В Старом Гамбурге – отдохнуть, развлечься


Мы ознакомились в предыдущем номере с весьма экзотическими развлечениями гамбуржцев. К экзотике мы еще вернемся, а теперь поговорим об обычных видах отдыха горожан.

1527 год, вид с Даммтора

 

Жители с весьма скромными доходами проводили свободное время в самом городе и частично в предместьях. «Отдыхали», в основном, в корчмах. В начале XIX века появились горки – Rutschbahn, и на них с удовольствием катались и дети, и взрослые; одна из первых горок стояла у Даммтора. Для этого слоя горожан большими событиями были два — ежегодные Lämmerabend и Waisengrün. Их ждали, а потом – долго вспоминали, особенно дети.

 

Waisengrün

Он был, наверное, самым массовым и самым трогательным из всех народных празднеств города. Несколько десятков детей-сирот с 4  до 13 лет несколько часов ходили колонной по улицам и собирали милостыню. Их путь начинался в приюте на Rödingsmarkt и заканчивался на зеленой площадке перед Steintor (где сейчас Gewerkschaftshaus). Здесь, на траве, они обедали и развлекались. Поэтому праздник и назывался  «Waisengrün», что можно перевести как «сиротский пикник».

В синих одеждах, украшенные бантами и галстучками, дети шли в сопровождении воспитателей. Те были одеты в скромные костюмы серых тонов, но, в соответствии с модой, носили парики с буклями. По бокам мальчики несли на шестах коробки и сумки, в которые жители опускали из окон подаяние.

Горожане бросали работу и ждали процессии вместе со своими детьми, зажимавшими в кулачках деньги для бедных сирот. Многие пристраивались к процессии и двигались дальше с песнями и молитвами. Пикник становился настоящим народным праздником. Традиция  Waisengrün поддерживалась с 1605 года более чем два с половиной столетия.

Lämmerabend

   С 1722 года в пятницу перед Pfingsten (в начале лета) крестьяне со всех окрестностей сгоняли на площадь перед Lübecker Tor (St. Georg) целые стада овец на продажу. Этот рынок назывался Lämmerabend (вечер ягнят). С начала XIX века здесь ставили  будки с балаганными развлечениями, карусели. Горожане – стар и млад  – приходили повеселиться, поглядеть на животных. Перед уходом происходило главное – глава семейства покупал детям молодого барашка. Дети кормили нового члена семьи остатками овощей, и каждый день выводили пастись на городские валы.

Традиция Lämmerabend просуществовала до Первой мировой войны.

Юнгфернштиг

 1

Jungfernstieg 1830

Сейчас Гамбург считается самым зеленым городом Германии и Европы. А раньше он был застроен так плотно, что почти не было места для зелени. Подышать свежим воздухом или просто прогуляться было негде. Годные для этого озелененные места были только за городом. Первым популярным местом для променада внутри города стала набережная Юнгфернштиг. В 1667 году на ней устроили площадки для игры типа крокета – Pall Mall, посадили деревья и назвали Palmaille, как подобную площадку в Альтоне (а также в Лондоне и позже – в Нью-Йорке и далее в разных городах всего мира, но уже как shopping mall – торговую милю). Сюда в хорошую погоду по вечерам приходило много народа, особенно женщин – поэтому в 1684 году улице дали известное нам название Jungfernstieg, которое можно перевести как «Девичья дорога».

Парки

   В 1804 году, еще до французской оккупации, было решено преобразовать защитные сооружения на границе города – валы, рвы и бастионы – в парковую зону. Работы начались в 1819 году, ими руководил опытный садовый архитектор Исаак Альтман, который ранее весьма удачно реализовал подобный проект в своем родном Бремене.

1790 год

К 1837 году сформировался парковый комплекс, известный нам как Planten un Blomen. Уже тогда здесь росли вечнозеленые породы деревьев, были разбиты цветники, созданы розарии, устроены детские площадки и уединенные уголки (нацисты выкорчевали иноземные растения и засадили парк северогерманскими – сами понимаете, чисто немецкими). Парки на валах стали любимым местом прогулок, в основном, простых горожан. Поначалу «чистая» публика воздерживалась, опасаясь, что простые люди, «из присущих им невоспитанности и хамства» и деревья могут поломать, и цветы сорвать. Однако страхи оказались напрасными. Люди относились к общественному саду как к своему. Интересно, что в это время было отмечено уменьшение числа посетителей в пивных.

Прогулки за городом

   Однако, излюбленными местами прогулок оставались предместья (они  теперь оказались в центре города). Еще в 1710 году были устроены большие аллеи в районе Даммтора и на площади, прилегающей к Альстеру, вплоть до Харвестехуде (Harvestehude).

Сюда наведывались члены городского Совета, другие высокие городские чиновники, что сделало это место модным у городской элиты. Во время французской оккупации (1806 – 1814) все постройки и насаждения были уничтожены («для очистки сектора обстрела» перед городскими стенами). После ухода французов большую часть этих площадей приобрел маклер Джон Фонтене (John Fontenay), и восстановил район. Имя Fontenay носят две улицы и район между Альстером, Бадештрассе (Badestraße) и Миттельвегом (Mittelweg).
Любители путешествовать направлялись в поездки по окрестностям – на конец недели. Когда поспевала клубника, посещали Vierland. Большими компаниями ездили в Reinbek и Friedrichsruhe, а также в  Wohldorf  и  Poppenbüttel. В первой половине XIX века стали входить в моду небольшие путешествия, например, в Bad Oldesloe – после открытия там грязелечебного курорта. Многие пускались в более длительные путешествия – на неделю-две, например, через Ratzeburg, Lübeck, Travemunde в Kiel и назад через Plön, Eutin и Oldesloe.  На валах и у Даммтора горожане гуляли зимой и весной. На лето обычно снимали жилье с садиком (мы бы сказали «дачу») за пределами города – в деревнях около городских ворот Dammtor, Altonaertor и Steintor, а также близ поселений Wandsbek, Hamm, Horn и так далее. Люди побогаче строили здесь виллы, иные удовлетворялись крестьянскими домами. Часть горожан селилась в небольших гостиницах.

Внутри города и в ближайших окрестностях передвигались, в основном, пешком.  На более далекие расстояния те, кто побогаче, ездили в своих экипажах. Многие нанимали коляски с лошадьми (Mietdroschke, сейчас так в шутку называют такси). В 1839 году появились первые общественные омнибусы на лошадиной тяге. Они связали центр города с Альтоной. Позже, когда проложили рельсовые пути, конные омнибусы стали более вместительными и, соответственно, более дешевыми. На таком народном транспорте можно было с Ратушной площади попасть в Eimsbüttel, Hoheluft, Barmbek или Hamm. Постепенно лошадей стали заменять локомотивами на паровой тяге, а к концу XIX века все маршруты были электрифицированы.   

Hamburger Berg

   В конце XVIII века горожане с невысокими доходами стали ездить на ярмарки в ближних деревнях – делать там покупки и развлекаться. Многие из экономии в корчму не ходили, а совсем за маленькие деньги покупали кипяток и делали себе напиток из принесенных из дома кофе или чая. Получался совсем дешевый загородный отдых. Ярмарки устраивались один-два раза в год.

Исключением был Hamburger Berg  между городскими воротами Миллернтор и Альтоной – ярмарки там проводились каждую неделю. Они стали популярными у гамбуржцев уже с середины XVII века. Из этих ярмарок выросли нынешние St.Pauli и Reeperbahn (здесь сейчас есть боковая улочка Hamburger Berg – бывшая Heinestrasse, переименованная в 1938 году нацистами; попытки вернуть старое название успеха не имеют).

Толпы людей, среди которых было много матросов, сновали, боясь что-то пропустить, между танцзалами и лавками со всякой всячиной, игровыми автоматами и каруселями, восковыми фигурами, клетками с дикими животными ну и, конечно, пивными (примерно так, как сейчас в парке аттракционов «Dom», о котором мы уже рассказывали). Максимального напряжения обстановка достигала к вечеру, когда народ возвращался домой в Гамбург. Путь назад, в город, шел через неширокие ворота Миллернтор. Скапливались сотни (!) колясок и толпы народа, которые еще  росли в дни ярмарок в Альтоне и Оттензене. Возникала паника — ведь с наступлением темноты городские ворота закрывались, а после 1798 года пройти было можно, но за проезд с седоков колясок взималась плата. Перед воротами экономные гамбуржцы спешивались и возвращались в свои коляски, когда те с одним кучером бесплатно въезжали в город.

Чтобы картина Старого Гамбурга не показалась читателю слишком благостной, мы расскажем в следующем номере об еще одном, совершенно ужасном (на наш взгляд из XXI века), развлечении горожан – о зрелище смертной казни.

 

Текст: Юрий Одессер

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!