает SPD.
А вот в «пелотоне» предвыборная гонка проходила гораздо интереснее — социологи снова прогнозировали CDU потерю голосов. К тому же все гадали, удастся ли «Альтернативе для Германии» удержаться в парламенте после трагических событий в Ханау. Да и свободные демократы балансировали на грани пятипроцентного барьера.

Прогнозы оправдались
Нынешние выборы отмечены более высокой активностью избирателей по сравнению с 2015 годом – на участки пришли 63,2% гамбуржцев, имеющих право голоса (+6,7%). Сам процесс голосования особых сюрпризов не принес — все шло примерно так, как и предсказывали накануне институты изучения общественного мнения. Социал-демократы без труда отстояли свое преимущество (39,2%), с большим запасом опередив «зеленых» (24,2%). Партия Bündnis 90/Die Grünen могла утешать себя тем, что по сравнению с 2015 годом прибавила 11,9% голосов, в то время как SPD 6,4% потеряла.
Христианские демократы тоже лишились части сторонников (–4,7%), но если для «красных» на фоне их общего результата потери не были критичными, то для CDU, получившего всего лишь 11,2% голосов, они стали почти катастрофой – избиратели отдали «народной» партии в два раза меньше голосов, чем «зеленым», и втрое меньше, чем SPD. Это самый слабый результат CDU на земельных выборах за последние 68 лет. К тому же на пути в гамбургский парламент христианские демократы потеряли своего основного кандидата Маркуса Вайнберга (Marcus Weinberg), шедшего на выборы по земельному списку.
По результатам голосования CDU имел право на 15 мандатов. Но особенности гамбургского избирательного законодательства таковы, что кандидаты, победившие в окружных списках, становятся депутатами в первую очередь. И так вышло, что коллеги Вайнберга по партии получили как раз 15 прямых мандатов по окружным спискам, так что их основной кандидат неожиданно для всех остался за бортом. Впрочем, он по-прежнему остается действующим депутатом Бундестага.
Партии, находящиеся на разных полюсах политического спектра, в целом сохранили свои позиции. «Левая» (Die Linke) получила 9,1% голосов, чуть прибавив по сравнению с прошлыми выборами (+0,6%). «Альтернатива для Германии», несмотря на негативные прогнозы, сумела снова пройти в парламент (5,3%), хотя и потеряла около процента голосов (–0,8%). Больше всего переживали за ход голосования представители FDP, находившиеся на грани вылета из парламента. Их опасения, увы, оправдались, но окончательно выяснилось это уже при подсчете голосов.

Сюрпризы счета
Главную интригу состоявшихся выборов обеспечило публике не само голосование, а процесс подсчета его результатов. По предварительным данным, «либералы» проходили в парламент за счет очень небольшого числа голосов сверх пятипроцентного барьера и поэтому напряженно следили за ходом окончательной проверки. Позже выяснилось, что свободным демократам была ошибочно передана часть голосов, которые причитались «зеленым».
Их вернули, в результате чего FDP получила только 4,96% и не прошла в парламент. По сравнению с прошлыми выборами «либералы» потеряли всего 2,47% голосов, но этого оказалось достаточно, чтобы одной парламентской фракцией в Гамбурге стало меньше. Земельная избирательная комиссия исправила еще пару ошибок в подсчете голосов, которые, впрочем, существенно не повлияли бы на окончательные результаты выборов.
Кстати, несмотря на поражение, свободные демократы сохранили минимальное представительство в нашем законодательном органе. С FDP произошла история, противоположная случившемуся с CDU. Хотя партия и не попала в парламент, ее основной кандидат Анна-Элизабет фон Тройенфельз-Фровайн (Anna-Elisabeth von Treuenfels-Frowein) получила по окружному списку в Бланкенезе прямой мандат, а вместе с ним – и кресло депутата.
Этот случай изменил количество мест в парламенте нового созыва. Из-за мандата фон Тройенфельз-Фровайн оно в соответствии с законом о выборах было увеличено с 121 до 122. Но поскольку четного числа мест по тому же закону быть не должно (иначе возможны патовые ситуации при голосовании), добавили еще одно – до 123. Это значит, что для достижения абсолютного большинства при принятии решения в парламенте теперь необходимы 62 голоса.

Перемена мест
После выборов меняется расклад депутатских мест в парламенте. За счет неудачи FDP число фракций сократилось до пяти. Из них SPD все еще остается крупнейшей, хотя по сравнению с 21-м созывом потеряла пять мест – теперь у нее 54. «Зеленые» увеличили свое присутствие более чем в два раза (с 14 до 33 мест) и значительно повысили политический вес партии в Гамбурге. Христианские демократы (15) лишились пяти кресел, «левые» прибавили себе три места (13), AfD – одно (7). Свободные демократы потеряли восемь мест (1), а их единственный представитель будет работать вне фракции – образовать ее могут минимум пятеро депутатов.
Социал-демократы получили на выборах больше всего голосов, но единолично правящей партией они быть не могут, поскольку набрали менее 50%. Им опять нужен партнер по коалиции. Теоретически SPD может выбирать между «зелеными» и CDU, но «красные» явно будут исходить из практических соображений.
Конечно, иметь партнера с наименьшим политическим весом выгоднее – получаешь больше возможностей для продвижения собственных решений. Ясно, что коалиция с находящимися на подъеме «зелеными» гораздо сложнее – как при заключении договора, так и в последующей деятельности. Но отправлять в оппозицию находящуюся на подъеме партию с таким потенциалом, как у Bündnis 90/Die Grünen, для социал-демократов чревато провалом уже на следующих выборах. Так что лучше иметь ее в союзниках и при власти.
Зондирование позиций сторон для формирования будущей коалиции обещает стать трудным. Принимая во внимание результаты выборов, «зеленые» полностью сознают свою силу и будут очень непростыми переговорщиками. Они смогут претендовать на большее число постов в Сенате и наверняка получат желаемое. Причем у SPD не так много рычагов давления на Bündnis 90/Die Grünen – разве что угроза предпочесть им христианских демократов как партнеров по коалиции. Но это, как я уже упоминал, имеет свою цену. Так что в ближайший месяц мы будем с интересом наблюдать за напряженными переговорами и ожидать подписания коалиционного договора.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!