Мастера, подмастерья и «чердачные зайцы»

Традиции в Гамбурге


Мы ознакомились в прошлом номере с обычаями приема новых членов в ганзейские цеховые товарищества. В этой статье пойдет речь о других цеховых порядках и традициях Старого Гамбурга.

Профессии

Кузнецы и пекари, шляпники и скорняки, столяры,  плотники и другие мастеровые составляли значительную часть населения Старого Гамбурга. Но самым массовым делом его жителей во времена Ганзы стало пивоварение – Braugewerbe. Этим был занят каждый второй ремесленник. В конце XIV века на 8–10 тысяч горожан приходилось почти 500 пивоварен. Brauerei

В портовом городе требовалось много транспорта, поэтому никогда не оставались без работы Kranzieher, которые перевозили товары на двухколесных тележках. Причем тягловой силой были они сами. Такой маневренный транспорт был незаменим на узких улочках средневекового города. Гамбургских рикш нанимали посредники, которые брали на себя доставку  товаров с судов на склады.  Эти же люди отвечали за переупаковку и охрану товаров.


Цехи – амты

Среди пекарей было строгое разделение. Качественный  дорогой хлеб и выпечка – это была сфера Weiß-Bäcker, которые свысока поглядывали на пекарей грубого дешевого хлеба – Grob-Bäcker. Еще одна категория пекарей – Zuckerbäcker — собственно, с тестом дела не имела. Из импортного сахарного тростника они вываривали сахар-рафинад, шедший, в основном, на экспорт. В крупных производствах Гамбурга появилось много  узких специальностей. Например, Fischweicher занимались только разделкой рыбы для продажи, а портные Hasenknütter  шили только штаны.

Ремесленники жили в Гамбурге со времен его основания. Их объединения – цехи (местное название  — амты ) – были важной организующей структурой города. Поэтому руководство – сначала графы, а позже Совет – поддерживало усложняющиеся со временем цеховые правила и обычаи. А сами ремесленники в течение многих веков защищали эти правила mit Zähnen und Krallen – зубами и когтями, так как видели в них гарантию своего благополучия.  В 1710 году Совет утвердил общие положения этих правил.

Приведем наиболее важные из них. Каждый цех должен был иметь своего патрона в Совете города, который отстаивал привилегии цеха и решал важные внутренние споры. Членом цеха мог стать только христианин. Он должен был  несколько лет обучаться у мастера, набраться опыта во время странствий (Gesellenwanderung) и изготовить образцовое изделие (Meisterstück). Недовольный чем-либо подмастерье был обязан обратиться к патрону и ни в коем случае не выступать вместе с другими подмастерьями против мастеров.

Цех брал на себя контроль за качеством изделий. Если приходила обоснованная жалоба на качество работы, то провинившийся мастер возмещал клиенту убытки. К тому же, он ставил цеху бочку пива и вносил 4 шиллинга в кассу для бедных.  Больше того, в мастерских устраивались регулярные инспекции. Бригада из четырех избранных специалистов – Älderleute – без предупреждения могла нагрянуть к любому мастеру. Проверялось все: качество сырья, технология и конечный результат. Обнаружив брак, контролеры поступали жестко: продукцию уничтожали – пушнину, например, сжигали, а ювелирные изделия разбивали. Такой порядок обеспечивал очень высокое качество изделий.

Блюстители цеховых законов ревностно следили за общественным порядком и за моралью своих членов. Наказывали за скандальное поведение, непристойную ругань. 24 шиллинга платил тот, кто посылал другого в непотребное место или желал ему злого врага.

Особенно важным считалось не допустить в свои ряды незаконнорожденных. Это условие – Hurenklausel – строго соблюдалось во всех цехах. Не помогало даже усыновление ребенка после рождения.

Но уж «законных» своих членов цехи не оставляли на произвол судьбы ни в болезни, ни в старости. Мы уже писали о социальном обеспечении вдов цеха мелких торговцев.  А вот что говорилось на этот счет в правилах цеха каменщиков: при болезни или старческой немощи член цеха получал содержание из специальной кассы. В нее каждый подмастерье должен был полгода вносить ежемесячно 4 шиллинга – заработок одного дня. Если больному подмастерью требовался уход, то при нем, как сиделки, находились два подмастерья, а содержание он получал из кассы. В старости подмастерье также имел право получить от любого мастера восьмидневную зарплату.

Среди ремесленников всегда находились хитрецы, которые не желали платить налоги и работали вне цехов, «по-черному». Их называли Böhnhasen (Böhn — чердак, Hase – заяц.Вспомим трамвайных «зайцев»). На этих «чердачных зайцев» устраивали настоящую охоту. Если дома стояли торцами друг к другу, то можно было попасть из одного чердака в другой. Рассказывали, что «зайцы» убегали по чердакам из Гамбурга в Альтону. А это уже было другое государство, и официальные контролеры не имели права их арестовывать. Однако Böhnhasen не могли спастись от подмастерьев, которые участвовали в охоте с большим удовольствием, а нюансы законов игнорировали.С конкурентами вне цеха борьба велась нешуточная. Среди мастеров, не вступивших в цех, были специалисты, не желавшие подчиняться диктату закоснелых вековых традиций. Они платили городу специальный налог и работали самостоятельно. С ними цеховые мастера боролись руками подмастерьев. Иногда их выступления обретали форму настоящих бунтов. Известен эпизод 1667 года, когда, подстрекаемые своими мастерами, подмастерья-каменщики пытались забить камнями свободного мастера по имени Schmied. Вступившегося за него члена городского Совета  Мёллера убили. И этот случай был не единственным.

Бой на Rödingsmarkt

У многих цеховых обычаев  весьма романтическое происхождение. Вот, например, восхититительная история, которая породила многие традиции славного цеха гамбургских пивоваров. Одни авторы считают ее вполне реальной, а другие – красивой  легендой.

В 1300 году банда крестьян напала на Гамбург с банальной целью – пограбить. Выбрали они для этого подходящий день, когда военнообязанные  мужчины участвовали в какой-то военной операции далеко от города. Вооруженные холодным оружием бандиты штурмом взяли ворота Миллентор и ворвались в город в районе Rödingsmarkt‘a – тогда он был пограничным (Neustadt построили  через 300 лет). Однако на их пути оказалась небольшая группа горожан. Это были молодые подмастерья-пивовары Brauknechten. С палками или просто с кулаками они набросились на разбойников, крича при этом: «Buuhr, stah!» («Bauer, bleib stehen!» — «Крестьяне, стойте!»). От неожиданности бандиты действительно остановились, а после потасовки предпочли ретироваться. Память об этом геройском и патриотическом выступлении пивоваров хранит название улицы «Großer Burstah». Совет города разрешил пивоварам раз в два года устраивать по этому поводу праздник. Веселье длилось целую неделю, и на это время мастера давали своим «кнехтам» отпуск.

От этой героической стычки берет начало еще один своеобразный обычай. После боя юноши вернулись в свои пивоварни с окровавленными головами. Естественно, мастера поручили их заботам работниц (Braumädchen). Девушки полечили раны бравых защитников, а головы помыли. С тех пор повелось – после рабочего дня девушки мыли головы подмастерьям. Говорят, таким образом  возникало много новых семей и маленьких Brauknechten и  Braumädchen.

И в завершение – короткое замечание. Выражение «неотесанный человек» известно во многих языках. А его происхождение нужно искать в ритуале приема новых членов в цех столяров. В Гамбурге это делалось так: новобранца, претендующего на «высокое звание» подмастерья столяра, клали на верстак и делали вид, что строгают (hobeln) его рубанком. А в какой-то момент его «случайно» роняли на пол. Этот обычай существовал до начала XIX века, и неотесанного подмастерья – ungehobelte Geselle – никто не признавал.

В следующем номере мы ознакомимся с некоторыми странными профессиями  жителей Старого Гамбурга.

Текст: Юрий Одессер

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!