Ганзейские города — Вроцлав

Breslau


Город пяти рек и трехсот мостов

Если точно, мостов в этом городе было не триста, а триста три! Было – потому что к концу Второй мировой около сотни из них оказались разрушены,  а восстановили после войны не все. Но и число ныне действующих – 220  – весьма впечатляет. А вот рек действительно пять – Одра и четыре ее притока.

Впервые название этого города – Вратиславия – упомянул в трактате «О происхождении германцев и местоположении Германии» древнеримский историк Публий Корнелий Тацит. В этом труде, написанном в 98 году н. э., он отмечал, что здесь, на землях в среднем течении Одера (нынешней Одры), обитает восточно-германское племя силингов.

Во времена Великого переселения народов силинги отсюда ушли, а на их место явились племена славян, переиначивших название Вратиславии на свой лад – Вортицлава. И к 900 году превратилась Вортицлава в городище с крупнейшим в здешних местах рынком. А места эти стали называть Силезией – как считают современные историки, по имени племени силингов. Город же в более поздние времена германцы называли Бреслау, силезцы – Брасселем, русичи – Бреславлем, а поляки – Вроцлавом. О ганзейском Вроцлаве и пойдет наш сегодняшний рассказ.

Французский язык – второй государственный

В 990 г. Силезию завоевал польский князь Мешко I. А еще через 10 лет его сын Болеслав Храбрый основал на левом берегу Одры епископство Вроцлав, заложив замок с собором во внутреннем дворе. Уже вскоре вокруг замка образовался городок, в котором жило около тысячи человек, а в первой четверти XII в. на правобережьи Одры появились первые немецкие поселенцы. Но еще до них здесь обосновались валлонцы, бежавшие из раздираемого войнами герцогства Бургундского (территория нынешней Бельгии).

Название «валлонцы» происходит от древнегерманского слова «walh» (чужак). Так германцы именовали территории «чуждых», то есть негерманских, народов, говоривших на негерманских языках. Валлонцы были искусными суконщиками, благодаря чему, как сказали бы сейчас, оказались весьма востребованными на здешнем рынке труда. Причем настолько, что их родной язык, французский, уже вскоре стал первым языком после польского, который был здесь в употреблении.

Переселявшиеся сюда немцы такие «правила игры» приняли безропотно — знать, предвидели, что со временем все изменится в их пользу. Так оно потом и случилось. Но до того Вроцлаву предстояло выдержать набег Золотой орды.

Завещание Чингисхана

Основатель Монгольской империи Чингисхан перед своей смертью 27 августа 1227 г. завещал потомкам продолжать завоевательные походы и дойти до «последнего моря — моря франков» (Атлантического океана). И потомки пошли.

Почти 15 лет огнем и мечом прокладывали они себе путь через Русь и соседние с нею страны Восточной Европы, пока в марте 1241 г. не вышли к Висле. Взяв Краков, они двинулись дальше на запад, отрезав Польшу от Германии и осадив Вроцлав. Левобережную часть города им удалось сжечь, но в это время к осаждавшим с тыла стали подходить польско-немецкая армия и войско чешского короля. Это вынудило монгольского полководца хана Кайду снять осаду с Вроцлава, что и спасло город. Вот тут-то и настал звездный час немецких колонистов.

Магдебурский городской статут, 1261

На пепелище сожженного монголами города они построили новый, который в 1259 г. был объявлен столицей независимого герцогства Силезия. Население Вроцлава стало преимущественно немецким, уже вскоре достигнув колоссальной по тем временам численности — 20 тысяч человек (больше был только Берлин). В городе возобладал немецкий язык, все вопросы гражданского и уголовного законодательства и судопроизводства регулировались немецким Магдебургским правом. А с 1387 г. Вроцлав стал членом Ганзы – могучего союза городов северной Германии, долины Рейна, Швеции, Польши и Ордена крестоносцев.

Ганзейский «Цветок Европы»

Сердце каждого средневекового города – его рыночная площадь. Была таковая и во Вроцлаве. Устроенная на пересечении главных путей с юга на север и с запада на восток, она уже вскоре стала крупнейшей и красивейшей в Восточной Европе. В центре площади возник целый квартал с великолепными домами городской знати, в которых останавливались посещавшие город монархи. Ведь за долгие века власть здесь неоднократно менялась: Вроцлав принадлежал Польше, Чехии, Австрии, Венгрии, Франции, Германии. И каждый правитель привносил сюда культуру и архитектуру своей метрополии. Так из смешения стилей и родился неповторимый облик города, где строгая готика соседствовала и с помпезным классицизмом, и с легкомысленным барокко.

Древняя Ратуша, собор Иоанна Крестителя XII в. с двумя 98-метровыми шпилями, роскошные средневековые особняки – все эти и многие другие творения вроцлавских зодчих неизменно вызывали восторг у посещавших город иностранцев. «Цветок Европы», «Жемчужина городов» — вот лишь малая часть тех эпитетов, которыми заслуженно награждали ганзейский Вроцлав.

К слову, о Ганзе: будучи самодостаточным, город не особо держался за этот союз. И когда в середине XV в. Ганза покатилась к закату, магистрат Вроцлава, оценив все плюсы и минусы, заявил, что не испытывает больше потребности в пользовании ганзейскими привилегиями. И решением состоявшегося осенью 1474 г. очередного съезда городов Ганзы Вроцлав вышел из ее состава.

Бреслау – город прусский

В последующие три века город пережил и гуситские волнения, и Семилетнюю войну, и прусско-русскую войну с Францией (с 1742 г. Вроцлав вошел в состав Пруссии). И к началу XVIII в. он, переименованный в Бреслау, являл собой высокоразвитый и хорошо укрепленный город-крепость.

Год от года росли объемы торговли и промышленности (на конец XVIII в. здесь было около 2 тысяч производств и свыше 3 тысяч самостоятельных ремесленников). Множилось и число учебных заведений. Так, к началу XIX в. действовали пять гимназий, две реальных школы, католическая семинария для школьных учителей, Френкелевский институт (заведение для обучения еврейских раввинов), три высших школы для девиц, институт для глухонемых и слепых, ремесленная и художественная школы, коммерческое училище, более 70 народных школ и учрежденный еще в 1702 г. императором Леопольдом I  университет. Его актовый зал в стиле барокко, называемый Leopoldina, наряду с Ратушей, собором Иоанна Крестителя, особняками и костелами на острове Тумский туристы посещают чаще всего.

От разрушения к возрождению

На начало XX в. Бреслау по численности населения (299 640 человек) занимал второе место в Прусском королевстве и третье  — в Германской империи. В границах немецкого государства оставался он и после Первой мировой войны. Ключевую роль играл Бреслау в конце Второй мировой. Будучи мощной крепостью, он около 3 месяцев сдерживал наступление Красной Армии (дольше, чем Берлин).

В ходе осады больше половины зданий города было полностью разрушено.

После войны Вроцлав вернули Польше. Восстановление его началось уже в конце сороковых годов и завершилось в восьмидесятых. Сегодня здесь представлена архитектура всех эпох, что делает город настоящей туристической Меккой.

Текст: Сергей Люшин


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!