О графическом дизайне в зоне


На втором году жизни в Германии, после окончания годичных курсов по специальности „Компютерная графика“, явились с женой в районный социал, где нам рекомендовали посетить городское социальное ведомство на предмет определения  дальнейшей судьбы.
Там были приняты приятной сотрудницей, которая, заглянув в наши бумаги, сказала: „Вам, как художникам, мы можем предложить работу сроком, кстати о зоне, на один год в городских музеях, в рамках кемнитцкого проекта „Работа вместо социальной помощи“ („Arbeit statt Sozialhilfe“).
И на не очень понятном в то время языке, добавила „Als Aufsicht“.
Мы тут же, недолго думая, согласились. Опыт оформления музеев и выставок в Киеве у нас имелся, желание работать в Германии – тоже, и мы, радуясь, предвкушая праздничный ужин, возвращаемся домой.
Но все-таки решили заглянуть в словарь: „Что там она еще сказанула?“

Aufsicht f  – надзор, присмотр, контроль и т. п.

Постепенно доходит, что нам, дипломированным художникам-оформителям предложено работать смотрителями, как мы в шутку говорили „бабушками“ в залах музея!
Радость сменилась разочарованием, потом смехом, мы шутили: „Посмотри, зато, в каком месте будем работать!“
Художественный и природоведческий музеи, куда нас направили, располагались в здании „König-Albert-Museum“ 1909 года постройки, тут же, на очень красивой Театральной площади – Оперный театр (1909) и церковь Св. Петра (1888).

На собеседовании, мой рассказ о полученном образовании и многолетнем стаже на родине был оборван директором художественного музея: „А вы знаете, кем здесь будете работать?!“ Такого рода опыта у меня не было и я промолчал… в основном, из-за отсутствия немецкого.
И вдруг слышу: „У меня в штате нет графика-дизайнера, я его беру к себе“. Это сказал уже директор природоведеческого музея – Ронни Рёсслер (Dr. Ronny Rößler). Как я узнал позже – самый молодой в Германии, в то время, директор музея, известный в мире ученый-палеонтолог.
Моя судьба на ближайший год была предрешена и я стал графиком-дизайнером кемнитцкого природоведческого музея (Museum für Naturkunde Chemnitz).

В самом начале моей работы в музее произошел знаменательный, как для меня, случай. В комнате, где я работал, собрались почти все сотрудники, было что-то вроде стихийного совещания. До меня вдруг доходят слова директора: „Все, что связано с графическим дизайном в музее – решает он!“ И показал на меня. Эта фраза произвела эффект разорвавшейся бомбы – воцарилось молчание. Многие, наверное, подумали:  „Как человек не разговаривающий и плохо понимающий язык, и вдруг, решает?“.
Но для меня это было еще бóльшим сюрпризом, ведь на родине мне не доводилось слышать что-то подобное. Да и более именитые коллеги никогда ничем таким не хвастались.

„Кадры решают всё!“ – вспомнилось время лозунгов, которых переписал множество к разным праздникам.
Mы знали, какие, именно, кадры. Они решали за нас всё. Кроме серъезных задач, еще и, какие должны люди носить прически, что рисовать, какую музыку слушать…
Все это было грустно, но в году 1975-м довелось написать и такой лозунг:
„Пять минут здорового смеха заменяют добавку“ – в столовую пионерского лагеря „Прибрежный“, где подрабатывал летом в студенческие годы.
Или, позднее, когда бывшие партийные и комсомольские вожаки, стали „ударниками“ капиталистического труда. Один из них – руководитель отдела рекламы крупного киевского банка, сказал как-то: „Я понимаю, что художника может обидеть каждый, но нам нужно, чтобы ты оформил пункт обмена валюты!“

Интересно вспоминать и сравнивать отношения на работе там и тут, и, конечно же, всякие случаи. А в такой сфере деятельности, как художественное оформление, или как сейчас это называется ГРАФИК-ДИЗАЙН, отношения с заказчиком, коллегами или членами худсовета особенно интересны.
„Сеня! Хватит ему уже!“ – это крик души секретаря худсовета, дамы бальзаковского возраста, в объязанности которой входило внесение решения совета в протокол, к председательствующему Семену Рейдеру. Я показывал плакаты для киевского планетария. Работа совету понравилась, а это сулило, кроме похвалы в протоколе заседания, еще и повышенную оплату – выше существующих расценок.

Какое-то время спустя, он мне  сказал: „Ты думаешь, что мне нравишься? Мне нравится твоя работа!“

В чужой стране и на новой работе многое непонятно. А понять нужно, как минимум, задание. Так во время практики в рекламном агенстве, услышав в просьбе шефини знакомое слово „Blumen“, начал рисовать разные цветы, а оказалось, что меня попросили не рисовать их, а полить!

И тут первое задание в музее – оформление выставки  о крысах („Ratten – die Supermäuse“). Показал жене эскиз пригласительного билета – там длиный крысиный хвост и над ним слово „Einladung“. Учитывая опыт сдачи работы худсовету – много лет проработали в Киевском художественном фонде – жена говорит: „Этого никогда в жизни не примут!“ Но я всё-таки решил показать работу директору. „Spitze!“ – услышал новое для себя слово, и, скорее, по выражению лица и глаз понял, что идея понравилась. Так постепенно стал привыкать, что многое из того, что я делаю, ему нравится.

Годичный контракт был продлен еще на 6 месяцев, что стоило директору музея немалых усилий – срок договора был жестко регламентирован условиями проекта. За эти полгода были сделаны эскизы и концепция оформления книги „Каменный лес Кемнитца“ („Der Versteinerte Wald von Chemnitz“). А в течение следующего контракта, полученного через полгода после окончания предыдущего, книга сверстана и напечатана.

В конце книги были фото и краткие биографии авторов.  Ронни Рёсслер включил и  меня в этот список. Многих удивляло, а меня больше других – как это фото оформителя находится над портретом издателя. Но всё очень просто – издатель книги решил разместить авторов по алфавиту.

Каждая совместная работа с этим человеком прeвращается в праздник. Взаимопонимание у нас возникло задолго до появления у меня понимания немецкого языка. Много раз он вызывал у меня чувство благодарности и признательности. И когда Ронни, получая палеонтологическую премию в городке Ингельфинген, в 2006 году, подробно рассказывает о моем участии в его работе. Или частые упоминния обо мне на лекциях в Горной Академии Фрайберга, об этом поведал сын друзей, студент этого заведения.
И когда надо было защищать концепцию оформления книги „Тайны окаменелых растений“. Это практически два издания, на немецком и английском языках. В типографии книга должна была быть через два месяца, надо сверстать 232 страницы, включая 500 фото и иллюстраций. И дата презентации уже известна, приглашены пресса, телевидение. Ронни меня нескольло раз спрашивал, справимся ли мы за это время, ведь мюнхенское издательство отказало автору книги именно из-за нехватки времени. Я тогда рассказал, что говорили в советской армии в похожей ситуации –  подобное слышал не раз: „У вас, товарищ солдат, не 60 дней, а 60 дней и 60 ночей! А это уже более, чем достаточно. Так что идите и выполняйте!“

Ответственность огромная – среди авторов ведущие палеонтологи мира, профессора из США, Франции, Германии, Нидерландов, всего 13 человек. И компютер раз не выдержал нагрузки, пропала актуальная версия книги. Совместные правки Ронни и авторов – недельная работа. Думал, сейчас-то Ронни уже не сдержится, и я услышу о себе „всю правду“. И известные слова в ушах уже звучат – не знаю только перевода на немецкий. Но не довелось… Ронни тихонько сел за компютер, и страницу за страницей восстановил все. Поздно ночью, уходя, сказал с улыбкой: „Сделай копию“.

Когда мы вместе с ним сдавали книгу в печать, в типографии назвали нашу работу за столь короткое время – „мировым рекордом“. А через неделю, посмотрев первые пробные отпечатки, радовался, как ребенок: „Wir haben’s geschafft!“.

В 2002 году я стал самостоятельным графиком-дизайнером и совместная работа с доктором Ронни Рёсслером продолжилась. С декабря 1997 года, вместе сделано довольно много. Кроме выше упомянутых книг – „Каменный лес Кемнитца“ („Der Versteinerte Wald von Chemnitz“) и „Тайны окаменелых растений“ („Geheimnisse Versteinerter Pflanzen“) в издательстве „D´ORO“ Хеппенхайм, книги – „Der Zeisigwald“, „Entdeckt im Insektarium“. С 2005 года выпуск ежегодных публикаций музея (160-200 страниц каждая). Были оформлены более 30 различных выставок, в том числе в культурном центре „Das Tietz“, к 10-летию нашей совместной работы.

Кое-что из описанного здесь можно увидеть на сайтах: www.naturkunde-chemnitz.dewww.potievsky.de.

Вспомнился 12-летней давности разговор по телефону с новым знакомым из Дрездена. У него жена график-дизайнер и у нее проблема с заказчиком. Он просит в рекламе его фирмы использовать как можно больше цвета – и синий, и красный, и зеленый, а еще и золотое и серебряное тиснение. Явно – перебор! Как профессионал, она не может и не хочет этого делать. С другой стороны, нужно и заказчика удовлетворить, и что-то при этом заработать.
„Не работа, а проституция какая-то!“ – возмущается растроенный собеседник.
– „Так это же самая древняя профессия“ – говорю я.
– „Какая? График-дизайнер?!“
Мы с тех пор дружим.

Евгений Потиевский

Фото: Ронни Рёсслер открывает выставку в культурном центре „Das Tietz“, к 10-летию сотрудничества музея с графиком-дизайнером Потиевским, 15.01.2008.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Bisher keine Kommentare...sei der Erste!