Театры Гамбурга — Камерный театр — Hamburger Kammerspiele


Мал золотник, да дорог

Мы продолжаем обзор наших  «храмов Мельпомены»  циклом рассказов о самых значительных «серьезных» частных театрах.

И начнем по старшинству и по достоинству с Hamburger Kammerspiele — небольшому по размеру, но значительному по достижениям. Театр расположен в престижном гамбургском районе Rotherbaum, недалеко от Внешнего Альстера, по адресу: Hartungstraße 9-11. Здание в стиле классицизма построено в 1863 году по заказу и на деньги богатого — несмотря на фамилию — купца Отто Эдуарда Фердинанда Пфеннига (Otto Eduard Ferdinand Pfennig). Со дня основания театр считается одним из значительных культурных центров города.

Современное название театр получил в 1918 году, когда Эрихом Циглером (Erich Ziegel) и был основан Hamburger Kammerspiele. В 20-е годы театр стал центром современной экспрессионистской драматургии. Там ставили пьесы Артура Шницлера, Франка Ведекинда, Бертольда Брехта. На его сцене играли блестящие актеры, многие из которых светили не только своим, как Густав Грюндгенс, но и отраженным светом, как потомки знаменитых писателей Эрика и Клаус Mанн, Памела Ведекинд.

Hamburger Kammerspiele непосредственно связан с историей еврейской культуры Гамбурга. С 1904 по 1937 год в его малом зале проходили заседания еврейской масонской ложи. В 1930 году в связи с ухудшением финансового положения, вызанным мировым экономическим кризисом, здание было продано антропософскому обществу, которое великодушно позволило театру и ложе и дальше работать в их прежних помещениях. За это время театр превратился в центр еврейской общины района Rotherbaum.  В 1941 году нацисты ликвидировали еврейский Kulturbund и продали здание театра городу. Уже после  закрытия 11 июля 1942 года там был один из многочисленных сборных пунктов, откуда 375 гамбургских евреев были депортированы в Аушвитц.

В 1945 году все, как в библии, возвратилось на круги своя, и театр открылся снова, причем под руководством еврейки Иды Эре (Ida Ehre), пережившей все кошмары концентрационного лагеря Fuhlsbüttel. Возрождение театра проходило под лозунгом «Человечность и толерантность». Театр прославился в первую очередь постановкой пьесы «Там, за дверью» (Draußen vor der Tür), гамбургского писателя-антифашиста Вольфганга Борхерта (Wolfgang Borchert). Он двадцатилетним  попал  в армию в 1941 году, был ранен на  Восточном фронте, а затем приговорен нацистами к смерти за уклонение от военной службы. Приговор заменили  тюремным заключением. После окончания войны работал в театре, писал рассказы, притчи и пьесу, премьера которой состоялась на следующий день после его смерти 21 ноября 1947 года.

В 2003 году бразды правления труппой перешли к Акселю Шнайдеру (Axel Schneider) —

харизматичному и креативному молодому режиссеру, не чуждому и традиций русской театральной школы, таинства которой он постигал, будучи в свое время ассистентом Галины Волчек. Оба зала —  театральный и легендарная «ложа» — недавно значительно перестрoили и модернизировали. Ложа используется теперь исключительно для литературных вечеров и представлений кабаре, а в «большом» зале на 419 мест протекает основная театральная жизнь. Камерные размеры театра во многом обусловили направленность на психологическую достоверность и детальную разработку характеров — крупные «кино-планы» вместо эффектных шоу.

Большое место в репертуаре занимают критические пьесы современных авторов на злобу дня. Последняя такая работа — пьеса «Enron» Люси Преббл (Lucy Prebble), спектакли по которой  идут до 22 мая. Недавно разразившемуся мировому финансовому кризису предшествовал ряд «подземных толчков», первым из которых был скандал с техасским энергетическим концерном Enron. Огромная фирма, сделавшая себе имя успешной рекламой, выгодно «продавала» себя  как «самая современная, ставящая во главу угла благо общества и процветание сотрудников». Разразившийся в 2001 году громкий скандал вскрыл неприглядную картину  ее бизнеса. Прав оказался бессмертный Салтыков-Щедрин: «…что-то много стали говорить о патриотизме – видно, опять проворовались». Счета Enron подделывались, неудачи выдавались за достижения. В результате биржевые акции взлетали, а вместе с ними и многомилионные бонусы руководства. Рухнувший «карточный домик» своми обломками больно задел не только сотрудников и акционеров, но и весь финансовый мир. В одноименной пьесе успешно используется принцип «театр в театре», на сцене которого видные представители «бизнеса с нечеловеческим лицом» проворачивают свои темные махинации. Напряженный драматизм и острые диалоги обеспечили пьесе «Enron» успех на Бродвее, а теперь ей рукоплещет и Гамбург.

Лирическую ноту вносят в репертуар театра литературно-музыкальные постановки. 13 июня состоится немецкая премьера спектакля «End of the Rainbow», посвященного легендарной голливудской актрисе Джуди Гарланд. В его основе — типичный для американской культуры мотив стареющей звезды — последние месяцы жизни 47-летней дивы, которая лихорадочно пытается возродить былой успех. Но битва проиграна. В знаменитом голливудском фильме 30-х годов «Волшебник изумрудного города» 15-летняя Джуди играла Элли — девочку из канзасской степи, которая мечтала попасть в прекрасный мир «над радугой». Песня «Over the Rainbow» стала не только «эмблемой» фильма, но и визитной карточкой самой Гарланд. Теперь, спустя годы, для измученной алкогольной и наркотической зависимостью Джуди наступает «Конец радуги». Кстати, жизнь ее дочери Лайзы Минелли тоже напоминала «американские горки» — больше падений, чем взлетов. Но это уже другая история. Автор пьесы Питер Куильтер (Peter Quilter) блестяще скомбинировал сцены из жизни звезды и ее знаменитые песни. Для воплощения замысла ему удалось найти гениальных исполнителей Марион Мартинзен (Marion Martienzen) и Томаса Борхерта (Thomas Borchert) — таких же поющих актеров, какой была Джуди.

Необычно долго — всю весну — будет идти спектакль «Малер». 18 мая исполняется 100 лет со дня смерти знаменитого композитора и дирижера, чье имя тесно связано с Гамбургом. 6 лет его пребывания на посту главного дирижера нашей оперы оставили значительный след в ее истории. Величайший симфонист был личностью сколь гениальной, столь и противоречивой, рано ушел из жизни и оставил огромное творческое наследие. Используя метод коллажа, режиссер Маттиас Кристиан Козель (Mathias Christian Kosel) создал многогранный портрет композитора. В постановке использованы письма Малера жене Альме, дирижеру Бруно Вальтеру и другим современникам. Дуэт главных исполнителей  — актера Маркуса Бойсена (Markus Boysen) и певицы Фелины Кнабе (Feline Knabe) — создает на сцене поле колоссальной психологической напряженности со всеми оттенками трагичности и гротеска. Вот как передавал Бруно Вальтер, тогда начинающий дирижер, свои впечатления от первой встречи с Густавом Малером: «После визита я пребывал в состоянии духовного оцепенения, смешанного с ужасом. В облике Малера было что-то одновременно от гения и от демона».

Спектакли Hamburger Kammerspiele этого сезона, как видим, очень разнообразны. Но вне зависимости от жанра они всегда имеют «особенную стать» — то, что выделяет этот театр из ряда драматических коллективов Гамбурга и страны.

Текст: Наталия Зельбер


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!