Ворота в Англию

Традиции Гамбурга


Текст: Юрий Одессер

Фото: Интернет

С Лондоном у нас были особые отношения — Гамбург был связан с ним так тесно, как ни с каким другим городом. Многие ганзеаты досконально знали столицу Великобритании, но ни разу не бывали в Берлине. Англомания была модной «болезнью».

Вторая половина XVI века. Лучшие времена Ганзы позади. Центр тяжести мировой торговли перемещается на Запад. Балтийские порты, включая «столицу» Ганзы Любек, постепенно теряют свое значение. Гамбург ищет новые возможности, и История любезно предоставляет ему шанс.

 6

Вместо Ганзы — англичане

 Британская компания Merchant Adventurers, занимавшаяся вывозом сукна со своего острова, могла иметь в Европе только один центр для складирования и продажи тканей. Длительное времени такой центр – «Штапель» (Stapel) – был в  Антверпене. Когда в 1567 г. началась испано-нидерландская война, был заключен договор на 10 лет о переносе «Штапеля»  в Гамбург. В мае 1569 года в наш порт прибыла огромная флотилия. 28 купцов привезли английское сукно. Первый опыт оказался удачным, и такие караваны стали приходить регулярно. Качественная британская шерсть не имела на континенте конкурентов, и торговать ею было очень выгодно.

   Налоги от продажи шерсти приносили самые большие доходы английской казне. С открытием «Штапеля» экономика Гамбурга получила мощный импульс для роста. Выходцы из Великобритании и Голландии, а также местные купцы и ремесленники  развили в городе бурную деятельность. Помимо торговли, была налажена обработка тканей, их отбеливание и покраска  (отбеливать – bleichen, именно в те времена появились улицы Grosse и Hohe Bleichen, Bleichenfleet). После обработки ткани отправляли во Франкфурт-на-Майне, Лейпциг и дальше в Вену.

Однако гамбургские консерваторы не дремали – производители местной ткани и купцы, торговавшие ею, выступали против конкурентов-англичан. Они действовали через Бюргершафт (парламент) при поддержке ортодок­саль­ного лютеранского духовенства. «Понаехавшие» тоже были про­те­с­­тан­тами, но другого толка. Не оставлялись без внимания и душеспасительные письма-вопли из Любека, призывавшие не отступать от старых ганзейских ксенофобских традиций, запрещавших иностранцам селиться и торговать в ганзейских городах. В итоге, не побоявшись потери больших доходов, Совет отказался продлить с «неправильными» христианами-англиканцами договор о «Штапеле». Больше 30 лет шла борьба за его возвращение. Англичане перенесли этот центр в соседний Штаде, откуда сукно привозилось к нам  уже не как иностранное, английское, а как вполне ганзейское. Гамбург сдался и в 1611 году вернул «Штапель» обратно.

В Англии общество, занимавшееся торговлей с Гамбургом, называли Hamburg Company. Другой филиал компании – Muscovy Company (Московская компания)в 1555 году получил от Ивана Грозного монополию на торговлю с Россией через Архангельск.

 

Снобы и англоманы

Членами Merchant Adventurers были большей частью британские аристократы. Эти снобы вели  замкнутый образ жизни внутри своей фактории в Английском доме (примерно там, где сейчас находится знаменитая «средневековая» пивная Gröningen). C горожанами общались, в основном, по делам. Позже, кроме этой  компании, стали  торговать сукном и независимые английские купцы. Но участвовать в общественной жизни города англичане не торопились. Они оставались верны своему тесному кругу и  привычному укладу. С «аборигенами» были вежливы и проявляли интерес только к местной кухне – более обильной и жирной, чем на их родине.  О них говорили: 25 лет живут как чужие, ничему не научившись на новом месте.

Зато британскому образу жизни все больше подражали высшие слои немецкого общества. Иногда уважение к сынам «туманного Альбиона» переходило в преклонение перед всем английским (Anglomanie). Вот что писала в 1801 году газета «Hamburg und Altona»: «В Гамбурге все английское: одежда, манеры, язык, образ жизни. Даже английские пороки перенимаются с религиозным усердием. Иные, желая выглядеть по-английски элегантно, надевают заморские очки, спотыкаются и натыкаются на прохожих. Другие так перестроились на ангийский лад, что чувствуют себя скорее на лондонской Fleet-Street, чем на гамбургской Bleichen-Fleet. Они скучают по-английски и уходят по-английски. Читают английские газеты, едят из английской посуды ростбиф и пудинг, а запивают португальскими винами, привезенными из Лондона».

Английские следы на берегах Эльбы

Британское присутствие чувствовалось в разных сферах жизни ганзейского города.

 

   Финансы. Для торговли английским сукном братья Беренберг, прибывшие из Голландии вслед за «Штапелем», основали  в 1590 году первый в Германии частный банк – Berenberg Privatbank. Позже он стал соучредителем таких известных предприятий, как Hapag, Hamburger Vereinsbank и Norddeutscher Lloyd. Этот банк-долгожитель существует до сих пор и имеет штаб-квартиру на Альстере (Neuer Jungfernstieg 20).

   Медицина. Приехавший в середине XVIII века из Англии доктор Колин Росс стал популярным городским врачом. Он модернизировал важный раздел народной медицины Гамбурга — акушерское дело (его сын, Даниель Росс, совладелец фирмы Ross,Vidal & Company, первым наладил регулярные торговые связи с Ост-Индией и Китаем).

   

Городские парки. Влияние британцев весьма наглядно проявилось в развитии садово-парковой культуры нашего города. По Elbchaussee, вдоль берега Эльбы, и сейчас тянутся «английские» парки, заложенные мастерами из «туманного Альбиона». Наиболее известен Jenischpark в Klein Flottbek‘e, созданный в конце XVIII века в имении Каспара Фогта. Работы проводил англичанин Джеймс Бут, а позже – его сыновья. Помимо образцового ландшафтного парка, они создали садово-парковую школу, получившую мировую известность. Тогда же по заказу Соломона Гейне, дяди поэта, английскими специалистами был разбит парк, существующий и сейчас под названием Heinepark.

 Спорт. Многие британские виды спорта попали на континент через наш город. В середине 30-х годов XIX века англичане вместе с юношами из известных гамбургских семей основали «Hamburger Ruder Club». На Альстере стали проводить ежегодные регаты европейского значения. В 1869 году в Horn’e впервые на севере Германии состоялись скачки дерби. В 1898 году основан  первый клуб водного поло.

 

Суперинженер Линдли

 

В нашем городе английские инженеры внедряли  свои технические и строительные открытия больше, чем где бы то ни было на континенте. Причиной тому, однако, послужила не столько склонность гамбуржцев к инновациям, сколько пожар 1842 года. Тогда нужно было вновь застроить треть площади города. Уже через несколько дней после пожара Совет утвердил детальный план восстановления, представленный английским инженером Вильямом Линдли, который раньше руководил строительством ж/д линии Гамбург-Бергедорф. С использованием английского опыта у нас была построена лучшая на континенте канализационная система. Все городские нечистоты стали сбрасываться не в Альстер или прямо на улицы, как раньше, а в подземные каналы.

По планам Линдли  провели радикальную реконструкцию порта, без которой Гамбург не смог бы стать торговым центром мирового значения. Кроме того, этот инженер предложил проект осушения заболоченного Хаммербрука, после реализации которого местность стала годной для заселения.

Важное новшество, которое переняли ганзеаты  у Англии –  газовое освещение. Работы провела британская фирма при деятельном участии того же Линдли.

По его же проекту и при участии экспертов из Англии в Гамбурге на Steinstraße были построены первые на континенте общественная прачечная и баня. Любопытно, что необходимость личной чистоты Линдли обосновывал вовсе не требованиями гигиены, а чисто моральными факторами.

Однако полезная деятельность Линдли оценивалась в городе по-разному. Правительство способствовало его работе, а парламент ей всячески препятствовал. Пока город восстанавливался после пожара, нововведения Линдли проводить удавалось. Однако в 1857 году бюргершафт не продлил контракт с Линдли. Почему? Потому, что нельзя постоянно следовать за иностранцами. Нужно давать дорогу своим —  немецким — инженерам. А эта «чисто английская» любовь к машинам-механизмам приводит к безработице и кризисам…

Лидеры во многих технических областях,  специалисты Великобритании активно участвовали в восстановлении Гамбурга. Однако с объединением Германии, совпавшим с окончанием восстановления города, начался рост национализма, не обошедший и берега Эльбы. С 70-х годов XIX века участие англичан в жизни города  пошло на убыль.

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!