Гении и прагматики в Старом Гамбурге


Текст: Юрий Одессер

В прошлом номере мы говорили о значительных культурных достижениях ганзейского города  XVIIVIII веков. Однако жизнь деятелей искусства в нем  была совсем не простой.

Покровителями искусств в Гамбурге были преставители среднего класса, главным образом купцы.  Профессия во многом определяла их характеры, которым не в последнюю очередь были свойственны и гибкость мышления, и восприимчивость к новому. Они привозили из других стран последние достижения и внедряли их у себя. Это касалось не только торговли и производства, но и культурной сферы. Мы уже упоминали о Герхарде Шотте, который, находясь под большим впечатлением от оперного театра в Венеции, инициировал и сам частично субсидировал создание Оперы у нас.

Однако ценителями прогресса в городе были далеко не все. Известно пристрастие гамбуржцев к освященным временем традициям, что, впрочем, было характерно для всех средневековых сообществ. Кстати, одной из таких традиций было избрание в правительство, парламент, церковные органы наиболее пожилых людей. Такие люди, как известно, больше ценят устоявшееся, привычное. Ремесленники в своих цехах были блюстителями старых правил. А если вспомнить, что вся жизнь города находилось под жестким контролем главной блюстительницы святой старины – церкви, то легко понять, какой мощный консервативный элемент преобладал в гамбургском обществе.

Столкновение этих двух сил – новаторской и консервативной – в большой мере определяло жизнь города. Не в последнюю очередь это касалось и  культурной жизни. Ганзеаты обычно проводили свободное время в кругу семьи, за картами, им по вкусу был народный театр с его  бурлесками и комедийными персонажами типа арлекина. Приобщить такую публику к высокому искусству было совсем не просто. Новаторам  всегда приходится преодолевать инерцию публики.

Проследим судьбу театров и людей искусства, со многими из которых мы познакомились в предыдущей статье.

Оперный театр

Основанный в Гамбурге энтузиастами на свои деньги, он пришел в упадок после нескольких десятилетий процветания. Для привлечения зрителей приходилось упрощать репертуар, приспосабливая его к менее притязательным вкусам. Не имея возможности оплачивать профессионалов, на сцену стали выпускать певцов-любителей, в основном,  из семей ремесленников. Церковь, всегда считавшая оперу бесовской затеей, усилила свои нападки – и это привело к ее окончательной деградации. Известный гамбургский музыкальный деятель Иоганн Маттесон (Johann Mattheson) с горечью писал, что опера скорее подходит для княжеских и королевских дворов, чем для торгового города. В 1738 году Оперу пришлось закрыть.

Национальный театр

 12 деловых людей собрались в 1766 году в Гамбуге, дабы основать новое коммерческое предприятие. Идея казалась прекрасной: создать первый в Германии немецкий национальный театр. Устроители наблюдали во Франции и Англии успешные постановки на  сцене новых произведений авторов-просветителей. Им казалось, что и общество ганзейского города тоже готово к новой жизни. Предполагалось показать на сцене немецкие темы, «немецкий характер», и все это на немецком, а не на французском, как раньше,  языке – тогда зал будет, конечно, полон (и будет прибыль).

 

Пригласили лучших актеров и драматургов, в первую очередь, главного деятеля немецкого Просвещения Готхольда Эфраима Лессинга.  Здесь он создал ряд пьес и выпустил труд «Гамбургская драматургия». Однако превратить  делового купца в тонкого ценителя театрального искусства за несколько месяцев было невозможно. Через полгода после открытия театра давали премьеру пьесы Лессинга «Минна фон Барнхельм» (ставшей самой известной комедией немецкого Просвещения). Так вот, сразу после спектакля на сцену для привлечения публики выпустили… воздушного акробата.

 

На фоне сложной финансовой ситуации шла яростная борьба между Лессингом и религиозными ортодоксами. За неимением аргументов по существу, драматурга обвиняли в отходе от христианства. Почти лишенному поддержки Лессингу пришлось вскоре покинуть город. Немецкий национальный театр в Гамбурге просуществовал меньше двух лет.

Музыканты

Большинство исполнителей было вынуждено постоянно искать возможности заработать на хлеб. Основные доходы им приносили уроки музыки, выступления на свадьбах и других торжествах. Более благополучной  была жизнь органистов и канторов при церквях, а также при дворах высшей аристократии. Самой  престижной и хорошо оплачиваемой была государственная должность музыкального директора, и поэтому на нее претендовали многие музыканты.

Однако едва ли это было «теплым местечком». Музыкантов здесь загружали так, что на свободное творчество не оставалось времени. Характерный пример  — история   «гамбургского Баха». Карл Филипп Эмануэль Бах был, однако, еще и «берлинским Бахом», так как до приезда в наш город он много лет проработал при дворе прусского короля в Берлине. Именно там создано большинство произведений, сделавших его знаменитым.

А здесь он был загружен рутинной работой – подготовкой музыкального сопровождения всех праздников в пяти главных церквях, музыкальной части торжеств в ратуше и других учреждениях. Бах приспособился и стал использовать произведения своего отца и других композиторов, несколько перерабатывая их. Со временем ему удалось отказаться  от музыкальных уроков в гимназии.

Предшественник К.Э. Баха на должности директора, известный композитор Георг Филипп Телеман тоже использовал чужие произведения. Некоторые обязанности он просто игнорировал – высокое положение позволяло ему это делать.

Отец Карла Эмануэля – Иоганн Себастьян Бах – тоже в 1720 году претендовал на место органиста в Гамбурге и играл свои импровизации на знаменитом органе в церкви Св. Катерины. Но для вступления в должность нужно было внести 4 тысячи марок, которых у многодетного композитора не было.

Так считалось долгое время, пока 10 лет назад не обнаружились документы, показывающие, что дело было не в деньгах. Просто музыкант вовремя понял, что на этом месте с творчеством придется покончить – он знал, что не сможет хитрить и приспосабливаться. В результате Бах снял свою кандидатуру. Так или иначе, ганзеаты не предоставили Мастеру благоприятных условий для творчества. И кто знает, не откажись Бах-отец от той должности,  мир вспоминал бы о нем, возможно, не больше, чем о его сыне.

Похожая история произошла более чем через 100 лет с  Иоганнесом Брамсом. Уроженец нашего города, он был его горячим патриотом  и очень хотел найти здесь постоянное место. Две неудачные попытки стать руководителем филармонических концертов оставили у него горькую память на всю жизнь. Если бы он работал в Гамбурге, говорил он через много лет, то стал бы добропорядочным горожанином, имел бы, как все, жену, детей. «А так  я —  бродяга». Однако в этом случае мир мог бы потерять выдающегося композитора.

Фляйшеры

Мы уже говорили о международном признании музыкальных инструментов, изготовленных династией гамбургских мастеров Фляйшеров. После многолетних экспериментов они создали удачную модель клавесина (предшественника фортепиано). Инструменты, при начальной цене 60 талеров, уходили за тысячу. Это вызвало зависть столяров. В 1707 году они устроили погром в мастерской, украли инструменты. Жалобы в Совет не помогли.

Условием примирения мебельщики поставили свое участие в деле – изготовление корпусов инструментов. В 1716 году Карл Конрад Фляйшер устроил новую мастерскую в районе нынешней  Gerhofstraße, но ему удалось проработать всего 6 лет. Несколько его клавесинов стоят в разных музеях мира.

Отметим,  первое фортепиано во Флоренции изготовлено в 1715 году под покровительством могущественного Фердинандо III Медичи. Вполне вероятно, что если бы Фляйшерам хотя бы дали спокойно работать в родном городе, то создателями фортепиано могли бы стать они.

      И такие случаи не единичны, а скорее типичны. В практичном Гамбурге тяжело жилось людям незаурядным. Во всех сферах жизни города доминировал утилитарный подход. Для дела требовались прежде всего опыт и интуиция, а все эти «умники» и «гении» оказывались не ко двору. Поэтому и университет у нас основан лишь в начале ХХ века. Даже и теперь бытует представление, что городу нужны не выпускники университетов, а специалисты среднего уровня, хорошо знающие свое дело. Такой позиции противостояли мыслящие люди, настоящие патриоты города. О них мы поговорим в следующем номере.

 

 

 

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!