20 лет спустя


На стыке старого и нового года многие из нас имеют полное право отметить не только традиционные праздники, но и общую юбилейную дату.

В самом начале 90-х годов сформировались две волны массовой эмиграции из республик распавшегося СССР в Германию – этнических немцев (поздние переселенцы) и евреев (контингентные беженцы).

Спектр ответов на вопрос, почему уехали в Германию, оказался широким: от «Хотел начать новую жизнь» до «Вино тут дешевое». Большинство просто боялось за детей – в бывшем СССР было много ненависти и криминала, так что перспектива казалась мрачной. Тем неожиданней оказались первые месяцы в Германии.

Многие из иммигрантов, будь то столичные, городские или сельские жители, привыкшие к определенному уровню жизни в Советском Союзе, поначалу оказались в той же категории, что и гамбургские бездомные, наркоманы и проститутки. Одна моя знакомая, инженер из Питера, жила в отеле у вокзала в одной комнате с проституткой – она спала на втором этаже двухэтажной кровати, а «дама» приводила своих кавалеров на нижнюю лежанку…

Зато у всех приехавших была перспектива – они получали средства на жизнь, языковые курсы и право на работу. В 1992 году иммигранты с высшим образованием штудировали немецкий язык в гамбургской школе GFBA, которая к концу года благополучно обанкротилась, и заканчивать обучение пришлось в RakowSchule. В группе, где учился я, половина «школяров» имела кандидатскую степень, еще две дамы были с консерваторским образованием.

Имелись свои (бывшие, конечно) председатель совхоза-миллионера, директор школы-интерната, врач-гинеколог из Ирана и оттуда же — беглый миллионер. Турецкую республику представлял свободный художник Фейзулла (он хорошо смотрелся на фоне нас – «темных» детей России — один из всех знал, кто такая принцесса Диана!).

Как же сложилась судьба «наших» иммигрантов 1991-1992 годов?

Вот что они нам рассказали

Владислав и Наталия Погуляевы (Санкт-Петербург).

Приехала Наташа с младшей дочерью-школьницей. Через пару лет прибыли остальные: муж-физик из Санкт-Петербурга, старшая дочь — после обучения в США. Муж поработал в Германии несколько лет, старшая дочь уже в Германии окончила университет по специальности «психология» и работает. Младшая завершает обучение в гамбургском  университете, будет юристом, любимый внук ходит в школу. Наташа со своим консерваторским образованием была учительницей музыки в России и продолжила эту деятельность в Гамбурге. Конечно, говорит она, в России в каждом районе любого города была своя музыкальная школа, а в Гамбурге школа примерно такого уровня – одна (Staatliche Jugendmusikschule, Hamburg). Есть еще частные школы, но там обучение слабое.  Поэтому уровень музыкального образования населения Германии оставляет желать лучшего. Тем не менее, таланты находят свой путь. Вот и у Наташи есть много способных учеников, среди которых выделяется Александр Крихель (Alexander Krichel), ставший лауреатом ряда престижных фортепианных конкурсов. Это, безусловно, заслуга ученика, но во многом  — также и учительницы. Подробности о работе Наташи на сайте: http://nataliapiano.com.

Юлий Русаков (Санкт-Петербург)

Приехал в Германию уже в почтенном возрасте – 68 лет. Однако его неугомонная натура не позволила ему бездействовать. Профессиональный военный, полковник, прошедший войну (как и его отец), он организовал в 1995 году гамбургское общество ветеранов и до 2002 года был его председателем.

Михаил и Теа Король (Москва, Тбилиси)

Михаил попал в Гамбург случайно – хотел, как и многие, в Мюнхен – культурную, как многие считают, столицу Германии, но не получилось. В России он был архитектором и профессиональным художником. Поэтому вез свои картины в Германию в надежде на успех. Но у пришедших вот так, с улицы, художников, тем более из России, отношения с галеристами, а главное – с публикой, налаживались совсем непросто. Поэтому Михаил перешел на компьютерную графику. Ему удалось создать собственную технологию архитектурных анимаций, с помощью которой он делает по заказу города проекты для гамбургского HafenCity. Их можно увидеть на странице www.korolcity.de.  Часть иллюстраций находится в «Museum für Hamburgische Geschichte». Его жена Теа училась в Грузии на социолога. Переехав в Германию, работала переводчицей, а сейчас – весьма успешный консультант по винам. Дочка ходит в школу.

Константин и Наталья (Санкт-Петербург)

Наташа в Питере была инженером-сметчиком, а в Гамбурге стала экскурсоводом. Кроме того, она помогает больным, приехавшим на лечение из России в Германию. Константин в своей прежней жизни – известный подводный археолог, кандидат наук (открыл целый античный город на дне Черного моря). В Германии оказался в пенсионном возрасте, но продолжает писать статьи в российские и немецкие издания.

Наташа  и Костя помнят впечатления и настроения двадцатилетней давности. Все они были и остаются их жизнью. Выросли дети, сын работает, дочь окончила университет и тоже работает. Подрастают внуки, и взрослые озабочены тем, чтобы они знали русский.

Сергей  и Зинаида Русаковы (Санкт-Петербург)

Зинаида была в «той жизни» преподавателем музыкальной школы. В Германии она продолжила эту свою деятельность сразу по окончании языковых курсов. Параллельно она занялась преподаванием русского языка в Volkshochschule. Однако в первой половине 90-х годов население Германии стало терять интерес к России, к русской культуре, русскому языку. В магазинах Гамбурга стали исчезать полки с русскими книгами, кафе и пивные с русским флером (знаменитый «Парк Горького»). Родители перестали называть новорожденных Tania, Katia или  Vania. Курсы русского языка стали менее популярны, и работа Зинаиды на этом поприще закончилась. А вот музыке она учит детей и взрослых уже 17 лет, и сейчас продолжает этим заниматься.

Сергей работал в Петербурге  инженером, стал кандидатом наук. В Германии ему пришлось несколько раз менять место, так как фирмы, где он работал — шведская, бельгийская, английская – прекращали свою деятельность в Германии. Вот такое невезение. Сейчас он в немецкой фирме занимается разработкой электроники для новых видов солнечных батарей. Считает, что пройдет не менее 20 лет, прежде чем эти батареи станут настоящими конкурентами тепловых, атомных и других традиционных источников энергии. Его общий рабочий стаж – 17 лет. Сын четы Русаковых учится в университете.

Дмитрий Хайкин (Санкт-Петербург)

Дмитрий Хайкин (Санкт-Петербург) после окончания в Гамбурге курсов промышленной электроники начал свою трудовую деятельность по программе Zeitarbeit. Работал на разных предприятиях. На одном из них его взяли на постоянную работу. Здесь он поначалу собирал электронные схемы, а через несколько лет стал специалистом по торговым и техническим связям со странами бывшего СССР.

Александр и Лариса Хельфенбойм (Санкт-Петербург, Николаев)

Александр, окончив Высшее мореходное училище в Питере, 22 года проплавал старшим механиком на больших кораблях. Среди переселенцев в Германии оказалось слишком много бывших мореходов. Всех их направили для переквалификации в Киль.

Александр получил там, казалось бы,  востребованную профессию  специалиста по техническому обслуживанию зданий больниц, заводов и пр. Однако найти рабочее место по этой специальности в большом Гамбурге не удалось. Тогда, сдав необходимые экзамены, Александр стал работать таксистом. Через 5 лет, сдав новые экзамены, он создал свое небольшое таксомоторное предприятие, которое функционирует и поныне.

Лариса преподавала в Николаеве информатику в институте. В Гамбурге она работает менеджером в торговой фирме.  Когда Александр уйдет на пенсию, она возглавит его фирму. Оба работают в Германии 17 лет. Сын после окончания университета заведует отделом в фирме и получает второе образование. Недавно семья съездила в Петербург. Было очень приятно навестить родных, друзей, побывать в музеях. Однако стало ясно, что отъезд был, безусловно, правильным решением.

Давид и Минна Хайкины (Санкт-Петербург).

Минна в Петербурге была библиотекарем. В Гамбурге ей повезло – она стала заведовать библиотекой в еврейской общине. Но, возможно, еще больше повезло общине с Минной, которая с помощью своего мужа фактически создала богатую русскую библиотеку и обеспечила духовной пищей сотни читателей. Заметим, что иные из них посещали общину только ради библиотеки Минны и Давида.

Юрий и Самуэлла Одессеры (Москва).

Получили анкеты в немецком консульстве в Москве в первый день их выдачи – 8 марта 1991 года, а их разрешение на въезд в Германию имело номер 22 по СССР. Срок подачи заявлений в ОВИР пришелся на 19 августа 1991 г. Решили, что в неразберихе можно проскочить на Запад. А если нет, то поедем на Восток. Риск был большой, но повезло.  Выбрали Гамбург, потому что рассчитывали найти там работу. Но работы по специальности не оказалось. «Überqualifiziert»  –  старшие научные сотрудники, кандидаты наук, но главное — в возрасте. Без дела, однако, нельзя  – Элла и Юрий начали  своими силами делать научно-популярный  литературный альманах «Гамбургская мозаика». Составу авторов альманаха мог бы позавидовать любой «солидный» журнал — от заурядных кандидатов наук до таких знаменитых личностей, как вице-президент Международного математического союза академик В.И. Арнольд, известные ученые Павел Полян, Александр Городницкий (он же — знаменитый бард), Гасан Гусейнов, ну и многие другие. В 1995 году Одессерам повезло — стали работать переводчиками и социальными работниками на корабле «BibbyAltona». Через них проходили все прибывающие в Гамбург русскоязычные переселенцы и беженцы. Параллельно Элла 12 лет сотрудничала в организации по защите женщин. В настоящее время они пишут статьи в разные издания России и Германии (не в последнюю очередь — в журнал «Партнер»). Дети и внуки хорошо интегрированы в немецкую жизнь.

Футорянские Галина и Виталий (Джамбул)

В Казахстане Галина получила опыт предпринимательской работы. Приехав в Гамбург, работала 7 лет в розничной торговле. Параллельно занималась общественной деятельностью – помогала вновь приехавшим советом и делом. Виталий был раньше ведущим инженером на джамбульском предприятии. По приезде он устроился работать в евангелическую церковь – на нем лежат все технические обязанности – от подготовки богослужений до ухода за оборудованием. В 1997 году Галина зарегистрировала фирму и вместе с мужем стала заниматься поставками товаров в Казахстан. Позже она создала Tiket-Info-Center на BerlinerTor, в котором подготавливаются документы для консульств России и Казахстана, продаются театральные билеты и делается много других полезных дел. Подробная информация на странице www.afischa.de. Дети Галины и Виталия успешно работают.

Александр и Светлана (Киев).

Когда они узнали о возможности уехать в Германию, не задумываясь, решили воспользоваться ею. Еще были свежи воспоминания об ужасном времени после взрыва в Чернобыле. Жертвы были даже среди их сотрудников. Многие покидали Киев и уезжали, кто куда мог. Развалины радиоактивного монстра были всего в 80 км и продолжали угрожать жизни.

Путч, случившийся в то время, когда ждали  разрешения на въезд в Германию, стал дополнительным толчком к отъезду. Хотя в Берлине уже давно жили родственники, ехать туда не хотелось. Слово Берлин ассоциировалось с ГДР. Попали в Гамбург. Александр нашел работу в порту. Здесь он, бывший инженер по проводной связи, вот уже 17 лет занимается техническим обслуживанием судов. Света  преподавала в Киеве иностранные языки. Приехав в Гамбург, сразу нашла работу в фирме, занимающейся судовыми поставками оборудования, и вот уже 19 лет работает менеджером в этой сфере. Дочь учится в университете. Будет специалистом в области СМИ. Александр считает, что жить можно в разных странах, но в Германии интереснее всего.

Анна и Константин (Санкт-Петербург)

Августовский путч 1991 года сильно напугал 39-летнюю Анну – директора одной из первых коммерческих фирм в Ленинграде. В это же время появилась возможность буквально за пару месяцев собраться и уехать в ФРГ, что они с сыном Костей 14 лет и сделали. Приехали в Гамбург одними из первых 12 ноября 1991.

Поселились на Реепербане 154 в общежитии для новоприезжих. Им тогда и невдомек было на какой известной улице они жили.

Из-за незнания языка постоянно случались смешные истории, в учреждениях и магазинах: купили дешевую курицу (не знали, что суповую), варили ее 4 часа. Думали, что все курицы в Германии такие. С опаской смотрели на диковинный КИВИ, как его едят? Были просто в шоке от доступных по цене бананов и без очереди. Как было принято в России, ходили в зимних меховых шапках по городу, и удивлялись странным косящимся взглядам прохожих.

На шпрахкурсы ходили пешком Реепербан-Берлинер тор. Не хотелось тратить «валюту» на транспорт. В переводе на рубли уж слишком это было дорогое удовольствие. 120 инженерных рублей, которые Анна получала в Союзе, в то время хватало на несколько проездов в метро.

Константин открыл собственное дело и продвигает немецкие хлебопекарные технологии в страны СНГ. Анна занимается переводами с русского на немецкий в социальных учреждениях и приезжими, которые находятся на лечении в Германии. «Мы счастливы здесь, у нас есть чувство уверенности в себе, Гамбург — это наша вторая родина» — написали нам Анна и Константин.

Cупруги Рацеры

До переезда супруги Рацеры  работали в Питере врачами, а Леонид был даже завотделением. Разрешение на переезд в Германию получили в день путча, в

распечатанном конверте – стали ждать ареста. Но путч провалился, демократия победила – значит, можно никуда не ехать. Но уже через пару месяцев стало ясно, что ехать надо.

Сейчас Леонид работает медбратом в больнице Пиннеберга, а Софья, закончив курсы  – рентгенотехником в клинике Эппендорф. Трудовой стаж в Германии у обоих – 16 лет. Сын учится.

Эльзара Любинская (Москва)

Она одной из первых получила разрешение на въезд в Германию. Приехала вместе с сыном в Гамбург, со статусом Kontingentflüchtlinge тоже одной из первых — в самом конце 1991 года.

Их поместили в знаменитый Inter-Rast на Репербане – бывший «Эрос-центр» — грязное 6-этажное пристанище, с отключенными лифтами и с борделем на первом этаже. В России она была старшим научным сотрудником,

занималась разработкой алгоритмов компьютерных программ. В Гамбурге интенсивно изучала язык, посещая, кроме курсов в GFBA, другие курсы в вечерней школе. В1994 начала работать в страховой компании. Работая, закончила еще множество профессиональных курсов и, получив необходимые навыки, в 2001 г. перешла работать в социальную сферу – вначале консультантом по социальным вопросам и профориентации, а последние 7 лет – в области финансов. Эльзара на общественных началах 15 лет вела все финансовые дела в «Азбуке» и в ансамблеTanzbrücke. Сын окончил университет с двумя дипломами и работает. Имеет жену и ребенка.

Марина Каплан (Одесса).

На вопрос «Марина, Вы из Одессы?» получаю ответ: «Еще как из Одессы!» Там, в Одессе,  Марина после окончания университета работала инженером. В Гамбурге она открыла свое бюро путешествий (AlmaToursReisen), которое успешно функционирует вот уже 13 лет. Со своей кипучей энергией Марина успевает все: распространять билеты на спектакли, возить группы туристов по Гамбургу и Любеку на собственном микроавтобусе, организовывать поездки по Америке и Австралии. Во всех начинаниях ее поддерживает муж Ефим. Сын заканчивает образование по специальности Wirtschaftsinformatik и параллельно работает.

Марина взялась за организацию вечера встречи «20 лет в Гамбурге». Желающие поучаствовать могут к ней обратиться.

Елена Строяковская (Москва)

 

 

Кроме отмеченных программ переезда в Германию, существовала еще довольно редкая возможность начать здесь жизнь с нуля, оформив контракт на работу в немецкой фирме. Таким образом в январе 1992 года в Гамбург из Москвы прибыла семья Строяковских с детьми 16 и 10 лет (старший сын 19 лет остался в Москве) и пуделем Эрни. На получение рабочей визы для главы семьи ушло ровно 9 месяцев, а вид на жительство продлевался несколько раз на сроки от 3 месяцев до 2 лет. Языковых курсов членам семьи не давали, как и права на работу. Но в гимназию детей приняли. Со временем они получили немецкое гражданство и сейчас успешно трудятся на благо новой родины. А бывший программист Елена, промаявшись без дела 6 лет (до получения бессрочного вида на жительства и отмены запрещения на трудовую деятельность), реализовала свою сокровенную мечту: с  2000 года она выпускает журнал, который вы держите в руках – «У нас в Гамбурге».

…Мы рассказали о судьбах лишь небольшой части приехавших в 1991-1992 годах. Отметим, что все они учат детей и внуков русскому языку, стараются приобщить их к русской культуре. К сожалению, мы не смогли разыскать некоторых наших товарищей по курсам – Ирину Бухнер, Ивана Раушенбаха, Валерия Кребса… Дорогие друзья-читатели! Если вы знаете что-нибудь об этих людях, сообщите в редакцию по электронной почте (info@buih.de). Будем рады получить и опубликовать и ваши рассказы о собственном опыте эмиграции.

Текст: Юрий Одессер


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “20 лет спустя”

  1. Люди, которым посвящена статья, уехали из СССР в тяжёлое время- в год путча, неопределённости, распада страны. У них разные судьбы, но все они смелые, целеустремлённые, преодолевшие серьёзные трудности, ставшие
    настоящими специалистами в своих областях деятельности!