«Много музыки не бывает!»


Текст:  Е.С.

Пандемия особенно сказалась на культурной жизни нашего города. Но оказывается, что и в условиях жесткого локдауна творческая жизнь продолжается, особенно это касается нашей Оперы и балетной труппы Джона Ноймайера.
IMG_4238Нашим читателем уже знакомо имя замечательного баритона Алексея Богданчикова, солиста гамбургской оперы. Многие видели его в роли Онегина в «Евгении Онегине», князя Елецкого в «Пиковой даме», Фигаро в «Севильском цирюльнике», Белькоре в «Любовном напитке» и Энрико в «Лючии ди Ламмермур», Валентина в «Фаусте», Франка/Фрица в «Мертвом городе», Шарплесса в «Мадам Баттерфляй» и других.
На днях мне удалось взять у него интервью (удаленно, конечно), а повод к разговору был просто замечательный!
Алексей, рады приветствовать вас в Гамбурге!
— Здравствуйте, Елена! Здравствуйте, уважаемые читатели, я вас сердечно приветствую!
— Давно не виделись, живем в режиме строгой изоляции. Поэтому начнем беседу все-таки с коронавируса. Хотела бы узнать у вас, как артиста Гамбургской оперы, для музыкантов, певцов и танцоров время карантина — это незапланированный отдых или в некотором роде катастрофа?
— В первую очередь я должен сказать, что ограничительные меры нанесли большой удар по сфере культуры. Деятельность театров, особенно весной, была полностью парализована. Т. е., нельзя было в театр даже входить. Но ближе к лету были сняты некоторые ограничения и появилась возможность брать уроки и репетировать с пианистами. Но сценические репетиции были приостановлены.
Что касается конкретно меня, то в последние три года у меня была очень активная творческая деятельность и очень интенсивная работа. Поэтому период локдауна в определенной мере был для меня некоторым отдыхом. Появилась возможность читать, гулять, общаться больше времени с семьей, заниматься чем-то таким, на что в привычной жизни не хватало времени.
Конечно, тренинг все равно необходим, но у меня дома есть инструмент и моя супруга -пианистка. Мы могли и порепетировать и помузицировать. Но, конечно, все эти месяцы интенсивность работы была близка к нулю.В начале этого сезона, осенью, была некоторая активность, но потом она сошла на нет.
Должен сказать, по тем артистам, чья деятельность не связана с постоянным местом работы, которые переезжают из театра в театр, с контракта на контракт, ограничения ударили гораздо сильнее. И этот так называемый отдых они запомнят надолго.
Понятно, что у артистов не только финансовые проблемы, но и беспокойство не потерять форму. И мы относимся к этому с большим пониманием, знаем, что многие испытывают большие сложности. И можно только радоваться тому, что в репертуар гамбургской оперы добавилось несколько премьер, хотя публику в театр не пускают. В конце января состоялась премьера оперы «Манон» Жюля Массне, где вы исполнили роль Brétigny.
— Несмотря на ограничительные меры театры продолжают свою творческую деятельность. Она включает подготовку тех спектаклей, которые были запланированы на этот сезон. Это — «Летучая мышь», премьера была в декабре. Это — опера «Манон» Массне (не путать с оперой Пучинни «Манон Леско»), премьера которой прошла 24 января, и премьера оперы «Лючия ди Ламмермур», намеченная на март.
Эти спектакли уже заявлены и на следующий сезон — 2021-2022 года. Но так как в следующем сезоне эти спектакли будут возобновляться, то уже не планируется такого длительного и кропотливого репетиционного периода, как при подготовке премьеры. Поэтому, чтобы возобновления прошли хорошо, чтобы все службы взаимодействовали, как нужно, мы должны пройти весь этот цикл подготовки уже сейчас.
И хотя у нас нет возможности показывать спектакль публике, у нас есть другая замечательная возможность — не просто репетировать и ждать следущего сезона, когда мы сможем «живьем» показать спектакль зрителям, но сыграть и сделать запись спектакля. Это касается как раз «Манон», премьера транслировалась в прямом эфире, а запись была доступна 48 часов — с 27 по 29 января.
Очень интересно узнать, как проходят репетиции, какие проблемы возникают в связи с выполнением мер карантина? Держат ли артисты дистанцию? Нужно ли носить маски?
— Ограничительные меры затронули, конечно, же и репетиционный процесс. Были разработаны особые правила, в соответствии с которыми репетиция и проходит. Главное – это дистанция. В радиусе 3 метров от поющего не должно быть партнера или кого-то еще. Соответственно, это вносит определенные сложности.
Особенно это касается каких-то интимных и любовных сцен. Запрет на физические контакты вносит некоторые трудности, ведь в тот момент, когда партнеры на сцене должны обниматься, целоваться или по крайней мере держаться за руки и петь, они в это время находятся довольно далеко друг от друга. Но если говорить в целом, то очень быстро и к этому привыкаешь
Я считаю, что опера — искусство прежде всего музыкальное, которое использует театральные элементы, пусть и в большом количестве. Но в чистом виде опера театром не является. Поэтому певцы быстро к этим ограничениям привыкли и не испытывают особых трудностей. Поем, конечно, на сцене без масок, как обычно. Но когда уходим со сцены, за кулисами, в гримерках, обязательно нужно носить маски.
Расскажите, пожалуйста, как проходила премьера спектакля «Манон — ваши личные ощущения.
— Премьерный показ спектакля проходил в штатном режиме, т .е по большому счету, если не думать, что в зале нет зрителей, то никакой разницы я лично не увидел. Вместо публики зал был наполнен видеокамерами, операторами, какими -то помощниками, которые делали запись. А это тоже публика. Плюс сознание, что, возможно, множество зрителей смотрит спектакль в прямом эфире. Так что я не испытывал каких-то особых ощущений. Для меня это была обычная премьера.
Какие у вас творческие планы на ближайшее время?
— Период подготовки премьеры «Манон» был очень активным и интенсивным, мы репетировали каждый день, у нас обычно по две репетиции — утром и вечером. Сейчас, когда мы уже спели и записали спектакль, а показывать его, к сожалению, нет возможности, для меня наступает период определенного затишья. Театр будет перекраивать каким-то образом свой репертуарный план на ближайшие два месяца. Поэтому мои творческие планы сейчас под некоторым вопросом. Буду ждать.
У нас в театре 10 февраля начнется новая постановка. Это будет опера Доницетти «Лючия ди Ламмермур». В премьерной серии я участие не принимаю, но буду петь в следующем сезоне. Если у меня образуется свободное от других спектаклей время, то я хотел бы просто походить на репетиции спектакля, чтобы посмотреть как работают коллеги, узнать из первых рук и уст, что там происходит, как будет спектакль ставиться, чтобы в следующем сезоне быть полностью подкованным и готовым.
У вас музыкальная семья. Объединил ли вас локдаун, или слишком много музыки в одном доме))?
-Да, у меня музыкальная семья. Моя супруга Вера – пианистка. Старшая дочь Ксения играет на флейте, младшая — на блокфлейте. Ну, для нас много музыки не бывает. К тому же в период локдауна мы занимались разными вещами — и гуляли, и читали, и общались, и катались на велосипедах, а не только занимались музыкой.
Повторю, наверное я уже об этом говорил, что локдаун дал возможность много времени проводить вместе, много общаться, чего уже пару-тройку лет было недостаточно. Потому что я постоянно был в разъездах, участвовал в спектаклях, уезжал на гастроли. А локдаун дал возможность побыть с семьей, привести свои мысли в порядок.
— Алексей, большое спасибо вам за интервью. Очень интересно было заглянуть вместе с вами в закулисье нашей замечательной оперы. Я лично с большим удовольствием посмотрела спектакль «Манон» по Livestream. Замечательная музыка и неожиданно современная постановка.
От имени редакции желаю вам продолжения активной творческой деятельности, много новых ролей и зрителей в зале. С нетерпением ждем, когда Локдауну придет конец и спектакли возобновлятся. Или наоборот))

 

«Ghost Light» (Призрачный свет) — это балет Джона Ноймайера, задуманный для времени пандемии. Хореография не только относится с большим уважением к соблюдению дистанции между партнерами, но и делает ее своей темой.
ARTE показывает трогательный балетный спектакль Джона Ноймайера на музыку Франца Шуберта в записи из Festspielhaus Baden-Baden.
Смотрите по ссылке: https://www.arte.tv/de/videos/099086-000-A/ghost-light-von-john-neumeier/
Запись доступна до 22 февраля.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!