Новое правительство Германии приступило к работе


Текст: Константин Раздорский
Коридоры власти
Змей фон Горыныч
Правительство Германии приступило к работе, и одна из главных его проблем в том, чтобы руководить страной, сохраняя баланс интересов трех разных партий. После заключения коалиционного договора стадия «лебедь, рак и щука» осталась позади, теперь кабинет министров – это, скорее, дракон о трех головах.

Бремя победы
Признаюсь, в последнее время я часто думаю о фрау Меркель. Уже не о канцлере, а просто об усталой и немолодой женщине, сбросившей с себя многолетний груз власти. Просто интересно — она уже, наконец, хоть немного отдохнула после своих постоянных стрессов и хронического недосыпа? Благодарна ли себе за решение покинуть ведомство канцлера? Ушла ли она из политики навсегда или пока есть еще порох в пороховницах? Авторитет и опыт имеются, можно и в кресло федерального президента присесть – у г-на Штайнмайера в этом году как раз первый срок истекает. Или она поставит крест на политике и согласится, как ее предшественник Шрёдер, на какую-нибудь пенсионную синекуру? И главное — скоро ли выйдет интервью, в котором фрау Меркель ответит на такого рода вопросы? Впрочем, все это не к спеху – пусть себе отсыпается.
Сейчас нас больше волнует ее преемник. Меня все еще удивляют люди, которые в наше, мягко говоря, непростое время идут во власть и взваливают на себя чудовищной тяжести ответственность за страну и за ее будущее. Не секрет, что у победы на выборах есть оборотная сторона. Выиграть – это всего лишь начало, самое трудное начинается потом. Когда надо заниматься изматывающей будничной работой, когда за каждым твоим шагом следит оппозиция и СМИ. А они никогда не упустят возможности предъявить власти счет за допущенные ошибки. А тут еще корона и общемировая ситуация на уровне Карибского кризиса.
Короче — не завидую я Олафу Шольцу. Ему предстоит пройти через огонь, воду и газовые трубы. И хотя он гамбуржец, симпатичный мне как человек и политик, при оценке работы его правительства отделять мух от котлет все же придется. Однако признаюсь честно – разочаровываться в канцлере № 9 не хотелось бы.

Трехглавый кабинет
Новому правительству повезло с преемственностью — оно унаследовало от прежнего не только Шольца, но и почти всех работавших в команде Меркель социал-демократов, за исключением бывшего главы МИДа Хайко Мааса. Это значит, что нынешний состав правительства начинает не с нуля, у него есть практический опыт руководства и знание того, как вращаются шестеренки в механизме верховной власти. Такой плюс облегчит «светофору» традиционно сложный переходный период. Но есть и факторы, которые могут привести к сбоям в работе кабинета и даже к развалу коалиции вообще. И в первую очередь проблемой становится неоднородность правящей команды.
Ясно, что однопартийному правительству руководить проще. Принимая решения, не надо тратить время и нервы на согласование позиций и приведение их в соответствие с коалиционным договором. А команда Шольца, я напомню, – первый в послевоенной истории Германии трехпартийный кабинет. Это отражение устойчивой тенденции в землях, где половина правительств сформирована из трех партий, но на федеральном уровне политическая триада появилась впервые. И с таким вот немецким подобием Змея Горыныча Шольцу теперь приходится иметь дело, когда каждая голова тянет одеяло на себя, а привести их к общему знаменателю стоит немалых усилий.

Женщины – сила
Состав «светофорного» правительства выглядит так: в соответствии с результатами выборов у социал-демократов шесть министерских постов (не считая канцлера и главу его офиса Вольфганга Шмидта), у «зеленых» – пять, у свободных демократов – четыре. Это самый «молодой» в истории послевоенной Германии кабинет министров, его средний возраст – 50,4 года. 40-летние глава МИДа Анналена Бербок и министр по делам семьи Анне Шпигель моложе остальных членов правительства, а самый «возрастной» среди них – Олаф Шольц, которому 63 года.
Как это сейчас принято, кабинет полностью сбалансирован по гендерному принципу – в нем по восемь женщин и мужчин (с учетом канцлера). Любопытной особенностью распределения постов стало то, что министерства силового блока – внутренних дел и обороны – возглавили представительницы бывшего слабого пола. Если на посту главы оборонного ведомства социал-демократка Кристине Ламбрехт стала третьей женщиной подряд, то назначение ее коллеги по партии Нэнси Фезер министром внутренних дел оказалось для Германии премьерным.

Пять минут славы
Похоже, что самая непредсказуемая голова у Змея Горыныча – это «зеленые». Министр сельского хозяйства Джем Эздемир повеселил тем, что в день вручения свидетельств о вступлении в должность «украл шоу» у партнеров по коалиции, приехав во дворец Бельвю на велосипеде. Сотрудники охраны экологически-демократическую акцию оценили, но не пропустили будущего министра в резиденцию федерального президента, пока его припаркованное у входа транспортное средство не проверили на наличие взрывчатых веществ.
На выходе из Бельвю Эздемир вновь привлек к себе внимание телеоператоров. Он закрепил полученное от президента свидетельство на багажнике своего двухколесного росинанта – и был таков. Хотя после «Слуги народа» велосипедные экзерсисы уже не производят впечатления, свои пять минут славы министр получил.
Что же касается его основной деятельности по руководству сельским хозяйством, то крестьяне, занятые в растениеводстве, стоят на низком старте, ожидая заявленной «светофорным» кабинетом легализации марихуаны.
Кстати, надо отметить, что родившийся в Германии Джем Эздемир (Cem Özdemir) – первый федеральный министр с миграционным бэкграундом. Его родители приехали сюда в 60-х годах из Турции, но у Джема благодаря отцу есть и черкесские корни. Так что мы, понаехавшие, будем следить за его деятельностью с особым интересом.

На поводке
И все же среди «зеленых» больше всего внимания привлекает к себе новый министр иностранных дел. Едва утвержденная в должности, Анналена Бербок с восторженной радостью неофита бросилась к соседям набивать себе шишки на внешнеполитическом поприще, посетив сначала Францию и Бельгию, а потом Польшу, где ее ждал холодный душ претензий к Германии.
Похоже, что именно в Варшаве она поняла, что внутри ЕС далеко не все гладко. А вот дошло ли до нее, что глава МИДа должен фильтровать свой «базар» времен предвыборной кампании, неизвестно. Излишне резкие высказывания Бербок по поводу отношений с Китаем и Россией более уравновешенному канцлеру приходится сглаживать – и хорошо еще, что не дезавуировать.
Какой внешняя политика Германии будет на деле, зависит от того, насколько Олаф Шольц сможет и захочет ограничить свободу действий главы МИДа, считает ВВС. При Меркель внешняя политика формировалась в офисе канцлера, а министр иностранных дел в большей степени выступал в роли исполнителя. И скорее всего, такой же схема и останется. Журнал Stern предполагает, что с приходом в аппарат канцлера Вольфганга Шмидта эта должность станет даже более значимой, чем во времена его предшественников.
О том, на каком поводке – коротком или длинном – станут держать Бербок, мы скоро узнаем. Это явно зависит от того, как быстро она будет учиться. Вопрос лишь в том, согласится ли она сама (и «зеленые» в целом) на роль министра-исполнителя. Вот тогда и посмотрим, удастся ли Олафу Шольцу «укрощение строптивой». Если нет, то в этом аппаратном противостоянии может возникнуть угроза для самого существования коалиции.

Первый втык
Большинство политических обозревателей сошлось во мнении, что первым сильным ходом канцлера стало назначение министром здравоохранения медицинского эксперта СДПГ Карла Лаутербаха. С начала пандемии это одно из самых узнаваемых медийных лиц. В его профессиональном уровне врача-эпидемиолога никто не сомневался, однако Лаутербах слывет весьма своенравным человеком, к тому же пока неизвестно, какой он менеджер, насколько способен работать в команде и руководить министерством.
Тем не менее, опрос института общественного мнения Insa показал, что по популярности среди политиков новый министр здравоохранения занял второе место после Ангелы Меркель, обойдя самого Олафа Шольца, который стал третьим.
Но именно в ведомстве Лаутербаха произошел первый конфликт, вызвавший раздражение канцлера. 21 декабря, за несколько часов до начала консультаций между представителями федерального правительства и главами земель, институт Роберта Коха (RKI) опубликовал в Твиттере текст, призывающий к ограничительным мерам, которые должны быть введены немедленно и сохраняться до середины января.
Позиция главы RKI Лотара Вилера не была согласована ни с министром, ни с канцлером, которые вовсе не собирались вводить ограничительные меры до Рождества. Создалось впечатление, что в правительстве правая рука не знает, что делает левая.
Судя по всему, Вилер и его министр получили втык. На пресс-конференции, куда они пришли вместе, Лаутербаха спросили, получает ли глава RKI после допущенной оплошности поддержку с его стороны. Тот ответил кратко: «Если бы я не поддерживал г-на Вилера, он бы здесь не сидел». На этом вопрос был закрыт — ограничительных мер до Рождества не ввели, что, кстати, нашло поддержку не только у населения, но даже у представителей оппозиции. К примеру, потенциальный глава ХДС Фридрих Мерц согласованное решение федерального центра и глав земель назвал правильным.

Вопрос веры
Олаф Шольц в своих формулировках часто осторожничает, создавая впечатление, что недостаточно решителен. Один из вопросов, на которые он дал однозначный ответ, ему задали в ходе интервью на телеканале Welt. Речь шла о прививках и их восприятии населением, и тогда канцлер уверенно возразил: «Нет, наше общество не расколото». Читая злобные комментарии в социальных сетях, я не уверен, что канцлер прав – по-моему, трещина все же есть. Впрочем, это хорошо, что Шольц так верит в единство немецкого общества, ведь его задача – укрепить эту веру в нашем сознании. Так что удачи ему и флаг в руки.
В целом работа «светофорного» кабинета проходит пока без серьезных сбоев. В первые недели правительство достаточно оперативно реагировало на пандемическую ситуацию и зондировало внешнеполитическую. Особо отметим важность намеченной на январь встречи советника Шольца Йенса Плётнера с российским уполномоченным по делам Украины Дмитрием Козаком. Может, нормандский формат сдвинется, наконец, с мертвой точки. Просто всем очень хочется позитивных новостей.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!