Почему так жили?

История Гамбурга


В предыдущих статьях мы писали об обычаях и ритуалах жителей Старого Гамбурга. Что же служило основой, что формировало городскую жизнь ганзеатов в Средние века? Почему этот порядок  существовал многие столетия, но потом был отвергнут?

 

Цеховой уклад – основа общества

Трудовое население Старого Гамбурга работало много и часто тяжело – по 15-17 часов в сутки (восьмичасовой день еще «не изобрели»). Для чего трудились? В обществе утвердилось представление, что это нужно «для прокорма» — для  удовлетворения своих жизненных потребностей и ни в коем случае не для накопления и приумножения своего состояния, не для наживы. Полагали, что эти естественные потребности у каждого вполне конкретны и постоянны, а значит и доходы тоже должны поддерживаться на одном уровне. Вот такими представлениями определялся весь порядок жизни в средневековом городе. Заметим, что это касалось основной массы горожан – ремесленников и торговцев, работавших на внутригородской потребительский рынок: столяров, строителей, сапожников, пекарей и других – они задавали тон. Производители экспортных товаров даже в Гамбурге – ганзейском торговом городе – занимали особое положение, но об этом мы поговорим позже.

Ремесленники и торговцы, продавая товары покупателям, получали  доходы. Чтобы их ограничить, следили за тем, чтобы число покупателей было постоянным. На выполнение этой установки были направлены все предписания, правила и обычаи. Их устанавливали и неукоснительно соблюдали цеха и всячески поддерживала христианская церковь. Стремиться к увеличению числа покупателей было нельзя. Это положение было основой деловой морали. Переманивать покупателей у соседа считалось безнравственным, нехристианским. Никакой «охоты за покупателем»! «Ни устно, ни письменно не отвращай от другого его покупателей» — таково одно из основных положений гамбургских Установлений 1710 года, о которых мы говорили в предыдущей статье.

Ни о каких формах конкуренции не могло быть и речи. Поэтому торговцы и ремесленники сидели в своих лавках и спокойно ожидали клиентов. Запрещалось даже раскладывать товар каким-то особым образом, чтобы лучше были видны его достоинства.

По тем же причинам считалось предосудительным вывешивать на улице объявления о продаже товаров, тем более с указанием адреса. А сообщения о снижении цен  считались просто аморальными. Такие объявления были допустимы разве что при прямой угрозе разорения продавца.

Газеты издавались в Гамбурге уже в XVII веке. Однако бесполезно искать там сведения о предприятиях, их адресах и продукции. В современных газетах и журналах такая информация, в нашем понимании – реклама, заполняет примерно половину печатного объема, а иногда и больше. А в те времена рекламы в газетах просто не было – не только в Гамбурге, но и вообще нигде в Европе. Первыми в XVII веке стали публиковать сообщения типа «продаю такой-то товар по такому-то адресу» голландцы – самые продвинутые. В середине XVIII века за ними  последовали гамбуржцы и берлинцы, а также англичане. Правда, в нашем городе, уже тогда известном своими издательствами, объявления о выходе новых книг появились раньше – в XVII веке. Но книги, согласимся, – это специфический товар.

Наряду с ограничением выпуска и продажи продукции, предъявлялись высокие требования к ее качеству. Вещам на прилавках полагалось не просто иметь товарный вид —  это должны были быть хорошие вещи. В отсутствие конкуренции качество товаров контролировалось административно. В прошлом номере мы писали о цеховых комиссиях качества. Подобные комиссии создавала и городская администрация. Эти меры были направлены против недобросовестных ремесленников. Их, правда, было немного. Преобладало стремление производить качественные изделия.

Внутри Гамбурга конкуренции не было, но она существовала на международном рынке, и довольно жесткая. Для расширения круга покупателей за границей  стали производить не только дорогую продукцию высокого класса, но и низкокачественную,  дешевую.Таким образом удовлетворялись разные вкусы и кошельки. Первыми и здесь были опять-таки голландцы, а вслед за ними – англичане. Гамбуржцы последовали их примеру в XVIII веке, хотя это и противоречило традициям ганзеатов их трудовой морали.

Именно она была основой всего жизненного уклада гамбуржцев (как, впрочем, и жителей большинства других европейских городов).  Его основными чертами были стабильность, следование сложившимся традициям. Жили степенно, вели дело размеренно, без чрезмерного рвения. Горожанин вращался в привычном кругу. У него были постоянные покупатели, которых он обслуживал без суеты и спешки. Даже ходили чинно, не шаркая и не стуча ногами. Люди жили в соответствии с библейскими заповедями: не укради, не обмани, не блуди. В результате многолетнего опыта утвердилось мнение, что нарушать эти принципы не только аморально и богопротивно, но и не выгодно! Можно много потерять. Выгодно быть хорошим семьянином, честным продавцом, добропорядочным бюргером. Простые горожане, ремесленники, торговцы были преисполнены чувством собственного достоинства, гордостью.

Цеховой уклад – тормоз прогресса

При определенных преимуществах такой уклад имел и теневые стороны. Гамбургский консерватизм известен с начала существования города. Конечно, он способствовал стабилизации общества, но, с другой стороны,  затруднял продвижение талантливых и неординарных людей, новых идей.

Цеха жестко следили за сохранением своей монопольной роли. О том, как громили работавших вне цеха мастеров-конкурентов, мы уже писали. Показательной можно считать историю с компанией Merchant Adventurers, занимавшейся вывозом сукна из Англии. В 1567 году она заключила с гамбургским Советом  договор на 10 лет о продаже через Гамбург всего экспортируемого в Европу английского сукна. Торговля сукном была чрезвычайно выгодной.  В городе была налажена обработка тканей, прежде всего, их отбеливание  (отбеливать – bleichen; именно в те времена в городе появились улицы Grosse- и Hohe Bleichen). Потом ткани направлялись в другие города и страны.

В Гамбург прибыли богатые деловые люди – торговцы сукном и специалисты по его обработке: англичане, голландцы и немецкие купцы из других городов. Развернулись вспомогательные производства. Начался мощный экономический подъем. Однако часть населения города – текстильщики – пострадала от конкуренции дешевого английского сукна. Они организовали кампанию протеста. Их могущественными союзниками были священнослужители – лютеране, которые не могли смириться с вторжением в город  «неправильных» христиан – сторонников англиканской церкви. В результате «из-за протестов евангелического населения», несмотря на потерю больших доходов, Совет города отказался продлить договор со «сбивателями цен» — англичанами. Договор был возобновлен лишь через 35 лет и действовал до 1824 года.

Как мы видим, ремесленники соблюдали собственный денежный интерес, используя цеховые организации, даже если в итоге страдало дело. Вот еще пример. В Гамбурге изготовители стационарных клавишных музыкальных инструментов были приписаны к столярному цеху. Члены этого цеха не могли равнодушно наблюдать, какие деньги получали эти «отщепенцы» за всякие там клавесины и клавикорды. Они требовали на цеховых собраниях своего участия в их высокооплачиваемой работе. Известны случаи, когда табуреточники и изготовители шкафов добивались права делать корпуса клавесинов, не имея, естественно, никакого представления об особенностях этой работы. Жаловаться было некому. В результате качество инструментов падало, покупатели исчезали, а талантливые мастера разорялись.

Монопольная власть цехов зачастую приводила к абсурдным ситуациям. К 1775 году в Гамбурге остался лишь один (!) член цеха изготовителей шерстяной ткани серж – Rasche. Одна фирма взялась было производить серж. Но не тут-то было. Такое право имел только член цеха Raschenmacher. Ткани импортировались, чему закон не препятствовал. Наконец умер ткач – «последний из могикан», и вместе с ним исчез его цех. Только тогда в Гамбурге вновь стали делать ткань серж.

Цеха контролировали в городах всю экономическую жизнь. Этот порядок стал мощным тормозом для развития капитализма. Поэтому прокламированная еще во время Французской революции экономическая свобода была в 1810 году введена в Пруссии. В нашем городе цеха были окончательно распущены в 1864 году. Однако их важное достижение – производство продукции высокого качества – гамбуржцы сохранили до сих пор.

До встречи в следующем номере, дорогие читатели!

Текст: Юрий Одессер


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!