Из дневника Au-pair


Мои бывшие сокурсницы носят красивые причёски и каблуки –  у меня  волосы собраны в крысиный хвостик, на ногах – шлёпанцы. Подружки по универу в родном Энске аккуратно, чтобы не сломать ноготочки о мел, выводят на школьной доске парадигмы спряжений немецких глаголов, а в моих руках специальная губка для чистки сантехники, я тоже должна быть аккуратной и осторожной, иначе на дорогущем смесителе появятся царапины. Моих подруг уважительно называют по имени-отчеству, я же нахожусь за тысячи километров от них в статусе странного непереводимого существа среднего рода: Au-pair-Mädchen. Непривычное слово режет слух, когда Мелани рассказывает обо мне:
«Моя Au-pair чудесно говорит по-немецки». Ещё бы. За моими плечами иняз, приехала без словарика. Зачем? Набраться разговорной практики, посмотреть на мир и немножко прийти в себя после напряжённой учебы, пока не закрутила-завертела работа и взрослая жизнь…

«Hamburg Hbf» – мелькнуло за окном поезда. До конца не уверенная, в том ли Гамбурге я очутилась, спускаюсь по ступенькам вагона. Тот! На перроне меня встречает семья, у которой мне предстоит жить и работать целый год. Все трое по очереди кладут свои ладошки в мою и представляются. Как странно и формально, мы же уже знакомы по фотографиям. Большая ладошка, поменьше и совсем маленькая. «Как в сказке про трёх медведей,» — пронеслось у меня в голове.
-Это всё? — Штефан с улыбкой кивнул на мою дорожную сумку, легко подхватил её и мы направились к машине.
— Тебе наверное не терпится увидеть свою комнату? – голубые глаза Мелани заговорщически блеснули. После бессоной ночи у знакомых, двух перелётов с большим перерывом и трёх часов в поезде вид комнаты интересовал меня меньше всего. Но я радостно кивнула.
-Будешь курицу-гриль? – спросил Штефан, когда мы проезжали мимо какой-то забегаловки.
— Нет.
Зачем мне отдельное меню? Буду кушать то же, что и они, ведь наверняка дома уже накрыт праздничный стол по поводу моего приезда.
-Нет? — и он как-то странно посмотрел на меня. Позже я поняла, что означал этот взгляд: нужно было ответить «Нет, спасибо».
Вот и дом. По поводу моего приезда меня ждала экскурсия по многочисленным этажам и комнатам, указания, где можно найти постельное бельё, и стакан минеральной воды.
Первое утро началось с зычных криков «Аллах!». Оказалось, что это «Alarm» — семилетний Константин увлеченно катал по лестнице пoжарную машинку. Моего подопечного все так и называли: Константин, как взрослого. В первые недели мой лексикон благодаря ему обогатился словами Kuscheltier, schmusen и naschen. Я быстро научилась желать знакомым viel Spaß и вежливо раскланиваться с продавщицами: «Schönen Tag noch!» — «Danke, gleichfalls». Сложнее было привыкнуть ночевать одной на этаже в окружении антикварной мебели и быть изолированной от всего родного…

Чтобы сварить кофе и яйца на завтрак, запечь булочки и накрыть в столовой стол требуется полчаса. Примерно столько же нужно, чтобы прибрать на кухне и загрузить посудомоечную машинку. Штефан говорит, что это время не входит в мое рабочее, ведь я тоже с ними кушаю. Интересно, а если я не буду завтракать?…

Спешно уволилась уборщица-полячка, оставив шлейф дорогих духов и номер своего банковского счёта. Ей стало невыгодно делить со мной работу, в итоге сейчас на мне и глажка. Тащить бадьи с бельём  из подвала наверх тяжело. Но еще тяжелее пылесосить длинную лестницу, постепенно переставляя по ступенькам пылесос чудовищных размеров…

Не обнаружив в доме ни одной книги кроме атласа автомобильных дорог, записалась в библиотеку. Но похоже этот год станет антирекордным в плане чтения. Слишком много времени занимает работа и очень жалко тратить редкие свободные часы на погружение в чужие фиктивные миры. Все мои локаторы настроены на познание реальной действительности…

Штефан – успешный консультант в одном крупном акционерном обществе. Ещё немножко, и его в качестве поощрения ждет финка в Португалии. В доме даже как-то появился торт: финка из марципана. Наверное, в рамках визуализации мечты. Иногда Штефан проводит совещания дома за длинным-предлинным столом. В эти дни распахивается дверь, разделяющая столовую и смежную с ней комнату, открывая вид на камин и изысканную мебель. Видимо, в рамках визуализации мечты и мотивации уже для собравшихся…

«Сегодня вечером никуда не уходи, у нас будут очень важные гости, ты мне нужна.»  Готовим итальянское меню для одного архитектора, проекты которого финансирует Штефан, и его жены. Архитектор, уроженец какой-то южной страны, но явно не итальянец, с высоким лбом и крупными руками, задумчиво щипал чиабатту и весь вечер молчал…

В июле отправились на жилом фургончике на Лазурный Берег. Границы пересекали так часто, что было непонятно, в какой стране находимся, а спросить как-то неудобно. Наше местонахождение определяла, прислушиваясь к речи на пляже. Спать мне пришлось на  полке над водительским сидением. Страшная духота и теснота, так наверное чувствуют себя погребённые заживо. Это ощущение усиливали звуки дискотеки в кемпинге, танцевать меня не пускали…

Увы, я быстро поняла, что для семьи являю собой функционирующий объект, призванный экономить их время, деньги и усилия, не более: хочешь кушать – вари сама, жаждешь душевных разговоров – ищи подруг, мечтаешь посмотреть на «Поющие фонтаны» – вот карта, и не греми по вечерам чайником. Меня никогда не хвалили, мне почему-то кажется, что в Германии это не принято: исправно выполняешь свои обязанности? – ну так и мы на сидим сложа руки.
Признаюсь, я часто торопила время и считала оставшиеся дни, одновременно понимая, что этот город затягивает и очаровывает меня всё больше и больше. В итоге подала документы в университет. Незадолго до окончания «опэрства» пришло извещение, что я зачислена на мою родную германистику. О хорошей новости сигнализировали уже размеры письма. Подруги рассказали, что в обратном случае приходит конверт формата А4, в нем возвращаются все документы.
Сейчас мой статус в этой стране легко переводим на все языки и он женского рода. А главное, я сама себе голова. Все мои пожитки уже давно не вмещаются в одну дорожную сумку, а впечатлений хватит не на один конкурс. «Опэрские» времена обогатили меня энциклопедическими знаниями в области применения чистящих средств, качеством постоянно сверяться с часами, привычкой вешать кухонную тряпочку на водопроводный кран и отвечать «Хозяйки нет дома», когда на моем пороге возникает подозрительный визитёр. Ещё я отвыкла от чаепитий – не с кем. А основательное знакомство со страной и людьми еще, надеюсь, ждёт меня впереди.

P.S. Несколько лет назад, еще на родине, распахнув после долгой и промозглой энской зимы окно, я обнаружила между рам засохшую гусеницу в прозрачной  паутине кокона. Бедняжка, она так и не превратилась в красивую бабочку, так и не расправила крылья, не запорхала. Может это был какой-то экзотический вид, случайно попавший в  холодный климат? Открывая настежь окна уже здесь в Гамбурге и глядя на чужие огни, иногда мне вспоминается та засохшая личинка…

текст: Fräulein Wunder


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




53 ответов к “Из дневника Au-pair”

  1. Ну вот,вешать тряпочку на кран она научилась! А куда же ее еще вешать? Это в каком каком таком захолустье не вешают тряпочку на кран, а кидают мокрую где попало чтобы гнила?
    И уборщица не «полячка», а полька. С русским языком тоже что-то не очень…
    И вообще, какой то романтично-слезливый бред! Неправда все! Ау паир не обязаны ничего убирать и гладить белье!!!! Этого не предусматривает европейский Ау паир договор. Читать надо,что подписываешь! Обязанность Ау паир воспитывать детей и быть им компаньоном и старшей сестрой. Поэтому дорогие читатели не верьте в тяжелую судьбу Ау паир. Они живут на все готовом, оплаченном немцами. Ни тебе расходом по страховкам, проездному,оплате квартиры,языковых курсов,света и воды. Холодильник набит. Посмотрела бы я как бы она разнылась, когда ей все это пришлось бы оплачивать самой.
    Только занимайся собой и наслаждайся свободным временем! Это был самый прекрасный год моей самостоятельной жизни и я его никогда не забуду! И завидуйте, вы домашние клуши, кто побоялся или не захотел приключений, а сел после института как курицы на жердочке в своем сарае:)

  2. Мне очерк напомнил обо мне самой, о моем «ау-пэйр» годе, где, как в армии — год за два, и полагатья учишься только на себя. И здесь кому как повезет — у кого покомфортнее условия, у кого не очень. Сама сменила 3 семьи и знаю, что такое — пойти на конфликт при попытке регламентировать свои прямые обязанности «согласно договору», в котором они сформулированы очень расплывчато… Несомненно, это была хорошая школа жизни, и буря положительных эмоций, испытанных, однако, вне семей. С тех пор миновало 10 лет, был и факультет германистики, и много чего уже было…
    Спасибо автору за рассказ и удачи:)

    P.S. живу в Гамбурге,пиши,буду рада, Женя e.kriener@yahoo.com

  3. У них случайно фамилия не Тильс?